swar

pikalovМеня зовут Дмитрий Пикалов. Я доцент Северо-Кавказского федерального университета, автор нескольких монографий по мифологии и религии. Прозу и ужасные стихи начал писать несколько лет назад. Живу в России, в городе Ставрополе.


Повесть "Заговор"

отрывок

Заговор

***

Небольшая площадь в центре Рублевки представляла собой типичный образчик проигравшего битву соцреализма. Справа белое трехэтажное здание сельсовета, перед ним памятник вождю, слева – библиотека с колоннадой у входа, в самом конце площади – кафе «У Вильяма» и магазин.

Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич остановился перед памятником вождю. Суровое нордическое лицо усатого философа, всем своим видом говорило: «Уважаемый, а у Вас Бог умер!». Перед памятником на асфальте располагалась черная мраморная надгробная плита с эпиграммой: «Дорогому Фридриху от братвы. Покойся с бонгом милый друг».

- Серьезно, - пробурчал себе под нос Николай Николаевич и направился к кафе.

Кафе «У Вильяма» располагалась на втором этаже двухэтажного здания, первый этаж занимал магазин. Поднявшись по лестнице, Николай Николаевич вошел в небольшой, прокуренной зал сельского кафе. Всю стену напротив входа занимал гобелен с изображением Гамлета вопрошающего череп. Кафе было пустым, лишь за одним столиком сидела компания молодежи, балующихся пивом. Выбрав столик подальше от входа, Николай Николаевич присел. Официантка, в народном немецком платье подошла и принесла меню. Меню было полностью выдержанным в духе заведения, видимо близость библиотеки накладывало свой отпечаток: борщ «Принц датский», харчо «Король Лир», омлет «Гамлет», травяной чай «Гертруда», щербет «Макбет», хычины – «Розенкранц» с мясом и «Гильденстерн» с сыром, пиво «Мечта Калибана».

- Бутылку «Абсолюта» нереального, сувлаки и лаваш, - сделал заказ Николай Николаевич.

- Лаваш грузинский или натуфийский? – спросила официантка.

- Натуфийский.

Выпив и закусив, Николай Николаевич достал из портфеля оппозиционную газету «Вести с Навуходоносорщины», развернув ее принялся читать. Последняя страница, как и положено в оппозиционных изданиях, была полностью занята анекдотами и объявлениями. Взгляд Николай Николаевича привлекло объявление:

«Глянцевый журнал из перечня ВАК «Ставропольский груминг», дорого опубликует Вашу статью и фотографии с летнего отдыха. Обращаться в по адресу: с. Рублевка, Площадь Сверхчеловека 2, Библиотека для курящих, Раздел барана».

Краем глаза Николай Николаевич заметил, как из стола пьющий пиво молодежи, поднялась девушка с бокалом в руке и направилась прямиком к нему. Подойдя к столу, за которым сидел полковник Ордена Иллюминатов, девушка молча взяла бутылку «Абсолюта» и наполнила свой хрустальный бокал, выполненный в форме человеческого черепа. Совершенно беззвучно она опрокинула содержимое хрустального бокала в себя, пару секунд зажмурившись поморщилась, присела напротив и произнесла:

- Привет. Я Кали Ма, - показав полковнику свой темно-красный язык, торчащий меж золотых зубов. «Улыбка Гадеса», мелькнуло в голове Николай Николаевича, прежде, чем пришла тьма…

***

В какой-то момент сознание вернулось к полковнику Ордена Иллюминатов, Герою Освобождения бабочки Чжуан цзы Николаю Николаевичу, и он обнаружил себя лежащим на спине и глядящим в небо.

- Большая медведица, - произнес Николай Николаевич, увидев знакомые очертания.

- Нанопланетарий Лушникова, - ответил женский голос, и Николай Николаевич   разглядел над собой темный силуэт на фоне звездного неба. Камень неприятно холодил голую спину, однако сил на то, чтобы встать у него не было. К тому же сверху на нем сидела та самая обладательница «улыбки Гадеса» из кафе. Приглядевшись, он заметил в темноте еще три фигуры стоящие рядом.

- Кто тут? – спросил полковник.

- Я, Сверх-Я и ОНО, - ответил за них сидящий сверху женский силуэт.

- Что Вам нужно?

В этот самый момент Николай Николаевич увидел блеснувшую в руках одной из фигур полоску металла,  и от сидящего на нем женского силуэта отлетела в сторону голова. Две другие фигуры по бокам, держа в руках мерцающие в звездном свете чаши в форме черепов, приблизились и стали собирать в них струйки крови, брызжущие из обезглавленного тела.

Одна из кровавых струй ударила в лицо Николай Николаевича, и он закрыв глаза и открыв рот стал жадно ловить темные капли, по вкусу напоминавшие имбирный мед.

***

- Не спи, Герой, - произнесла сидевшая за столом в кафе обладательница «улыбки Гадеса».

 Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич обвел взглядом помещение кафе, и махнул рукой как бы пытаясь отогнать от себя жуткие видения. Потом взял в руки газету «Вести с Навуходоносорщины» и протянул ее сидящей напротив девушке.

- Кто они? – спросил полковник.

- А, эти… Сектанты...

- А чего хотят?

- Как и все. Освобождения.

- От кого? Или от чего?

- Да кто их знает… Ты это… Сходи лучше в библиотеку… Давно ведь там не был…  И лаваш больше не бери, от него памороки, - резко встав и подхватив хрустальный бокал, девушка направилась к своему столику…

***

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (71 голосов, средний бал: 4,34 из 5)

Загрузка...