Via

025tПолучаю безграничное удовольствие от чтения и промлушивания тяжелой музыки,увлекаюсь пением,осваиваю игру на гитаре,учусь на факультете туризма,в свободное время посвящаю себя литературе.


Повесть "Ты-мой крест"

отрывок

Глава 6 (из 25) Громкий звон будильника рассёк сладкую дремоту и негу. Мои глаза были закрыты, но пальцы уже нервно скользили по звенящему будильнику. Через три секунды раздражающий звон утих; лишь чуть слышное эхо блуждало в стенах моей комнаты. Сонно щурясь от тусклого света, что пробивался скозь плотную бордовую ткань, я открыла глаза. В доме было тихо. Неторопливо скидывая тёплое одеяло, я встала с мягкой постели. Мой взгляд был прикован к окну. Сквозь приоткрытую тонкую тюль я видела, как нежный розовый свет пробирается свозь тонкие ветки фруктовых деревьев к холодному стеклу моего окна. Поскрипывая по паркету босыми ногами, легкой поступью,я раздвинула тяжелые бордовые шторы и медленно распахнула окно. В то же мгновение поток свежей прохлады заполнил каждый уголок душной комнаты. Я вышла на балкон, чтоб вдохнуть в себя насыщенный весенний аромат, которым был окутан весь сад. Множество цветов и распускающиеся влажные почки источали сладкий дурман. Блики расцветающего в небе светила постепенно ослепляли мои глаза. Мысль о том, что пора собираться в университет, в чужое, незнакомое место, будоражила моё сознание. Живая бодрость бурлила в моём юном организме, но отсутствие всякого энтузиазма и интереса к новшествам тормозили мой жизненный двигатель. Внезапно раздался робкий стук в дверь. Я знала- это Маргарет. - Входи, я не сплю. Дверь аккуратно приоткрылась, и воодушевлённый голос Маргарет окончательно пробудил меня. - Анна, детка, пора собираться. Оденься и спускайся, мы ждём тебя к завтраку... И, кстати, можешь пока ничего не брать с собой, сегодня только оформимся. Ну, всё дорогая. Не буду тебе мешать. Она неловко улыбнулась и захлопнула дверь. Лишь когда прекратились её шаги, я осознала, что вот оно,- это неизбежное столкновение с реальностью, со всеми её " так надо ","ты должна "," это необходимо". С совершенным, присущим мне безразличием, я подошла к большому шкафу. Это был настоящий антиквариат, такой дорогой и красивый, что вся моя одежда, которая там аккуратно была сложена (не мной), казалась дешевым хламом. По сути, рабыней моды я никогда не была, дорогие бренды, новый дизайн, идеальный покрой - всё это интересовало только маму. Вот и собралась куча дорогого ширпотреба. Не перебирая, без лишних движений, я взяла, первое, что в руки попало. Светло- коричневая юбка до колен и тонкая шифоновая блузка цвета слоновой кости- они нуждались в тщательной глажке, но ни времени, ни желания не было. Я слегка прогладила воротник и рукава. Одевшись, я принялась за причёску, вернее, жалкое её подобие: расчесав волосы , собрала их в небрежный конский хвост. Затем, закончив все дела в ванной, брызнула любимый мамин парфюм на запястья ,шею , и с натянутой улыбкой поплелась вниз. Кристоф и Маргарет( непривычно так её называть) продолжали утреннюю трапезу, неумело пытаясь скрыть очевидную напряженность. -Дорогая, мы закончили, а ты поешь. Я подправлю макияж , а Крис подготовит необходимые документы и заведёт машину. Через 10 минут выедем. Приятного аппетита! Я кивнула, пробормотав невнятное "спасибо". Я была приятно удивлена оформлением стола: на белоснежной скатерти с красивым цветочным принтом расположились серебряные столовые приборы, дорогой чайный сервиз, хрустальная ваза с фруктами, благоухающие цветы. Завтрак уже остыл, но глаз радовал. Всё было чудесно, но аппетита у меня не было, а заставлять себя никакого смысла не было. Я сделала пару глотков апельсинового сока и вышла во двор. Утро было тёплым, солнечным... апрельским. Кристоф уже ждал нас. Он вежливо пригласил меня сесть в машину. Мы общались с ним только жестами, так как говорил он только по-венгерски и по-немецки; я же лишь на русском и (на примитивном уровне ) на английском. Крис всегда очень обходитенлен, внимателен. Он почти всегда на телефоне, весь в делах, порой деловой и серьёзный, но чаще жизнерадостный и улыбчивый. Крис - настоящий венгерский джентельмен, но при этом не ханжа и не зануда, а очень интересный и харизматичный мужчина. Маргарите очень повезло с мужем, а Крису с женой. Вскоре и Маргарет вышла во двор. Она копалась в своей модной сумочке, сосредоточенно пытаясь что-то найти, но даже сейчас улыбка не сходила с её лица.