Венера Жаналина

Венера ЖаналинаВенера Жаналина (Казахстан)

Пишу прозу и сказки для детей. Окончила Казахскую Государственную Академию Управления и Warwick Business School (MSc in Finance). Работаю финансовым директором в BeSmart.kz (сервис коллективных покупок). Участница Литературного Фестиваля молодых писателей Казахстана (2012). В детстве получила одобрительный отзыв журнала «Юный натуралист» за рассказы о животных. В 2001 г. выиграла конкурс на обучение писательскому мастерству в Общественном Фонде «Мусагет». Посетила семинары Николаса Блинкоу, Бренды Фланаган, Тома Боулера (искусство писать для тинейджеров), Эсмеральды Сантьяго, Олега Павлова, А.Давыдова (литературная критика). Любимые писатели – Павич, Булгаков и Сартр. _____________________________________________________

 

Почему такса считает себя ротвейлером

 (Сказки о собаках)

отрывок

Колли Колетт и ее бабушка

Колетт выбежала из покоев матери, спустилась в сад и залезла под куст чертополоха. Здесь, в окружении благоухающих весенних цветов, она решила подумать, о том, что же ей дальше делать.

Рядом с кустом зашуршали листья, из цветочной клумбы вылез серый короткошерстный кот. Он служил в королевской свите. Кот стал принимать солнечные ванны - с удовольствием подставлял весенним лучам то бока, то спинку, то хвост. Вскоре придворный кот заметил тихо сидящую под кустом Колетт.

- Юная леди, почему Вы грустите? Наконец пришла весна, солнце светит, птицы поют. Хорррошо как.

- Простите, Мистер Кот, мне совсем не радостно.

- Ну, так поделитесь со мной грустными мыслями, может Вам станет легче, леди Колетт.

 - Никакая я не леди, Мистер Кот, а самая обыкновенная пастушка.

- Почему Вы так решили?

- Я сегодня узнала, что мать моя выкормыш, а бабушка никакого отношения не имеет к испанским аристократам и здесь рядом с замком пасет овец.

- Ну, юная леди, я бы на Вашем месте перестал бы печалиться, а наоборот больше гордился своими предками. Ведь Вы принадлежите к славному роду. Ваши предки верой и правдой служат людям столетия. Пасут овец, сторожат дома, это на самом деле достойно всяческих похвал и уважения.

- Вы правда так считаете, Мистер Кот?

- Конечно. Если бы у меня была шляпа, я бы сейчас снял ее перед Вами, леди Колетт, в знак уважения перед Вашими предками.

- Почему же тогда моя мама скрывала от меня мое происхождение. Почему она стыдится предков-пастухов?

- Ваша мама выросла в испорченной атмосфере королевского двора, ее воспитывали гувернантки-иностранки, которые не имеют малейшего представления о Шотландии. Ваша бабушка очень достойная и уважаемая собака, думаю, она была бы рада увидеть Вас и Вашу маму.

-Ох, мистер Кот, благодарю Вас. Вы – просто чудо! – Колетт лизнула кота в нос и понеслась прочь от замка.

- Мрррр, Колетт, удачи, - мурлыкнул кот ей вслед.

Почему такса считает себя ротвейлером

В один из ясных осенних дней непоседливый пес заигрался в лесу с мотыльками и заблудился. Псу пришлось остаться ночевать в лесу. Он свернулся калачиком под камнем, рядом с которым находилась небольшая нора.

Бесстрашный пес спал. Вдруг сон его прервал странный звук – как будто кто-то стукал камешки друг о друга. Пес встал и прислушался. Звук шел из норы. Пес подошел к норе, но пролезть не смог – она была слишком тесная. Только собачья голова туда протиснулась. В темноте норы засверкали искры - кто-то там высекал огонь.

Глупый пес не знал, что это лиса и барсук собрались в полнолуние варить волшебный эликсир. Вот они развели огонь и поставили на него медный котелок с водой. Когда вода закипела, лиса высыпала туда какой-то порошок, напевая:

- Повсюду -  в лесах, в долинах, в прудах, и даже в небе, собирали мы для эликсира:

росу – для основы,

рог коровы – для зарождения,

голову лягушки – для волшебной силы,

крыло бабочки – для превращения,

шкурку мыши – для зла и разрушения,

коготь орла – для сильного действия,

жало пчелы – для долгого мучения.

