Таисия Александрова

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 4,17 из 5)
Загрузка...

  Таисия Александрова

_______________________________________________________________________________________________________

Я остаюсь

Роман

(отрывки)

Часть I Друг детства

 

Случается так, что один человек,

вихрем, ворвавшись в твою жизнь, меняет ее на  корню.

И, как показывает практика, такие изменения

в большинстве своем, открывают в человеке новые грани, о которых он раньше и не догадывался.

 

Глава 1

Незваный гость

Вечернее солнце, прорезая лучами густую листву деревьев, просачивалось вглубь двора. По-летнему ярко и легко одетые малыши с шумом оккупировали игровую площадку. Мамы, бабушки и няни, почитывая книжки и обсуждая последние новости,  наблюдали за своими чадами с лавочек.

Внимание Ирины, как и всего двора, привлек истошный крик избалованного мальчугана, который никак не желал слезать с горки. Он вцепился своими ручонками в пластиковые бортики, и, стуча по горке ногами, запрокинув голову, ревел во все горло. Когда все же долгие уговоры мамы возымели свое действие, он медленно спустился по ступенькам, и все еще содрогаясь от всхлипов, позволил взять себя за руку. Шум стих, и все вернулись к своим делам.

Свой кабинет Ирина выбрала именно из-за вида из окон, что выходили на этот старый уютный дворик, где кипела своя дворовая жизнь. Ей казалось, что и в ее стерильно белом кабинете от этого становилось уютно и тепло.

Девушка устало вздохнула и отвела взгляд от окна.

«О! Так уже почти шесть!» – удивилась она, взглянув на часы. «Интересно, в приемной еще кто-нибудь остался?»

Она подошла к двери и слегка приоткрыла ее. В приемной никого не было. Распахнув настежь дверь кабинета, она направилась к регистратуре. Стук каблуков  развеял звенящую тишину, в которую погрузилась клиника.

«Похоже, из врачей осталась только я», – подумала Ира, пройдя по коридору с наглухо закрытыми дверьми.

Выйдя из клиники, она направилась к машине. Уже в салоне своего «лексуса» Ирина на мгновение  впала в стопор, настраивая себя на  долгую поездку, после тяжелого трудового дня.

Раз в неделю она проводила осмотр лошадей на конезаводе, который ее отец отстроил на месте старого, заброшенного колхозного хозяйства, и, каждый раз, что говориться, через не хочу. Отец помог ей открыть клинику, о которой она мечтала  с самого детства, и теперь, не смотря на то, что финансовый долг был давно погашен, моральный долг дочери перед отцом висел на ее плечах тяжелым грузом.

 

Выехав на главную магистраль, Ира попала в колею из автомашин. Накануне выходных, да к тому же летом, это было обычным зрелищем. Убедившись, что встречных машин нет, она пошла на обгон.

«Так вот в ком причина», – поняла девушка, увидев во главе колонны старенькое, еле выжимающее шестьдесят км в час «вольво» с вжатым в руль дедулькой. Усмехнувшись, она добавила газу. – Хоть оставшийся кусок асфальта по-человечески проехать. – Выдала она мысли вслух.

Свернув с основной трассы на грунтовую дорогу, Ира продолжила свой путь. Казалось пыль, просачивалась в салон из всех щелей. И даже через кондиционер.

«Только вчера помыла» – сетовала она, наблюдая, как пыль ровным слоем укладывается на панель.

«Лексус» то  и дело подбрасывало на кочках.

-Каждый раз новые колдобины, будь они не ладны! – выругалась Ира. – Благо подвеска высокая. Представляю, что стало бы с машиной бизнес-класса.

И без того, не радужное настроение девушки, омрачали набежавшие тучи, зависшие почти над самой головой. Серость давила на голову до боли в висках. И все же чистая линия горизонта давала надежду на солнечное завтра.

Ирина встряхнула головой, словно прогоняя дурные мысли и осмотрелась.

Вскоре, из-за стены белоснежных тополей показалось здание конезавода. Закат окрасил здание в золотисто-оранжевые тона. От чего оно казалось более уютным и приветливым.