Она просто невероятный человек, непохожая на кого-либо другого из нашей семьи. У них с папой одинаковые черты лица, но эта непосредственная миловидность и всегда искрящиеся счастьем глаза, придавали ей особое очарование. Особенно ярко это выражалось , когда она смотрела на Кристофа, своего любимого мужа... Это было так взаимно и искренне, что на мгновение я желала испытать нечто подобное...Но, в ту же злосчастную секунду воспоминания о том страшном дне врезались в меня грязными осколками, и теперь, это сладостное восхищение сменилось глубочайшим отвращением, которое должно быть чуждым подростку девятнадцати лет. В такие моменты все незатянутые шрамы и открытые раны становились слишком откровенными, и боль подступала к горлу, и вся эта гниль внутри засасывала сильнее. Я уже давно завязла в этом смердящем болоте... И, к сожалению, никто из них не был способен избавить меня от этого кошмара, ни за одну из их протянутых ко мне рук я не могла ухватиться. И это не прекращалось, становилось всё более невыносимым. - Анна, дорогая... ты в порядке? Я растерянно посмотрела на Маргарет... - Дорогая, мы приехали. Окунувшись в очередной мыслительный процесс, я совершенно забылась, не поняв, как мы доехали... Кристоф открыл дверь,; пройдя несколько метров , мы оказались у высокой каменной арки, с надписями на венгерском. Маргарет взяла меня за руку и быстрым шагом мы пошли по широкой дорожке. Посепенно, сквозь густую зелень появились очертания возвышающегося громадного , старинного здания. Это был университет. Пройдя минуты три, мы остановились у лестниц, ведущих к внушительной, судя по всему, входной двери. - Маргарет, можно мне здесь остаться... осмотрюсь. - Да, безусловно, только не отходи далеко, мы утрясём всё с документами и вернёмся, не скучай... Я послушно кивнула и принялась разглядывать всё и всех. Кругом возвышались многолетние деревья,сплетались узкие тропинки, поросшие низкой травой, всюду распологались красивые, аккуратные скамейки... Всё это напоминало старинный парк. Всюду были студенты, одетые в строгую одежду;кто с книгами, кто с мальбертами, а кто с музыкальными инструментами, некоторых ходили по одиночке, а некоторые гсгруппировались. Все они казались такими идеальными. Со всех сторон доносилась незнакомая речь: многие говорили на венгерском, многие на немецком, некоторые на английском. Я растерянно осматривалась и единственная мысль вертелась у меня в голове :"Это другой уровень,они совершенно иные... я здесь лишняя". Беспорядочный рой пессимистичных мыслей размыл волнующий звук... Это доносилось глубокое звучание скрипки. Я не разбираюсь, но это была бесподобная игра, мелодия завораживала. Я застыла в экстатическом блаженстве. Мне безумно захотелось увидеть этого скрипача...Но я была не в состоянии обернуться, я не могла пошевелиться, всё тело словно оцепенело; фриссон пульсировал под кожей, по всему телу. Мелодия стихла , и сразу, как только меня отпустило, я поспешно огляделась. На широкой скамье , в метрах шести от меня, сидела девушка. Непонятное, странное,новое чувство охватило меня... Это нечто невыразимое... Она сидела со слегка опущенной головой, идеальной осанкой, перелистывая толстую тетрадь, судя по всему, это были ноты. Она была тонкая, одетая в чёрное винтажное платье с белым кружевным воротником. У неё была ассиметричная косая стрижка, волосы почти не касались плеч, они были покрашены в необычный пепельный цвет, с тонкими чёрными прядками. Волосы спадали на бледный овал  лица, длинными белыми пальцами она убирала их за уши. Она часто моргала, распахивая короткие, но пушистые чёрные ресницы...Лёгким прикосновением языка она облизнула нижнюю губу, они пухлые, крашеные помадой цвета спелой вишни, они казались такими чувственными. Скользнув глазами выше, я соприкоснулась с её взглядом... Это было, словно 220 чистым током...Её глаза, большие, зелёные ,и сейчас, в эту секунду, они смотрят прямо на меня. Этот глубокий, выразительный, пронзающий взгляд проникал в самую сущность, обнажая душу,касаясь самого живого... Не решаясь оторвать глаз, мы продолжали смотреть друг на друга. Это было невероятное ощущение. Тёплая волна окатила колени, запястья, ключицы, кончики пальцев. Сводило ноги, руки...Приятная дрожь расползлась по телу; чувство невесомости пробирало меня... Вдруг, резкое смятение от прикосновения чьей-то руки вырвало меня из этого эмоциональной услады, судорожной эйфории.. Это была Маргарет. - Анна, детка...

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,50 из 5)

Загрузка...