Талыбзаде Айдан

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (13 голосов, средний бал: 4,62 из 5)
Загрузка... Меня зовут Талыбзаде Айдан.  Мне 19 лет.   Я учусь в Университете Иностранных Языков на переводческом факультете. У меня с детства есть особый интерес к книгам.  Когда у меня есть свободное время я читаю книги.  Это мое любимое занятие . На данный момент я не занимаюсь творчеством. Увидев информацию о вашем конкурсе на сайте я решила принять участие  в нем. Я выбрала  категорию художественный перевод.  Это моя будущая профессия и участие в этом конкурсе  будет моим первым шагом на пути к успеху. _________________________________________________________________________________________________

Отрывок из перевода романа

Николас Спаркс  ‘’Свадьба’’

Пролог   Мне интересно,  может ли человек,  действительно,  измениться?  Или же характер и привычки – это неизменные  границы нашей жизни? Сейчас середина октября 2003 года, я обдумываю эти вопросы, наблюдая за тем, как мотылек мечется вокруг фонаря на крыльце.  Я стою один снаружи.  Джейн, моя жена, спит наверху. Она не увидела, когда я выскользнул из спальни.  Уже поздно, далеко за полночь, в  воздухе мороз, предвещающий  приход  ранней зимы.  На мне толстый халат, и хотя я полагал, что он достаточно теплый, но теперь, замечаю, что руки у меня дрожат, до того как я засунул их в карман. На небе звезды словно частички серебряной краски на черном холсте.  Я различаю Орион и Плеяды, Большую Медведицу и Северную Корону и  вдохновляюсь при мысли о том, что я не просто любуюсь звездами, а вглядываюсь в прошлое.  Созвездия мерцают так же, как и тысячи лет назад, и я жду, что вот-вот что-то явится мне, например, слова, которыми поэт мог бы объяснить тайны мира.  Но ничего не происходит. И неудивительно.   Я никогда не отличался сентиментальностью.   Cпросите у моей жены, уверен она согласится со мной.   Я не пускаю слезу в кино или над книгой, я никогда не был фантазером, а если когда-либо и жаждал власти, то определенной   законом и нормами права. По большей части моя жизнь – жизнь юриста в области завещаний, прошла в обществе  людей, которые старательно готовятся к смерти.  Я предполагаю, что некоторые скажут, что моя жизнь вряд ли имеет большой смысл.  Но даже если они правы, что я могу сделать?   Я не ищу себе оправданий и никогда не искал;  надеюсь до конца этой истории, вы посмотрите  на эту причуду снисходительно. Пожалуйста, поймите меня правильно.  Может быть, я и не сентиментален, но отнюдь не лишен чувств, и порой бывают моменты, когда меня внезапно охватывает сильное ощущение чуда. Обычно, я нахожу до странности трогательными самые обыкновенные вещи – например, нахождение среди гигантских секвой в Сьерра-Неваде или наблюдение морских волн, с шумом разбивающихся о мыс  Гаттерас и выбрасывающие тучи брызг. На прошлой неделе у меня перехватило дыхание, когда  я наблюдал, как маленький мальчик, шагая рядом с отцом по тротуару, взял того за руку.  Есть и другие вещи: иногда я способен забыть о ходе времени, глядя на небо, затянутое облаками, или прислушиваясь к раскатам грома, я всегда подхожу к окну, чтобы увидеть молнию. Когда ослепительная вспышка освещает небо, каждый раз меня переполняет  тоска, однако я не в силах объяснить, чего именно мне недостает в такие моменты. Меня зовут Уилсон Льюис, и это история о свадьбе.  Это история моей женитьбы,  несмотря на то что мы с Джейн прожили вместе тридцать лет, следует признать, что другие наверняка знают  о семейной жизни больше, чем я.  Если кто-нибудь спросит у меня совета, то вряд ли извлечет из него много пользы.  В своем браке я был эгоистичен, упрям и невежествен, как осел, и теперь мне больно это осознавать.  И, оглядываясь назад, я понимаю, что моим единственным  правильным делом  является моя любовь к жене на протяжении долгих лет вместе.  Возможно, кто-нибудь скажет, что это само собой разумеется,  но учтите: было время, когда я сомневался во взаимности своей любви.   Разумеется, все пары переживают взлеты и падения.  Наверное, такова естественная природа людей, принявших решение быть вместе.  За время нашей с Джейн жизни мы пережили потерю родителей -я потерял обоих, она – мать, а потом ее отец тяжело заболел.  Мы  четырежды переезжали, и, хотя моя карьера складывалась успешно, мне пришлось многим жертвовать, чтобы сохранить такое состояние.  У нас трое замечательных детей, и мы не променяли бы это счастье на все сокровища Тутанхамона.  