Radmila Roaven

DSC_0019-1Приветствую. Зовут меня Радмила. Увлекаюсь я изучением иностранных языков, свободно говорю на английском и немного на немецком, также занимаюсь самостоятельным изучением японского и китайского языков. Свободное время люблю уделять рисованию, чтению, игре на гитаре, и, разумеется, так скажем, писательству. Писать я начала давно, когда, увы, уже не помню. Раньше, бывало, писала небольшие рассказы, очерки, статьи, все, как говорят, "в стол", конечно. На данный момент пишу свое первое крупное произведение в жанре фэнтези. Еще немного увлекаюсь психологией. В общем-то, это и все.


Фентези "Сокрытое в огне"

отрывок

Небеса Старсеркта разразил неистовый гром. Дождь барабанил по мощенным камнем улицам, смывая всю грязь и пролитую кровь солдат и простых горожан. Крики, плачь и стоны раздавались то с одного угла, то с другого. Истекая кровью, бездыханные тела людей падали на мокрые тротуары, словно были те лишь пустым сосудом без цели в жизни, без смысла в мире. Капли дождя, словно оплакивая, омывали тела мертвых, чьи раскрытые гласа с ужасом и страхом смотрели куда-то вперед, в пустоту.

Тощий бородатый мужчина, облаченный в шлем и кольчугу, пал на колени пред величественно возвышающимся над ним мужчиной, чей суровый взгляд заставлял того конвульсивно вздрагивать и бессвязно молить о пощаде. Арлен, держа свой обагренный кровью меч у шеи несчастного, негромко, но твердо и отчетливо молвил:

  — Ступай и передай своему королю мою волю: если он не покажет себя и не выйдет честно сразиться со мной, как истинный предводитель этой страны, я поголовно уничтожу весь его народ. С этой единственною целью я и сохраняю твою жизнь. — Отведя клинок в сторону, Арлен одним взглядом приказал тому подняться на ноги и бежать исполнять приказ.

Оттряхнув меч от крови, он медленно вогнал его в ножны, отвернувшись от груды мертвых солдат, лежавших по всему периметру тронной залы, и посмотрел на высокий королевский трон, запятнанный кровью верноподданных короля. Прикрыв глаза он, отчетливо слыша каждый стук его шагов, эхом ударявшихся о безмолвные стены замка, подошел к окну. Каждый крик, каждый детский плачь, каждый стук испуганно бьющегося сердца вдвое громче отдавался в его голове. Каждый раз, когда он лишал жизни невинную душу, он чувствовал в ней острое желание выжить, защитить, спастись, чувствовал, как это желание бьется, словно раненая пташка в его ладони, и уже через краткий миг сжимал пальцы, душил, уничтожал, раздавливал. Чтобы утолить свою жажду. Напиться вдоволь. Его кровь требовала этого. Его зверь требовал этого. Для того и был он рожден. Все они.

Хруст ломающейся шеи. Тонкая кожа, легко поддающаяся ее ногтям. Теплая кровь на руках, лице, губах. Саеридаль неспешно и грациозно шагала по улице, умертвляя каждого попавшегося на пути, оставляя за собой цепь мертвых тел. Холодная улыбка играла на ее губах, когда она видела разбегающихся, как муравьи, людей от нее. Вдыхая трепетный запах людских страхов, она прикрывала глаза, буквально упиваясь паникой вокруг. Быстро подбежав к убегающему мужчине, она столкнула его на землю и, запрыгнув тому на спину, схватилась одной рукой за волосы, другой за его подбородок.

— Есть кто-нибудь, кого ты любишь в этой жизни больше себя? — бархатистым голоском прошептала она прямо ему на ухо.

Мужчина, напряженный и что-то несвязно восклицавший от страха, стал торопливо кивать головой, в панике вертя глазами по сторонам. Уголки губ Саеридаль опустились, когда она, склонившись к нему так низко, что тот мог чувствовать, как ее длинные ресницы щекочут его кожу, тихо произнесла:

— Врешь. Для тебя нет никого, дороже тебя самого. И если бы я сейчас так удерживала, к примеру, твоего ребенка ты бы убежал и даже не обернулся. Ты бы думал только о том, как спасти себя, сохранить свою жизнь. — Она нежно провела костяшками пальцев по его щеке. — Вы — эгоистичные трусливые создания, которые в угоду себе готовы убить ближнего. — Она коротко хихикнула. — Впрочем, как и мы. — Послышался хруст ломающихся позвонков.