 

Подъезжая к зданию, Ира знала, что застанет отца в летний субботний вечер за рабочим столом. Мама уже как неделю отдыхала с подругой в Карловых Варах.

Увидев еще издали столб пыли, Борис вышел на балкон из своего кабинета. Ира по привычки взглянула на балкон, стоило ей вырулить из-за здания манежа. Не смотря на то, что подъезд к зданию был заасфальтирован, Ире понадобилось пару минут подождать в машине, пока пыль не осядет окончательно.

– Привет! Что у вас произошло?!

Задрав голову, Ире пришлось приложить ладонь ко лбу. Лучи заходящего солнца мешали ей разглядеть лицо отца.

– Осмотри Коронка, – произнес он, теребя ус.

«Волнуется» – сделала вывод Ирина, – «Значит, что-то серьезное»

– Снова проблема с суставом? А я вас предупреждала!

– Не ворчи. Иди в конюшню.

– Что, даже чайку выпить не предложишь! – вспомнив старый анекдот, с иронией произнесла Ира. – Сейчас осмотрю. Ну, гляди, если что серьезное, я заберу Коронка!

– Куда!? – усмехнулся Борис, – у себя в комнате поселишь, или на балкон выставишь?

– Я решила отстроить что-то вроде отеля для домашних животных. Только не ограничиваться как у других, кошками и собаками. Уже и участок подыскала.

Сказав это с чувством собственного достоинства, Ира убрала руку, служившую ей козырьком, чтобы отец увидел ее, полный решимости взгляд. По изменившемуся в лице Борису, она поняла, что добилась желаемого результата. Отец нервно накручивал кончик усов.

– Снова твои бредовые идеи. На меня не рассчитывай.

– Знаешь пап, ты не до оцениваешь свою дочь. Открыв клинику, я обзавелась хорошими связями. И, к слову будет сказано, идею с отелем  мне подала супруга губернатора.

– Мы еще вернемся к этому разговору. А теперь, будь так любезна, иди к Коронку.

Избегая дальнейшей дискуссии, Борис зашел в кабинет. Ира усмехнулась над привычным поведением отца и отправилась осматривать лошадь.

Отодвинув тяжелую дверь конюшни, она нос к носу столкнулась с жокеем, что работал с Коронком. Стасик – как называл его Борис, ничего кроме антипатии, у Иры не вызывал. Не плохо разбираясь в людях, за смазливой мордашкой, она видела лишь пресмыкающегося, прогибающегося под обстоятельства, жалкого человечка. «Не удивительно, чтобы почувствовать превосходство над лошадью, такому слабаку необходим хлыст» – подумала Ирина, глядя ему в глаза.

– Здравствуйте, Ирина Борисовна! – слегка картавя, произнес Стас. – Вы снова к нам?

– Более идиотского вопроса я в жизни не слышала. У тебя лошадь больна, а ты на пороге конюшни спрашиваешь, к вам ли я. Не будь у моего отца таких вот жокеев, меня бы здесь не было.

– В том, что Коронок захромал, в том моей вины нет. – Попытался оправдаться Стас.- Вы же знаете, что у него уже была травма сустава! – крикнул он в след Ирине.

Ирина развернулась и стремительным шагом подошла к нему вплотную.

– А что же тогда ты не выбрал другую лошадь? – словно боясь сорвать голос, произнесла она  в полутон.

Под натиском искрящихся зеленых глаз, Стас сжался, втянув шею в плечики.

Небольшого росточка, он казался подростком лет двенадцати, которого отругала мама за плохое поведение.

– Пошел вон. И не попадайся мне на глаза. Случится страшное.

Довольная испуганным лицом Стасика, Ирина направилась к Коронку. Стас не заставил себя просить дважды и скрылся в другой конюшне.

– Ну, здравствуйте мои родные! – поприветствовала она животных.