Ярриди, роудмо и рхаххуо, пусть все это кипит в полнолуние!

Коварная лиса брызнула эликсир на высунутый язык пса. Сладкий терпкий вкус разжег собачьи внутренности, пес с визгом вытащил голову из норы и бросился прочь.

Он бежал и чувствовал, как сжимается и опускается все ниже и ниже к земле. И вот, наконец, он уменьшился до размера двухмесячного щенка. Где-то вдали насмешливо залаяла лиса, захрюкал барсук - они вышли из норы посмотреть, как работает их эликсир.

Несчастный кинулся вслед за обидчиками, но куда ему было угнаться за ними с таким ростом. Пес сел на поджатый хвост и горько заплакал.

Небесная Собака Сириус увидела сверху плачущего пса и сказала:

- Сынок, я не могу возвратить тебе прежний вид, но помогу отомстить за твои слезы. Я дам тебе оружие твоих врагов - ум и хитрость, их тело и лапы, чтобы ты мог пролезать в узкие норы.

Луч звезды осветил произошедшие перемены: мордочка пса вытянулась, тело стало длинным, а лапы  - короткими и кривыми. Теперь никто не смог бы распознать в этом уродце пастушьего пса.

О происхождении борзой тазы

Было это, когда мир населяли пери[1] и другие волшебные создания. Ходил пешком по земле один юноша. Звали его Мындай. Никого у него не было, кроме старухи-матери.

Мать и сын кормились мясом диких зверей и птиц, одевались в шкуры, так и жили. Пошел Мындай как-то на охоту к вечноспящему озеру Маркаколь добыть еды. Озеро были настолько холодным, что мало кто решался искупаться в нем. Только красные утки плавали по водной глади в окружении невысоких гор. А утки, как известно, непростые существа, потому что живут во всех трех мирах – летают в Верхнем, ходят в Среднем и ныряют в Нижний.

Спрятался юноша за лиственницей у берега, и стал ждать, когда утки подплывут ближе. Долго пришлось ждать. Устал Мындай, затекли руки и ноги. Наконец, одна из уток подплыла к берегу. Выстрелил охотник из лука, но промахнулся, и ранил утку в крыло. Полилась алая кровь в воды озера, проснулось оно, забурлило и стало черным. Закричала утка человеческим голосом: «Не убивай меня, жигит[2]! Я тебя щедро одарю, если сохранишь мне жизнь!» Удивился Мындай, не стал добивать утку и забрал ее домой.

С уткой пришло счастье в их дом. Каждый раз приносил Мындай с охоты богатую добычу. Звериные шкуры перестали помещаться в юрте. Юноша менял шкуры на лошадей и овец. Появились у него табуны и отары, пастухи. Мать Мындая оделась в шелка и бархаты.

Однажды ночью юношу мучила бессонница, и он вышел из юрты подышать степным воздухом. Вдруг жигиту показалось, что ночное светило раздвоилось: такой яркий свет полился из дыры в перевернутом казане. Приподнял парень казан и увидел прекрасную молодую девушку с распущенными волосами, сидящую на земле. Девушка держала в руке золотой гребень, а рядом лежали утиные перья.

Дрогнуло сердце жигита, никогда не видел он такой красавицы. Полюбила его и девушка-утка, которая на самом деле была пери. Взял юноша ее в жены, поставил новую юрту рядом с материнской.

В человеческом мире пери стали звать Магрипой. Днем ходила она в птичьем обличье, и только вечером превращалась в девушку. Мындай все время проводил в своей юрте. Стали люди дразнить его, называли «утиным мужем». Надоело это юноше, спросил он у своей жены, когда же она полностью примет человеческий облик.

- Потерпи, муж мой, не прошло еще сорока дней с нашей свадьбы, рано мне появляться на людях - попросила прекрасная пери.

