Sato Ry

tqx1qot9ci4Меня зовут Татьяной, но некоторым пользователям Интернета известна под псевдонимом Sato Ry. Пишу ровно половину своей жизни, т. е. 12 лет. За плечами имею два опубликованных сборника стихотворений и членство в Амурском отделения Союза российских писателей.


Повесть “Вопреки запретам”

Отрывок

Говорят, что маленьких предательств не бывает. Любое предательство (даже самое маленькое) – это всё равно предательство. Вероятнее всего, от меня опять ожидали очередного обезьянничества и шутовства, но…

Я ведь тоже живой, чувствующий человек, правда?..

***

Аеджидайос бежал так, словно не чувствовал своих ног. Голые израненные ступни обжигала бурая нагретая земля, позволяющая через глубокую въедливую боль оценить все преимущества свободного передвижения…

Его фора составляла всего десять-пятнадцать минут, но вряд ли надменные боги южной Оливии даровали ему чуть больше времени, чем было позволено, даже если могли бы им щедро поделиться с Аеджидайосом.

Когда он был совсем маленьким, с его семьёй приключилось очень большое несчастье. Мать Аеджидайоса однажды привела за руку грязного побитого мальчонку, пытавшегося спрятаться за её большую широкую юбку.

Буквально через семь лунных суток всю его семью вздёрнули, потому что мальчишка оказался беглым. Аеджидайосу повезло больше всех, так как он догадался спрятаться в стоге сена, стоявшем позади их жалкой лачуги.

Каратели особо не допытывались у его искалеченной матери, сколько именно спиногрызов висело у неё на шее, поэтому ему всё же посчастливилось выжить, в отличие от отца и ещё четырёх братьев.

Женщину трогать не стали по одной простой причине – она уже была наказана за свою оплошность, вынужденная смотреть на то, как один за другим уходят члены её семьи.

Того мальчишку тоже не оставили в живых, закидав огромными булыжниками и утащив наутро с местной площади кровавое липкое месиво, что ещё совсем недавно являлось крепким живым человеческим телом.

Именно поэтому Аеджидайос слишком хорошо знал, что с ним случится, если он не сумеет добраться до спасительного места в назначенный срок, но всё равно рискнул сбежать от ещё больших унижений, чем тех, что устраивал для него тот же Ачиллеус.

Дыхания уже не хватало, раб выбивался из сил, но не переставал переставлять в быстром темпе истёртые подошвы ног, потому что он должен был успеть стать по-настоящему свободным.

Когда-то давно, когда их семья ещё была большой и счастливой, они очень любили собираться по вечерам в тесный круг и слушать занимательные истории отца, которые тот знал далеко не с один десяток.

Любимой историей Аеджидайоса являлась история про необычную летающую страну под названием Еиневбаз, в которую попадали люди, очень сильно нуждавшиеся в помощи.

– Это место, – говорил сидящий напротив него отец, – всегда было не доступно для грешников. Только праведный хороший человек мог очутиться там, когда ему больше некуда было податься.

Стоило лишь стать лицом на восток, три раза быстро скрестить руки попеременно на плечах и прошептать «Еиневбаз» и дверь обязательно открывалась, впуская внутрь страждущего, которого встречал на пороге прекрасный ангел в золотых слепящих доспехах и с глубокой чашей вина в руках.

Отпив из неё, путник сразу забывал обо всех своих несчастьях и навсегда оставался в крае ласкового Солнца, танцуя вместе с другими счастливыми людьми по вечерам чудесные восточные танцы, которым как раз и покровительствовал защитник всей мёртвой братии – Мортис.

Конечно же, Аеджидайос давно уже не был шестилетним желторотым юнцом, но до сих пор свято верил в то, что Еиневбаз действительно существует, причём за пределами его детских воспоминаний.

Лай собак становился всё ближе и отчётливее. Уже слышались крики надсмотрщиков и прочих цепных псов, наспех набранных из самых свирепых рабов южной Оливии, но человек, родившийся под звездой степного козла, был уверен, что обязательно добежит до спасительного укрытия.

