Принцесса Серенити

СеренитиПринцесса Серенити (Кыргызстан) 

С самого раненного детства я любила рисовать, потому что искусство открывало новые горизонты, и казалось, мир вокруг меня становился все более красочной и прекрасной. А творчеством стала увлекаться год назад, когда решила впервые испробовать себя в роли писательницы. И в данный момент я этим и занимаюсь. Писательство – это кусочек моего счастья.

____________________________________ 

Лепестки увядающего дерева

Фанфик

(отрывок) 

Лепестки увядающего дерева. Часть 1.

 

Он вытянул руку, тепло которой скрывалось в холодной кожаной перчатке – хотел дотронуться, ощутить её нежность, которую когда-то она дарила только ему. Снова желал увидеть в её глазах счастье, радость и любовь, а не страх или отчуждение – чувства, которые, в свою очередь, он сам и создал. Жалеет ли он теперь? Нет. Она просто не смогла принять его мечту о мире, о силе, что является главной целью клана Учиха.

Сакура отвернула голову, при этом избежав его прикосновения, и непроизвольно шагнула назад. Сколько же невинных людей пали от ладони, что осталась в воздухе, так и не достигнув своей цели? Женщина и сама не знала, почему оттолкнулась от него. Может, потому что эта рука два года назад смогла сохранить в себе лишь холод, а не то тепло, которое могло изменить её жизнь, сделай она один короткий, решительный шаг.

Мужчина нахмурился, его красные глаза сощурились. Ему явно не понравилось её сопротивление – тем не менее, он оставался спокойным и уравновешенным. Но надолго ли это?

Раньше она всегда отвечала – тепло за тепло, поцелуй за поцелуй, прикосновение за прикосновение, страсть за страсть…

Харуно во многом изменилась, как внешне, так и внутренне. Кимоно всегда дарило ей красоту, открывало в ней и без того прекрасную нимфу, завораживающую не только доброй улыбкой, но и лёгким, словно бархат, прикосновением, отчего цветы мягко распускали бутоны, а сама природа обволакивала свою принцессу радужным пледом.

Мадара, шагнув, встал вплотную, двумя пальцами взяв девичий подбородок, повернул голову Сакуры, теперь уловив в её глазах злость, перемешанную с отвращением – и это нисколечко не удивляло его, впрочем, и не волновало. И он не отрицает того, что ему нравится её взгляд, точнее, ненависть, буквально переполняющая её изнутри. Он всегда брал за факт, что любовь порождает ненависть, а значит, в своё время её сердце трепеталось от любви и теперь от ненависти, которая не имела границ, дарила силу и безжалостность, открывала дорогу к истинному миру, где слабые – ничтожные пешки войны, а сильные – ведущие властители.

Учиха забыл или не обращал особого внимания на цель своего визита. Сакура даже не пыталась отстраниться, когда лицо столь ненавистного человека приблизилось, и его теплое дыхание, словно горячая волна, окутало её чуть подрагивающие губы. Да, она ненавидела его, но сердце после его появления снова открывало ворота, показывая холодный отстраненный мир, некогда хранивший чистую поляну с дивными цветами, созданную из глубин воспоминаний далекого прошлого.

Женские ногти непроизвольно вцепились в мужское плечо – то ли её действие было жалкой попыткой отстранить его, то ли, наоборот, хотела, желала, чтобы он был ещё ближе, притягивала и, сама того не осознавая, поддавалась в его иллюзию. Вероятнее всего, вариант второй, так как когда Учиха остановил губы всего лишь в полутора жалких сантиметрах от её уст, тогда женщина разочарованно выдохнула и, получив желаемую реакцию с её стороны, мужчина удовлетворительно усмехнулся. Да, это его игра, в которой всегда победителем являлся только он, ибо каждый его шаг продуман – впервые видя своего противника, может предсказать его будущее, и никогда в своей жизни он не допускал глупых ошибок. Разве что отдав частичку своего мира ей – Сакуре.

Мужчина чуть склонил голову набок, и Харуно блаженно прикрыла глаза, когда тёплые губы накрыли малую часть кожи в области шеи. Она корила себя, ненавидела за то, что так легко подбиралась в его клетку, обвитую железными цепями.

Предательница.