Хруст пережевываемого сена стих. Лошади узнали свою спасительницу и приветствовали ее: кто мотал головой, кто гарцевал, стуча копытами о деревянный пол, покрытый соломой. Ирина никого не обделила своим вниманием: подойдя к каждой лошади, она гладила их лоснящиеся носы.

– Ну, наконец- то я до тебя добралась, – обратилась она к серому в яблоко жеребцу.

Увидев Иру, Коронок поднял огромные, полные боли глаза. Приветствуя ее, конь плясал на трех ногах, поджав больную.

Отодвинув засов, Ира вошла в стойло.

– Тихо, тихо мой сладкий. Дай-ка я взгляну, что эти варвары с тобой сделали.

Она аккуратно стянула эластичную повязку. Коленный сустав отек и пульсировал от боли под ее рукой.

– Потерпи милый. Сейчас тебе станет легче.

Ирина открыла свой саквояж первой помощи. Отыскав нужный препарат, набрала его в шприц.

При виде выпущенной струи из шприца, жеребец шатнулся в сторону.

– Тихо, тихо. Ну, чего ты испугался, дурачок? – погладила она его по холке. – Ты же большой мальчик и знаешь, что я хуже не сделаю.

Коронок, немного помявшись, смиренно подставил больную ногу. Ира быстро обколола колено и вернула эластичную повязку на место. Коронок опустил голову, словно наблюдая за манипуляциями своей спасительницы.

– Ну, что смотришь? – печально произнесла Ира, – это пока все, что я могу сделать. Скоро боль пройдет. Да вот только надолго ли препарата хватит, не знаю.

Потрепав гриву коня, она вышла из стойла.

Пробежав двор, запыхавшись, она ворвалась в кабинет.

– Я же предупреждала, что могут возникнуть проблемы с суставом! – начала она на повышенных тонах, – Ты же мне обещал, что отвезешь его на обследование. Хотя не мешало бы уже и у себя ветеринарный блок до ума довести!

– Смени тон! – одернул Борис свою дочь. – Веди себя как профессионал. Эмоции оставь для матери.

– Нужен профессионал? Найми. А я, больше не намерена молча наблюдать за тем, как всякие там Стасики, калечат не в чем неповинных животных. Прости, но мне надоело зашивать разорванные железом рты и удалять раздробленные зубы. Пускай этим занимаются те, кто причиняет им такую боль.

– Так что это серьезно? – Борис снизил тон.

– Не хотелось, бы заранее строить неутешительные прогнозы. Но такое ощущение, что сустав раздроблен. Гематома как при переломе.

– Этого еще не хватало.

Борис, потер пульсирующий весок, лихорадочно перебирая в голове список своих скакунов,  из тех, кто бы смог встать на замену Коронку.

Я  немедленно везу его на рентген, – прервала его мысли Ирина.

– Девятый час. Где ты в такое время рентген найдешь?

– Я уже договорилась. Нас ждут.

– Ну, раз так, поезжай.

Ира бегом добралась до гаража. Подъехав к конюшне, она развернула «пикап» так, чтобы фургон для перевозки лошадей оказался у входа. Войдя в конюшню, она обнаружила чужака. Светловолосый мужчина, в не к месту одетом костюме, стоял возле Коронка. Сняв с двери хлыст, с видом воинственной амазонки, она направилась к нему.

– Кто вы? И что здесь забыли?

Мужчина медленно повернулся, словно его держали под прицелом, и улыбнулся ей во все тридцать два зуба.

– Леша? Лешка! Не верю глазам своим. Ты как здесь? Давно приехал?

– Прямо завалила вопросами. Лучше обними старого друга, – распахнул он свои объятья.

Отбросив хлыст в сторону, девушка подошла к Алексею и друзья обнялись.

Алексей отпрянул от Ирины.

– Ну, дай хоть разглядеть тебя, – взяв девушку за руки, крутил он ее то – вправо, то влево.

– Прекрати. Ты меня смущаешь.

– Бог ты мой! – рассмеялся Алексей, – Я смутил медика! Какой кошмар!

– Издевайся, издевайся! Леш, я, правда, очень рада видеть тебя, но мне надо ехать.

