Светлана Шестернёва

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (4 голосов, средний бал: 3,50 из 5)
Загрузка... 1Я пишу, сколько себя помню. Романы, рассказы, забавные истории из жизни. В разных стилях, с разными эмоциями - писать для меня все равно, что жить и дышать. Помимо эпистолярного жанра, страстно увлекаюсь лошадьми и классической хореографией. _______________________________________________________________________________________________________ Спаси Бог вас, лошадки... повесть ОТРЫВОК   Как правило, человек – существо довольно примитивное: достаточно удовлетворить все его потребности, и он заскучает. Только одну потребность невозможно удовлетворить впрок – потребность в дыхании. Нет худа без добра, должна признаться я во первЫх строках сей повести. Не стану вдаваться в неприятные подробности, скажу просто: судьба вознаградила меня столь всеобъемлющим СЧАСТЬЕМ, что его замечают даже те, кто видит меня впервые. В этой книге написан его рецепт. «Мы находимся здесь, чтобы внести свой вклад в этот мир. Иначе зачем мы здесь? », - спрашивал Стив Джобс. И с ним невозможно поспорить.  

Пролог

  …Уже не трогательно маленький, как три месяца назад, жеребенок-подросток во всю прыть своих стройных ног мчится ко мне. Я стою на невысоком холме по колено в свежей траве, вижу его сияющие счастьем лучистые глаза, и привычно закусываю губы. Невольно оборачиваюсь к неприметному холмику серой глины, где навеки заснула лучшая моя половина, улыбаюсь сквозь непрошенные слезы, и тихо говорю: «Спасибо тебе, Крошка, родной мой! Я знаю, что ты помогаешь мне воспитывать этого маленького сорванца, я постоянно чувствую твое дыхание у своего уха, ловлю твой всепроникающий взгляд.... Прости, я пока не могу перестать плакать. Хотя и знаю, как ты этого не любил, как огорчался, чувствуя мою печаль. Знаю, ты, как всегда, меня поймешь... Но я справлюсь. Я тебе это обещаю». А Монька, мой маленький Мон Ами, в пяти сантиметрах от моих ног останавливается, выслушивает щедрую похвалу, набивает рот сахаром. Совсем как Шаман...  

2003 год. Шаман.

  Фотография на рабочем столе, сделанная любительской «мыльницей», занимает особое место в моем сердце. Мальчишка-конюх запечатлел меня в темном проходе грязной спортивной конюшни в обнимку с моей первой лошадью – темно-гнедым мерином по кличке Шаман. С тех пор прошло много лет, но мне достаточно доли секунды, мимолетного взгляда, чтобы воскресить в памяти каждое мгновение, проведенное рядом с этим истинно благородным созданием. Сердце тотчас переполняется невыразимой нежностью, глаза против воли застилают слезы признательности... …Нам с Шаманом вообще никто не был нужен. Третий лишний, известно ведь... Каждый вечер я вела его в манеж, садилась верхом и начинала внимательно прислушиваться к движениям этого чудесного животного. Постепенно мы отточили движения на рыси, затем освоили галоп (премудрость, также оказавшаяся недоступной «целому МСМК») , а вскоре Шаман даже обучил меня элементу высшей школы верховой езды. Я долго была на седьмом небе: еще бы, всего за два месяца верховой езды! Теперь это не имеет значения... Вообще ни седло, ни все эти навороты, связанные с конным спортом, совершенно не важны. Кроме того, я уже отчетливо понимала, что данная забава ни в коем случае не для меня даже не с точки зрения упорства и физической подготовки. С каждой секундой я все сильней привязывалась к Шаману, и заставлять его «пахать», как положено спортсмену, просто не смогла бы (имея диплом о высшем физкультурном образовании и отца-тренера, я не понаслышке знаю, что такое профессиональный спорт). Я категорические не хотела, да и не имела права причинять стареющему коню какие-либо неудобства. …Знаменитые конники утверждают, что наивысших результатов со своей лошадью может добиться только человек, заслуживший ее расположение. Действительно, за несколько наших самостоятельных тренировок Шаман научил меня всему, что умел делать сам, в том числе сложным элементам высшей школы верховой езды. Однако в полной мере я ощутила его любовь, когда села в седло, едва оправившись от наркоза после «женской» операции. Почуяв странный запах, Шаман настороженно обнюхал мою одежду и пристально заглянул мне в глаза, требуя объяснений. Выслушав сдержанное повествование о перенесенных страданиях, мой конь в тот день двигался необычайно мягко, словно боясь причинить малейшие неудобства. Очевидцы-спортсмены восхищались нашими успехами, даже не подозревая, что сегодня лошади пришлось трудиться за двоих.

