Бакытжан Умбеталиев

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка... 1В 1998 году  я окончил фармацевтический факультет  медицинской академии, работать приходилось везде иногда не по специальности. С 2000 года пробовал писать маленькие рассказы в объеме 1500-2000 слов, а в 2004 году, будучи увлеченным историей,  написал  историческую повесть "Противостояние" .  В 2007 году поступил в Аспирантуру в 2011 окончил ее. На данный момент по состоянию здоровья не работаю, изучаю технику писательского мастерства и технику написания сценариев к фильмам. Планирую закончить начатый мною фэнтэзийно-исторический роман "Космогония" думаю, что когда он будет готов, он заинтересует читателей всего мира. ___________________________________________________________________________________________________ Город Сарай город, построенный пленными мастерами и рабами, издалека привлекал внимание  своими золочеными крышами, поблескивавшими от солнца. Дворец самого Бату хана состоял из красивых отделанных золотом павильонов. За несколько лет город так сильно вырос благодаря пленным рабам. Под ударами бича они строили здесь большие рынки, огромные склады и роскошные жилые дома. Да, монголо-тюркский Сарай должен был затмить по своему величию все города своего времени. Не зря Бату хан избрал это место для своей новой столицы, в нижнем течении Едиля (Волга), на его восточном берегу. Географически столица Золотой Орды располагалась на знаменитом  Шелкового пути, по которому следовали караваны мусульманских и китайских купцов. Здесь же встречалось кочевое и оседлое население для обмена товарами. Сартак, въехав в Сарай, проезжал мимо торговой площади в сопровождении охраны Кэшиктэнэ, состоящей из воинов ойратов, найманов и джалаиров. Старший сын Бату хана ехал под пышным ханским бунчуком, рядом с которым несли стяг из красного полотнища с изображением на нём родовой тамги в форме гребня2 . Сартак величественно и гордо восседал на великолепном вороном жеребце с серебряными уздечками, облачённый  в шелковую рубашку, поверх которой был, накинут белый плащ. Охрана, спешившись с коней и угрожая копьями наперевес, отталкивая людей в сторону, открывали Сартаку путь. Проходившие мимо люди быстро узнавали в нем престолонаследника. Сартак недавно принял христианскую православную веру, его отец Бату хан не воспрепятствовал, Бату хану было все равно, кто какую веру примет, главное, чтобы его сын Сартак не забывал, что он монгол. Сартак в будущем мечтал стать хорошим и справедливым Саин-ханом3 для своего народа, а Бату хан хотел, чтобы его сын учился управлять государством. Ради этого Бату позволял Сартаку решать за него некоторые государственные дела. Вдруг внимание Сартака привлекла какая-то кучка людей. Там что-то происходило и все с торговой площади стекались туда, чтобы посмотреть на зрелище. Сартак тоже решил посмотреть и, подъехав туда,  увидел троих связанных людей и воина-палача, обнажившего свой меч. Это был кипчакский нукер из личной охраны Берке хана. - Кто эти люди? – спросил Сартак у палача. - Это христиане, они оскорбили муллу и имама мечети и подняли бунт против правоверных мусульман, за это Берке хан приказал их казнить. -Берке хан… - задумавшись, произнёс Сартак. От этого имени у него вдруг передернуло в душе. Берке хан был приверженцем ислама, а недавно он принял благословение самого Багдадского халифа. Это был хитрый и жестокий человек, многие друзья и родственники Сартака пострадали от этого человека и даже он, сам наследник престола, иногда страдал от вероломства Берке. Обвинить и доказать его вину пред Бату ханом было очень сложно, слишком изворотлив был Берке. «Рыбу в воде за хвост не поймать», - подумал тогда Сартак, да и сам он в ту пору был ещё  молод и доверчив. Но время, проведенное при дворце, не прошло для него бесследно, постепенно он тоже, как и все чингизиды, вынашивал в себе способности хитроумного и коварного человека. Сартак ненавидел своего дядю. И сейчас пришло время дать ему пощечину и оказать ему противодействие. Сартак знал, как это нужно сделать. Он посмотрел на лица осужденных. Это были двое русских и один кипчак. Судя по одежде русских, было ясно, что это христианские миссионеры. Сартак спросил: - Это, правда, что вы подняли бунт против