– А мне с тобой можно?

– Ну, разумеется!

– Тогда поехали.

– Ты иди в машину, а я выведу Коронка.

– А что с ним?

– Кажется, сустав накрылся. На рентген везу.

– Ясно. Ну, я к машине.

Алексей вышел из конюшни, и придержал дверь, пока Ирина выводила коня.

– Тихонько, так, еще чуть-чуть. Умница, – поддерживала Ирина каждый шаг сделанный скакуном.

Поместив лошадь в фургон, она села за руль пикапа.

– Поехали!

И машина медленно двинулась с места.

Всю дорогу Ира вела очень аккуратно, прислушивалась к каждому движению в фургоне. Как не рада была она компании своего лучшего друга, поддержать беседу не могла. Гнев захлестывал ее. Поэтому Ирина была скромна в речах, чтобы не выплеснуть на Алексея все, что накопилось на душе.

Чтобы как-то разрядить обстановку Алексей включил радио.

Вскоре вдалеке показалось кирпичное здание фермы. У ворот их уже ждал Виктор.

– Подъезжай вот к тому корпусу, – указал он рукой на здание с зеленой крышей.

Заглушив мотор, Ира поспешила вывести из фургона коня.

– Заводи.

Виктор придержал ворота, пока девушка с лошадью не вошли в здание.

– А, что твой друг, так и останется сидеть в машине?

– Сейчас позову, – улыбнулась Ира. – Подержи Коронка, – протянула она ему поводья.

Выйдя из корпуса, она махнула рукой Алексею, и тот вышел из машины.

– Тебе чего, – рассмеялась Ира, – особое приглашение нужно?

– Я просто думал, что вы быстро управитесь, –  стал оправдываться Алексей.

– Пойдем, – потянула она его за руку.

Здание сотрясло дикое конское ржание.

– Что у вас происходит? – вбежав в рентген кабинет, испуганно спросила Ира.

– Ириш, без тебя никак, – пытался усмирить коня Виктор.

– Тише, тише мой родной, – гладя лошадиную морду, успокаивала она Коронка, – Ну чего ты испугался дурачок. Что думал, я ушла? Маленький мой.

– Да уж, маленький, – усмехнулся Виктор, – Давай, закрепляй его и выходи оттуда!

– Сейчас, бегу, – ответила Ира.

Развесив еще сырые рентгеновские снимки на стенде с подсветкой, Виктор подозвал Ирину.

– Взгляни на это, – обвел он указкой поврежденное место.

– Вижу. И что ты мне предлагаешь делать? – растерянно произнесла Ира.

–  Сама знаешь, операцию нужно делать. И чем быстрей, тем лучше. Вот видишь, – ткнул он указкой в снимок, осколок кости. А вот еще небольшие фрагменты. Если в ближайшее время их не убрать пойдет заражение.

– И кто может взяться за такую операцию?

– А ты у нас на что? – усмехнулся Виктор, – Если бы я не был свидетелем, какие сложные операции ты проводила у себя в клинике, так бы не говорил.

– Да, но одно дело оперировать кошек и собак. А тут лошадь! – возмутилась Ира, – да и оборудования у меня такого нет.

– Ну, это как раз не проблема, – произнес, стоящий позади, Алексей и встретил удивленный взгляды медиков.

– У тебя есть оборудование? – с надеждой в сердце, произнесла Ира.

– Завтра две фуры прибудут из Франции.

– Отлично! – потирая руки, произнес Виктор, – ассистентов и оператора я беру на себя.

– Может, обойдемся без оператора, – запротестовала Ира.

– Такие операции просто необходимо снимать для истории.

– Хорошо. Пусть только не путается у меня под ногами. И в затылок не пялиться.

– Узнаю свою подругу, – рассмеялся Виктор, – Что касается работы стерва, еще та.

– И я тебя люблю, – ответила, Ира, толкнув его в плечо.

От Алексея не ускользнуло теплое отношение, которое Виктор проявлял к Ирине. Но она, похоже, не замечала этого…