Мындай согласился подождать еще.

Как-то приехали к жигиту дальние родственники погостить. Удивились они: там, где год назад была старая маленькая юрта, стояла большая белая двенадцатиканатная. Там где скота отродясь не было, ходили многочисленные овцы и лошади. Еще больше удивились они, когда в юрте жигита на почетном месте увидели утку. Стали они подшучивать над парнем, а тот стал мрачнее тучи.

Вечером вывел он жену, принявшую человеческий облик, к гостям. Все восхищались ею, настолько она была красива и обходительна. Пока девушка ухаживала за гостями, жигит пошел на женскую половину, нашел там утиное оперенье и вышел к гостям. Бросил он перья в очаг, затрещали они в огне, пери, наливавшая чай, переменилась в лице.

- Ах, что ты сделал, любимый! Зачем сжег мое оперенье? Теперь не смогу я появляться в Среднем мире. Прощай навсегда! -  в слезах бросилась Магрипа из юрты, обратилась в утку и улетела.

С тех пор несчастье за несчастьем преследовало жигита. Волки перерезали всех его овец, барымтачи[3] увели табуны. Потом умерла мать, и жигит совсем упал духом - остался он один на белом свете.

Увидела это все Магрипа из Верхнего мира, жаль ей стало земного мужа. Обратилась она к Создателю с просьбой помочь Мындаю. Сжалился Создатель.

Пришла пери к Мындаю во сне и сказала: «Эх, муж мой, зря ты оперенье утиное сжег. Жили бы сейчас с тобой вместе. А так ни тебе, ни мне нет счастья. Вижу я, как тебе тяжело, от этого мне еще горше становится. Завтра ранним утром сходи к озеру Маркаколь. В корнях высохшего дерева увидишь нору, в ней красные утки свили гнездо. Возьми в этом гнезде самое большое яйцо, принеси домой и разбей скорлупу. Появится волшебное существо, храни его как зеницу ока. Пусть оно всегда будет с тобой, в юрте отведи ему самое почетное место, корми его лучше себя, называй его  - «тазы[4]»,  так как это существо – подарок Создателя».

На следующий день жигит пошел на место, где он встретил красных уток. Нашел нору у подножия старого дерева и забрал самое большое яйцо. В юрте Мындай разбил скорлупу, и о чудо, из яйца на кошму выбрался пятнистый щенок…

Щенок быстро вырос в красивую и сильную борзую. Был он быстрее сокола, сильнее ирбиса[5]. Много лисиц и волков добыл пес для своего хозяина. Вернулся достаток к жигиту, огромны стали его отары и тучны табуны, стал он самым богатым и уважаемым баем в округе. Многие знатные люди хотели отдать дочерей ему в жены. Но Мындай остался верен своей возлюбленной. Все свое время он проводил на охоте с борзой и держался в стороне от шумных тоев[6] и молодежных игрищ.

 Мындай чувствовал себя счастливым, когда мчался на гнедом коне за борзой, преследующей лисицу или волка. Жигиту казалось, что земля и небо борются, стараясь отвоевать как можно больше места друг у друга, и изменить устоявшееся положение вещей. Земля дрожала, небо то наступало, то сдавалось. На самом деле это не небо с землей боролись, а так быстро скакал мощный конь. Но все равно он не мог обогнать тазы.

Сначала борзая искала звериный след, рысью шла по нему, затем увидев добычу, гнала ее во весь опор, пока не настигала. Бесстрашно бросалась тазы в бой, в одиночку могла справиться с матерым волком. Не было равных собаке Мындая, быстрее была только слава о ней, летящая по всей степи. Говорили, что если бы тазы встретилась с тигром, то победила бы и его. Предлагали за собаку несметные богатства, но хозяин отказывался продать ее.



[1] Фантастические существа в виде прекрасных девушек.
[2] Жигит – юноша, парень.
[3] Барымта –каз. «самовольный захват, угон скота».
[4] Тазы –  каз. «чистый», также казахская борзая.
[5] Ирбис – снежный барс.

[6] Той – каз. «праздник».