Но должен признаться, бессонные ночи и регулярные визиты в клинику были нелегким, порой чрезмерным испытанием.  Нечего и говорить о подростковом периоде, ставшем опытом, который я  скорее всего не пережил бы вновь. Подобные события чреваты стрессами, а когда двое людей живут бок о бок, они неизбежно выплескивают свои эмоции друг на друга.  Насколько я могу судить, это одновременно благословение и проклятие брака.  Это благословение,  потому что у вас есть отдушина,  с другой – в роли отдушины выступает близкий человек. Почему я об этом заговорил? Я лишь хочу подчеркнуть: за эти годы я ни разу не усомнился в своих чувствах к Джейн.  Конечно, бывали дни, когда поутру за столом мы избегали встречаться взглядами, и все же я никогда не сомневался в своей любви.  Порой я задумывался о том, как бы сложилась моя жизнь, если бы я женился на другой, но за все время, проведенное вместе, ни разу не пожалел о том ,что я выбрал именно ее, а она меня.  Мне казалось, наш брак устоялся окончательно, но вдруг я понял, что ошибаюсь.  Это произошло около года назад, если быть точным, четырнадцать месяцев назад.  И именно это стало исполнением того что будет. Что же случилось? – спросите вы. Наверное, вы решите, что у меня начался кризис среднего возраста, под влиянием которого я либо завел любовницу, либо внезапно возжелал изменить свою жизнь.  Ни то, ни другое.  На самом деле мой проступок незначителен и при других обстоятельствах со временем вполне мог бы стать темой для забавного анекдота.  Но он причинил боль Джейн и нам, и именно с этого момента я начну свой рассказ.   Это было 23 августа 2002 года. Я проснулся, позавтракал и провел день в офисе, как всегда. Честно говоря, я помню лишь, что события на работе не играли никакую роль в том, что потом случилось. В обычное время я вернулся домой и был приятно удивлен, увидев, как Джейн готовит мое любимое блюдо.  Когда она обернулась, чтобы поздороваться, мне показалось, жена ожидала увидеть в моих руках нечто иное, но точно не портфель.  Часом позже мы сели ужинать, а потом, пока она убирала со стола, я ушел в кабинет, достал из портфеля бумаги и принялся их просматривать.  Дочитав до конца первую страницу, я увидел, что Джейн стоит на пороге.  Она вытирала руки кухонным полотенцем, и на ее лице отражалось разочарование, которое с течением времени я  научился если не предупреждать, то распознавать. – Ты ничего не хочешь сказать? – спросила она. Я задумался, догадавшись, что за спокойным тоном кроется нечто большее.  Возможно, Джейн намекала, что сделала новую прическу.  Я присмотрелся, но ее волосы были уложены  как обычно.  Много лет я учился замечать подобные нюансы.  Я был растерян. Мы не отрываясь смотрели друг на друга, и я понимал: надо прервать молчание. – Как прошел день? – наконец поинтересовался я. Джейн слегка улыбнулась в ответ и вышла. Теперь я, конечно, знаю, чего она ждала, но тогда просто выкинул это из головы и снова взялся за работу, вписав в счет, пресловутую женскую загадочность. Вечером я едва успел лечь и устроиться поудобнее, как услышал прерывистый вздох.  Джейн лежала, повернувшись ко мне спиной.  По тому, как дрожали ее плечи, я тут же догадался, что жена плачет.   Испуганный, я ожидал объяснений, но вместо этого Джейн вновь прерывисто задышала, как будто сдерживая рыдания.  Мое горло инстинктивно сжалось, я ощутил возрастающий страх.  Я старался не паниковать, не думать о том, что с ее отцом или с детьми беда или врач сообщил ей ужасные новости… И мне не под силу помочь.  Я коснулся ее плеча в надежде, что это каким-то образом утешит Джейн. – Что случилось? –  спросил я. Прошло несколько секунд, прежде чем Джейн ответила. Она вздохнула и натянула одеяло на плечи. – С годовщиной тебя, – прошептала она. Двадцать девять лет назад мы поженились.  Я слишком поздно об этом вспомнил и заметил в углу комнаты подарки, которые Джейн купила для меня, красиво завернула и сложила на комод.   Как просто. Я забыл об этом. Я не пытаюсь найти оправдания. Какой толк от этого?  Конечно, я попросил у нее прощения и извинился еще раз, утром, и в третий раз, вечером, когда преподнес  Джейн духи, тщательно выбранные с помощью молодой леди в Белке.  Она улыбнулась, поблагодарила меня и похлопала по колену. Сидя рядом с ней на кушетке, я осознавал, что люблю ее так же сильно, как и в день нашей свадьбы. Но потом, вероятно, впервые, я заметил печальный рассеянный взгляд Джейн и внезапно осознал, что я не уверен во взаимности своей любви..