Улугбек Хамдам

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 4,00 из 5)
Загрузка...

Автор является членом Союза писателей Узбекистана. С 2003 года. Сейчас работает гл.редактором литературного журнала «Звезды Востока», кандидат филологических наук.

В 2004 году был награжден Государственной премией Узбекистана  Медалью «Шухрат» («Слава») за роман «Равновесие».

Переводился с узбекского на русский и английский языки.

Переводил с турецкого и русского на узбекский язык.

_______________________________________________________________________________________________________

Одиночество

 (роман)

Перевод: Замира  Касымова,

Ольга  Григорьева

(ОТРЫВКИ)

 

                                                          Я на куски разорван – где  же ты?

   И в сердце моем пропасть – где  же ты?

                                                        И я в нее срываюсь – где  же ты?

                                                        Я одинок, подавлен – где  же ты?

                                                          Я на куски разорван – где  же ты?..

                                                                                                             

I ЧАСТЬ

В тот день я направился к другу, чтобы немного поболтать с ним.  Как только пришел, нажал на кнопку звонка – ни  звука!  Снова нажал – тишина. Только хотел повернуться и уйти, как вдруг из-за двери послышался резкий и громкий стук.  Прислушался: через мгновение этот странный стук повторился. Насторожившись, толкнул дверь – она оказалась незапертой, открылась. Я окликнул друга по имени, но мне никто не ответил, и только снова что-то резко и отрывисто грохнуло. Встревоженный и удивленный, я вошел в дом. Там царил полный хаос! В гостиной на полу валялись книги, тетради, исписанные и разрисованные листы бумаги, детские игрушки, небрежно брошенная  мужская и женская одежда. Стулья были расставлены, как попало; на  неубранном столе сиротливо стояли чайник и пиала, рядом с ними – нож, хлеб. Несмотря на солнечный день, в комнате горел свет.

В эту минуту снова раздался резкий звук: оказалось, это стучали раскачиваемые ветром открытые ставни.  Я невольно  шагнул к окну. Вздымающаяся парусом  белая шелковая занавеска нежно коснулась моего лица. Я выглянул наружу и увидел рощицу. Колеблемые ветром деревья, шумели, шелестели, шептались…  Я замер, с нарастающим беспокойством прислушиваясь к этому «шелесту»…  Внезапно меня всего передернуло!

Отойдя от  окна, я безвольно опустился на один из подвернувшихся мне стульев и закрыл глаза;  уши мои продолжали чутко улавливать тревожный  шепот деревьев. Я сидел и слушал. Долго-долго сидел и слушал…  Потом,  пересилив себя, с трудом разомкнул тяжелые веки, медленно нагнулся и подобрал тетрадь,  лежавшую на полу, у моих ног…

 

II  ЧАСТЬ

Вот так все и началось – с того самого дня. До «того дня» жизнь моя текла размеренно и спокойно: утром я уходил на работу, вечером возвращался. Меня мало заботило все то, что находилось «за пределами» проблем моей семьи, моей службы, моего  материального благосостояния. Мои «мирские дела» вершились удачно, и я был азартно увлечен особым «подсчетом», фиксирующим рост моего благосостояния. Для меня это были не просто «цифры» – это были показатели моего места в обществе, символы моего «сегодня» и «завтра»! В них были закодированы все контуры и краски моей жизни, смысл и значимость моего пребывания в этом грешном материальном мире.

В углу, на полу, играет мой сын: что-то лопочет про себя, передвигает с места на место игрушки, а я с замиранием сердца наблюдаю за ним.  Или  кричу: «Мы будем сегодня кушать, в конце концов?!» – и тороплю свою жену, хлопочущую на кухне…  У меня все прекрасно! Я пьян от жизни! Я умен и здоров, силен и удачлив! Вот эта красивая, стройная женщина – спутница  моей жизни, а играющий на полу и так похожий на меня черноголовый малыш (слава Богу!) мой сын! По сути дела, у меня есть все:  работа, о которой многие могут только мечтать, прекрасная семья, уютный и теплый дом.  И еще – бесконечная  хвала Богу! – родители мои живы и здоровы, братья и сестры благополучно устроены,  друзьями и хорошими знакомыми я не обделен. Ну, скажите, что еще нужно простому парню? Грех желать большей удачи!

Итак, я твердо стоял на ногах, как бы огражденный от всего негатива этого мира своим «железобетонным» счастьем, и, казалось, что эта «ограда» никогда не разрушится. Ведь для чего человеку дан разум? Да, прежде всего, для того, чтобы  удержать свою птицу счастья. Разве мыслящий человек упустит ее? Да он  примет все меры,  сделает все возможное и невозможное, чтобы обеспечить этой «птице» оседлый образ жизни. К такому типу «мыслящих людей»  принадлежу и я…

Но…  ворвался в мои уши тревожный шум деревьев и – все свел на нет:  вся моя «железобетонная» логика рухнула, эйфория развеялась!..  Зато появилось неприятное ощущение:  будто совершил я преступление, о котором никто не знал, кроме моей совести. И вот эта совесть внезапно «проснулась и заговорила», и повергла меня в странное  состояние...

Уже трижды жена приходила звать меня на ужин, а я не могу сдвинуться с места: что-то сломалось у меня внутри. Я утратил нечто очень важное! И я даже знаю «что» – душевный покой!