Также и Ачиллеус, возглавляющий погоню, уже почти не сомневался, что всё-таки сумеет загнать беглого раба в угол, потому что буквально за следующим поворотом скрывался надёжно укрытый от человеческих глаз горный крутой склон, впереди которого не было ничего кроме всепоглощающего холодного моря…

***

Наверное, это вполне предсказуемо… Быть влюблённым в красивую нестандартную девушку, даже если она тебя старше на три года с хвостиком. И в большей мере совсем нелепо, учитывая тот факт, что ты служишь у неё в доме садовником.

Я появился в особняке Старков будучи шестнадцатилетним мальчишкой, который не смыслил ничего не только в девушках, но и в самой жизни. Тогда мне казалось большой удачей – устроиться на подработку в дом одного из самых влиятельных людей Лондона.

Но, как оказалось, в каждом большом доме есть свои грязные, неприглядные тайны, о которых ты даже не догадываешься, пока не оказываешься втянутым по самые гланды в чужие разборки и интриги.

Я бы ни за что не стал помогать Эмилии, если бы не втрескался в неё, как самый настоящий придурок.

Под напускным веселием и мнимой беззаботностью было намного легче скрыть своё истинное отношение к хозяйской дочери, которая даже и не подозревала, какие именно чувства к ней испытывал обычно веселящий всех до потери сознания Терри.

Да, это действительно было рискованно – играть в шпионские игры с самим Бенджамином Старком, который запросто мог не только стереть в порошок любого жителя этого города, но потом ещё и прийти к нему на похороны, чтобы поплясать на обглоданных костях и остатках пепла.

Вот только скажи об этом влюблённому человеку… Он тебя не только пошлёт далеко и надолго, но и сразу же побежит геройствовать, размахивая картонным мечом во все стороны.

Ну, лично я действовал примерно так…

Приход Анны стал тем самым переломным моментом, когда я понял, что не смогу смириться с тем, что внимание моей возлюбленной перетягивает на себя какая-то специфичная изуродованная горничная.

Нет, я не гомофоб. И вполне терпимо отношусь практически ко всем видам человеческих извращений, но смотреть на то, что делается с Эмилей во время её присутствия в комнате, я спокойно не мог.

Так и хотелось подойти к юной мисс Старк вплотную и сказать: «Если ты действительно хочешь эту женщину и видишь, что она совсем не против быть твоей, так бери её и люби».

Мне ведь там ничего не светило…

Вот только всё равно это было слишком противоестественно и гадко, потому что вся эта история происходила не с каким-нибудь моим другом или дальним родственником, а именно со мной в главной роли.

Если отступить  перед другим мужчиной, молча отойдя в сторону, я ещё мог, то в данном случае даже боялся предположить, что будет твориться в этом доме, если кому-то станет известно, какие именно чувства эти девушки испытывают друг к другу.

Против Анны, как таковой, я ничего не имел, она мне даже во многом импонировала, но  я был готов отдать руку на отсечение, что ничем хорошим эта история не закончится.

Причём не только для несостоявшегося Ромео, но и не для слишком разборчивых Джульетт…

***

Аеджидайос стоял напротив ухмыляющегося Ачиллеуса, спешившего отпраздновать очередную победу, исчисляющуюся ещё одной жизнью пойманного им невольника.

Мужчине нравилась самому снимать с этих живых мертвецов их противную, мерзкую шкуру специальным острым орудием, которым в его родной деревне предпочитали освежевывать свиные туши.

Горячая человеческая кровь хлестала прямо в лицо, ей можно было даже упиться, поэтому Ачиллеус уже находился во власти пьянящего жестокого возбуждения, представляя, как именно он через несколько часов разделается ещё с одним человеческим отрепьем.

Поэтому меньше всего свирепый надсмотрщик мог ожидать того, что для всех них приготовил ещё недавно трясущийся от любого постороннего звука слабый и покорный Аеджидайос.

Перекрестив попеременно три раза руки на плечах, он что есть мочи закричал:

– ЕИНЕВБАЗ!

И со всей скорости побежал к самому краю обрыва, радуясь своей прощальной выходке почти как шестилетний ребёнок, которому только что открыли занавесу великой тайны.

Ачиллеус  был готов поклясться, что слышал, как юноша за последнюю секунду до своего падения, обернувшись именно к нему, еле слышно прошептал неестественно побелевшими губами:

«Я выиграл».

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...