2005 год. Кронос.

  Кроха, Крошечка... За всю нашу совместную, безумно счастливую жизнь я звала его Кроносом всего несколько раз, когда между нами назревали конфликт или непонятная ситуация. Впрочем, и с тем, и с другим моя прекраснейшая половина справлялась без особого труда. Кроха был настоящим мастером по разрешению критических моментов. Вероятно, потому-то я и влюбилась в него с первого взгляда. … Я уже говорила, что так бывает всегда. Задумаешь нечто неправильное и тебе не нужное – да хоть покупку очередного платья или другой ерунды, тут у каждого свой «таракан», - так судьба к тебе тут же и задом. И хоть заудовлетворяй ее, хоть умри рядом, выбившись из сил, - а не прёт твоему желанию сбыться. А что твое на самом деле – то твое. Вновь-таки, беги хоть на край земли, - оно, твое это, и там тебя с распростертыми объятиями встретит. … Наша привязанность друг к другу продолжала крепнуть – в арифметической прогрессии улучшалось и мое здоровье. Об этом удивительном излечении узнавало все больше моих знакомых и коллег. Однажды нас навестила замечательная девушка, журналист Антонина Кукаева. Расспросив о подробностях происходящего со мной чуда, полюбовавшись нашими отношениями, Тоня произнесла фразу, которую позднее с точно такой же интонацией будут повторять все без исключения, знакомые и незнакомые люди, видевшие меня подле лошади. «Какая же ты счастливая! » - выдохнула она без тени зависти. Это святая правда. Помимо обретения здоровья, в обществе лошадей я научилась слушать голос своего сердца. С каждым днем постигая эту чудесную науку, я допускаю все меньше ошибок, и моя жизнь все больше наполнятся радостью и позитивом. Я поступаю не так, «как должно быть» или «как принято» и тому подобная ерунда, а живу по велению собственной души. … Наорал ли начальник, задержали зарплату, поссорился с партнером, – не раздумывая, садись в седло. Все твои проблемы останутся на земле. Невозможно предаваться печальным настроениям, когда свежий ветер летит тебе в лицо, ласково светит солнышко или завораживающе тихо падает снег. В этот момент ты неизмеримо счастлив, потому что абсолютно свободен и принадлежишь самому себе – как это было в миг рождения, и как это случится в смертный час. Наблюдая за своими собратьями-коневладельцами в течение многих лет, я поняла, что на самом деле человек стремится к полной независимости. Он не хочет заниматься деланием денег, приспосабливаться к социуму и все в таком духе. Он искренне желает, чтобы ни он, ни ему никто никогда и ничего не был должен. Люди мечтают быть свободными от обязанностей и обязательств – и только тогда все будет ослепительно хорошо. Оказываясь в седле, приходится сбросить маску, довериться настоящим чувствам и интуиции, – этого достаточно, чтобы начать мыслить и рассуждать совсем иначе. Я не раз это замечала и по себе, и по другим.  

2010 год. Мон Ами.

  … Мы каждый день вместе на протяжении уже более двух лет. По самой приятной для меня традиции, конь регулярно радует свою хозяйку проявлениями разнообразных талантов. Монька растет удивительно способным и обучаемым. К примеру, поклон (приятная растяжка для плеч и передних ног) он освоил буквально за пару дней, и теперь предлагает его всякий раз, когда хочет получить сахар или похвалу. Я разговариваю с ним, как с человеком (для меня это обычное явление) , и по-прежнему не перестаю изумляться Монькиному дару тонко чувствовать интонации. Я предлагаю ему всевозможные игрушки, будь то надутый гелием воздушный шарик или раскрытый зонтик, - он все воспринимает с радостью и без опаски. За последние пару месяцев, которые по причине увольнения моего коновода, мы проводим только вдвоем, моя лошадь успокоилась окончательно: полагаю, ему передалось мое умиротворенное состояние. Кстати, пошел уже 16-ый месяц, как я не прикасаюсь к антибиотикам. Про то, что все реже пользуюсь баллончиком, думаю, и так понятно. ...Наши с Кроносом сердца соединял канат, на котором можно было без опаски подвесить земной шар. Мы с Монькой вместе уже больше 28 месяцев, за которые давно и навсегда стали единым целым.