А деревья все шумят и шумят. Этот шорох, шепот, шелест  все явственней и ближе, и я следую за ним, и я тону в нем. И в тот момент, когда он окончательно поглощает меня, я вдруг четко и ясно понимаю: это не просто шум – это  музыка,  удивительная, неповторимая мелодия!   В этом шелесте листьев, даже в самом слове  «ш-е-л-е-с-т», в чудном сплетении его шипящих и свистящих звуков ощущается вечное движение, точнее, «мелодия вечности».  Как знать, не от этой ли «мелодии»  разлетелось на куски  мое зыбкое счастье?  Во всяком случае, теперь мое душевное состояние стало совершенно иным. В «момент истины»  мне открылась тайна, о которой я раньше не ведал. Отныне я  уже не был Победителем, но не был и Побежденным. Я вдруг почувствовал, что провалился в некое безымянное МЕЖДУ, и…  стал ОДИНОКИМ.  А может быть,  это «МЕЖДУ»  и есть «ОДИНОЧЕСТВО»?  Может быть, оно так и называется?..  И несет в себе бесконечное страдание…

 

… Иной раз я подобен несчастному бездомному псу, которого безжалостно треплет и гонит злодейка судьба. Кажется, еще совсем недавно я был озорным непоседой-малышом, избалованным любовью своих родителей, а сегодня уже мой сын сидит и играет у меня на коленях.

Вроде бы только вчера был молодым, веселым и беззаботным пацаном,  а сегодня  уже привыкаю к тому, что подростки называют меня  «дядей». Поначалу это и коробило, и злило, и раздражало, но – жизнь не обманешь! – значит, пришел срок,  и  я  уже выгляжу  «дядей».

Вот так все быстро!

Только вчера, обдавая жаром своей огненной пасти, горело и плавилось наше знойное азиатское лето, а  сегодня в воздухе тает, напоенное запахом прелой листвы, прохладное дыхание осени…

Только вчера мое сердце горело страстным желанием бросить все и  уехать в далекие-далекие края, а сегодня я хочу только одного: быть единым целым со своей родиной и никогда не покидать ее.

Только вчера я мог часами смотреть в глаза своей возлюбленной, не спать ночами, бредить ею, посвящать ей стихи и писать ее портреты, а сегодня – увы! –  нет волшебной пери, по которой бы я сходил с ума,  сегодня я думаю о красивых женщинах  «вообще»,  без  щемящего трепета в груди.

Только вчера я был уверен в том, что, как только вырасту, исцелю потрескавшиеся от тяжелой работы руки своей матери, а сегодня понимаю, что эти руки еще больше «трескаются» и грубеют, служа мне, ее любимому сыну.

Только вчера я рвался завоевать весь мир, а сегодня таю, исчезаю, гибну в его всепожирающем жерле…

Только вчера я думал, что эта жизнь год за годом, месяц за месяцем, день за днем будет приближать меня к Создателю, а сегодня  чувствую, что чем дольше живу, тем больше грешу, и значит,  тем сильнее отдаляюсь от Него…

Только вчера я был готов душу отдать за друга, а сегодня с горечью констатирую, что не осталось у меня  истинных друзей – верных, независтливых, искренних, открытых сердцем – так что, получается,  не за кого отдавать душу…

Только вчера быть писателем казалось мне самым великим делом на земле,  а сегодня я хватаюсь за перо и бумагу и делаю это только потому, что не хватает мне смелости и мужества схватиться за петлю и всунуть в нее свою голову, и  разом оборвать все свои страдания…

Только вчера, видя порочный мир, я клялся, что «все в нем исправлю», а сегодня – повзрослев –  извелся,  не умея  уберечь от порока  не то что «весь мир», но  даже самого себя…

Только вчера я твердо знал, что буду делать, чем займусь, куда пойду, какой из бесчисленных «путей» выберу, чтобы достичь своей цели, а сегодня мечусь по бездорожью своей жизненной пустыни и бесконечно молю Бога то об одной  милости, то о другой…

Кажется, что только вчера я вышел из кишлака, оставив дом своих родителей, а сегодня понимаю: уже «прошло время»,  уже «набежали» месяцы и годы воспоминаний.

Сколько воды утекло! Сколько страданий претерпели сердца моих драгоценных, любимых родителей! Велика тоска их по сыну, покинувшему дом в поисках своей судьбы! А часто ли я навещал их? Раньше – да, а теперь все реже и реже, потому что все время ДЕЛА.  А разве могут сравниться какие бы то ни было дела с любовью твоих близких и, прежде всего, отца и матери! Нет, конечно,  и  тем не менее, эти дела закручивают меня, съедая мое время,  и я просто тону в каких-то незначительных, преходящих мелочах.

Люди, словно воины, поражаемые стрелами судьбы, один за другим покидают поле битвы – наш бренный мир. Разглядывая фотографии, с горечью констатирую тот факт, что некоторых  друзей, с которыми стою на снимке – улыбающийся, в обнимку – уже нет. Стрела смерти не пожалела  молодых ребят, которым бы жить да жить, и…  нет никакой гарантии, что она пожалеет меня.

Конечно, можно подойти к этим грустным фактам с другой стороны: все мы – временные жители этого мира и вечные жители «мира иного». Может быть, и не стоит до такой степени цепляться за эту жизнь, а стоит просто осознать ее, как путь к определенной цели.

Так, стоп, приятель! – обратился я к самому себе.  Так можно дофилософствоваться черт знает до чего. Повесь-ка ты лучше замок на рот, чтобы не завраться и не начать молоть чепуху.  Живи, но не просто живи, а анализируй свое «бытие», чтобы знать, ради чего живешь, на что тратишь отпущенное тебе судьбой драгоценное  время…