мусульман? Разве вы не знаете, что хан Берке – брат самого Бату хана, является мусульманином? - Нет, это не так, великий хан, - ответил связанный кипчак - выслушай меня. - Я слушаю тебя, - сказал Сартак. - Эти двое попросились жить у меня в доме, я дал им жилье на некоторое время, а они за это помогали мне по хозяйству. Время от времени они совершали  религиозные обряды, а мне дела нет до религии, какая бы она ни была, христианская или мусульманская. А тут пришел ко мне  домой мулла, я его принял как гостя, а он, увидев этих двоих, начал кричать на меня, почему я приютил этих неверных и меня назвал таким же грешником и неверным, как и они, и он приказал мне выгнать их из дому. Но я ответил ему, что это мой дом, я сам знаю, как в нем распоряжаться. А если вам не нравится, говорю я ему, то можете уйти. Так он еще больше разозлился и ушел обидевшись. Вот и вся наша вина, больше мы ничего плохого не сделали. - Позволь мне сказать слово, великий хан, - вдруг произнёс один из русских. - Говори, - приказал Сартак. - О, великий хан, если казнить, так лучше казни нас, а не его, - и он посмотрел на связанного кипчака. – Потому что он ни в чем не виноват. Закон степи гласит быть гостеприимным со всеми людьми, с богатыми или бедными, со своим или чужим. Назар принял нас гостеприимно, приютил нас у себя и делился с нами последним куском хлеба. А мы виноваты лишь в том, что исполняем волю Божью и проповедуем его слово. Бунта мы не поднимали и никого не оскорбляли, но готовы с честью умереть за слово Господне. Сартак оглянулся по сторонам: - Где мулла и имам мечети? – спросил он, но их не было. Тогда он посмотрел на воина-палача и на остальных воинов, которые стояли рядом с ним.- Разве Берке хан не знает, что в таких случаях нужно казнить с обеих сторон, как христиан, так и мусульман, чтобы не было обидно ни тем, и ни другим. Так было бы справедливее, и это нужно сделать ради спокойствия в Орде. Воин-палач молчал, не понимая, чего хочет Сартак. - Именем Бату хана повелеваю, отпустить этих троих и пусть они живут, - приказал Сартак палачу. - Но Берке хан приказал казнить их, я не могу не выполнить его повеление.- возразил палач. Сартак молча взглянул на сотника из личной охраны, и тот, положив правую руку на рукоять сабли, грозно прорычал палачу: - Ты что, не видишь, кто перед тобой стоит, или ты хочешь головы своей лишиться? Воины Сартака уже держали копья наготове и по его приказу могли мгновенно заколоть палача и остальных воинов. Палач в страхе упал на колени. -Освободи их и уходи, - приказал Сартак  ровным  и спокойным голосом. И тот их освободил. Освобожденные радовались и низко кланялись со словами благодарности. Сартак смотрел вслед удаляющемуся палачу и другим воинам Берке хана. «Сейчас они пойдут и расскажут о случившемся Берке, который будет зол на меня, но он, ни в чем не сможет обвинить меня перед отцом, потому что я поступил верно, и справедливо. Да, верно и справедливо» – думал Сартак, пока не почувствовал сбоку чей-то взгляд. Оглянувшись, он увидел троих орусутов, один из них выглядел старше остальных. Они были в сопровождении одного ордынского сотника. Все трое поклонились Сартаку. Сартак поинтересовался у сотника, показав на старшего из  орусутов: - Кто этот человек?- - Это орусутский князь Михаил из Чернигова, - ответил сотник. - Тот самый Михаил, который ездил к Мадьярскому королю Беле и у которого сын женился на его дочери? Сартак знал об этом, потому что по поручению своего отца  делами русских княжеств занимался он. Помолчав с минуту, Сартак спросил у Михаила: - Чего ты хочешь от меня? - Наследный принц, сын великого Бату хана, мне от тебя ничего не надо. Я лишь хочу поблагодарить тебя за милость, которую ты оказал этим троим и спас их от казни. Молю Господа Бога, чтобы он продлил на многие лета жизнь твою, - ответил Михаил. Сартак усмехнулся. - Уж не думаешь ли ты, что я из жалости оказал такую милость? Если ты так думаешь, то ты ошибаешься. Я  сделал это ради справедливости и ради спокойствия в Орде. А ты, говорят, ездил к королю Мадьяр Беле? Михаил побледнел от такого вопроса: - Да уж, пришлось поехать, потому что сын мой женился на его дочери- - Но Ахмет утверждает совсем другое  это, правда?- спросил Сартак. Михаил молчал, не зная, что и ответить.