Медленно выдохнув, Саеридаль склонила голову и вдруг почувствовала прикосновение холодной стали к своей шее. Уголки ее губ приподнялись.

— Сам пришел ко мне, — она прикрыла глаза и, покачнув головой, резко поднялась на ноги и, отойдя на несколько шагов назад, повернулась лицом к мужчине, что стоял, уверенно держа меч перед собой. Это был солдат, но в отличие от всех остальных, на нем не было ни шлема, ни кольчуги, которые могли бы защитить его в бою. Но, тем не менее, он совершенно безбоязненно смотрел на Гелоун, сверля ее своими золотистыми глазами. Он был высок, подтянут, хорошо сложен. У него были короткие жесткие каштановые волосы, его узкое лицо было покрыто небольшой щетиной; на вид ему было чуть больше тридцати.

— Твоим бесчинствованиям нет прощения, — глухо заговорил он, указывая острием меча на девушку, и, не успев она моргнуть глазом, как тот сорвался с места со скоростью, ничуть не уступавшей скорости чистокровного Гелоун.

Саеридаль так же быстро уклонилась от его атаки и отпрыгнула на безопасное расстояние. Улыбнувшись, она слизнула кровь с губ.

— Интересно, — протянула она, не отрывая взора от мужчины. — Очень интересно. — Тихо засмеявшись, она рванула к нему, но вместо его шеи поймала лишь влажный от дождя воздух.

Оказавшись за ее спиной, мужчина толкнул ту, повалив на землю, а сам оказался сверху, схватив одной рукой ее волосы, а другой — подбородок.

— Есть кто-нибудь, кого ты любишь в этой жизни больше себя? — повторил он ее слова ей на ухо, не давая девушке даже пошевелиться.

Саеридаль звонко засмеялась и почти с неподдельной нежностью в голосе ответила:

— Нет.

Мужчина поджал свои губы и сильнее сдавил ее подбородок, намереваясь свернуть ей шею. Саеридаль в течение какого-то времени неподвижно лежала на сырой земле, пока полукровка пытался убить ее. И это ему бы и удалось, ибо по силе он был ей почти вровень, если бы она не изловчилась, извиваясь, высвободиться из его рук и, резко покрутившись, схватить его за плечи, вонзив при том ногти в кожу, и что было сил столкнуть с себя. Полукровный Гелоун отскочил назад и отбросил меч в сторону, стоя перед своей противницей так же безоружно, как и она перед ним.

— Занятно, — улыбаясь, произнесла Саеридаль, грациозно вытянувшись во весь рост. Подобной битвы в ее жизни еще не было.

А в это самое время  королевство Цероп потонуло в гробовом молчании. Народ, собравшийся на площади у замка Его величества, не смея не то что роптать, но и вымолвить слово, испуганно и трепетно взирал вверх, на их короля, что сидел на коленях на балконе, выходившем из его покоев, перед монстром, кровожадным чудовищем, как, перешептываясь, называли их люди. Молодой Гелоун, повелитель Арнента, лорд Риидал возвышался перед королем, что трясся перед ним, как осиновый лист на ветру, и держал у его шеи свой меч. Он преднамеренно вывел его из тронной залы, чтобы его народ видел своего вождя, своего предводителя, своего короля, вывел его на потеху всем, потому что настоящий предводитель не имеет права падать перед первым попавшимся захватчиком, отказываясь даже как-то защищать свой народ и свое государство. Риидал презирал таких людей. И сейчас он стоял над ним, смотря на него с отвращением и холодной ненавистью. Более не медля, он одним резким движением отсек королю голову, с которой тут же слетела корона, и, схватив голову за волосы, поднял вверх, обращаясь лицом к затрепыхавшимся людям. Поднял шум, начало расти недовольство, толпа начала паниковать. А лорд Риидал все так же держал голову их правителя, чьи раскрытые неподвижные глаза короля с выражением застывшего ужаса и жалости к себе взирали на свой народ.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 4,33 из 5)

Загрузка...