Причиняя другому боль, разве можно думать о собственном счастье? Ведь ребёнок…

Внезапно раздавшийся детский смех разрушил их совместную идиллию, возвратил в реальность, уничтожил иллюзию, сотрясая воздух, покрыл её непроглядной тьмой.

Сакура резко распахнула глаза, Мадара оторвался от своего небольшого развлечения и, как жаждущий крови человек, медленно обратил внимание на объект своей цели.

Уничтожить.

Молодая женщина, наблюдая, как горящий алым цветом Шаринган, скрывающий за собой ужасные тайны, меняет форму, наполняясь ненавистью и жаждой убийства, испуганно дернулась и, проворно вырвавшись из людского тепла, прикрыла телом своего малыша.

Сердце истомно застучало в грудной клетке; чувство тревоги буквально переполняло молодую мать. Видеть в нём гнев и ярость по отношению к ребенку – вот чего она боялась.

Если бы только он был здесь.

– Отойди, - голос, не терпящий возражения, а взгляд, не предвещающий ничего хорошего, заставили Харуно слегка встрепенуться, но всё же она смогла сохранить свою твердость и уверенность в том, что сможет защитить своего ангела. Но с другой стороны, она понимала, что стоит перед неконтролируемым хищником, и заглянула правде в глаза – даже пяти минут не выстоять против основателя великого и самого могущественного клана Учиха.

– Нет! Ты и близко к нему не…

Странная ухмылка, внезапно появившаяся на лице Учихи Мадары, заставила Сакуру резко замолчать и настороженно посмотреть на него. Тьма – она исходила из него, и прежде чем женщина смогла осознать, что он и по отношению к ней будет безжалостным и жестоким убийцей, мир перед глазами поплыл, и правая щека запылала.

Жалкое зрелище. Мадару реально забавляла вся эта ситуация, точнее, поступок Сакуры казался ему глупым и необдуманным шагом с её стороны. Неподчинение заслуживает наказание.

Не дав ей возможности закончить нудную фразу, тыльной стороной ладони вручил ей громкую пощёчину, тем самым избавился от преграды и равнодушно пожал плечами, услышав глухой звук падения тела об пол. В своё время ему уже приходилось проливать кровь женщин и детей – незамедлительно убивал с непоколебимой жестокостью. Ведь Мадара в эти минуты увидел в ней врага, и посему, встав на его пути, Сакура совершила огромную ошибку и, собственно, поплатилась за свою оплошность.

Мужчина внимательно посмотрел на столь ненавистное лицо наподобие жалкого и беззащитного человека, которого нужно уничтожать в первую очередь – и он этого сделает.

Чёрные глаза и такого же цвета волосы. Нет сомнений в том, что задорно трепыхающий руками и ногами – его чадо.

Сакура всхлипнула, дрожащими руками опершись на деревянный пол, медленно начала подниматься, чувствуя, как обида натиском захватила её сердце. В глазах застыли сухие слёзы, которые не смели выходить, давящий на горло ком мешал пропускать в лёгкие воздух, и от нахлынувших, как волной, эмоций в эти противные минуты женщине казалось, что вот-вот задохнется от нехватки кислорода. Тихий жалобный стон непроизвольно сорвался с уст Сакуры, что несказанно отразилось в её внутренний мир, и она теперь начала презирать себя, ненавидеть Мадару ещё больше за то, что своим появлением разрушил четыре стены вокруг неё, некогда являющиеся преградой глубоких чувств.

Он ударил её.

До крови царапая кончики пальцев, женщина сжала руки в кулаки, и по телу прошла неприятная дрожь. Где тот надежный, нежный мальчик, который подарил ей первый поцелуй? Его больше нет, от него осталась лишь пустая оболочка, по-собственнически нагло забравший, безжалостный, стремящийся только к силе человек, без зазрения совести поднявший на неё руку.

Это похоже на сон – кошмарный и самый ужасный. Сейчас она откроет глаза, и всё вернется на круги своя. Улыбнется и маленькими ладошками будет держать руки двух самых дорогих ей людей.

Шуршание и мысли Сакуры преобразовались во мглу, в считанные секунды растворились вместе с силой и решимостью, что медленно копились в ней. Не желающий покидать её молодое тело и лишающий женщину самоконтроля, страх снова взял свою былую власть.

Харуно, резко повернув голову набок, хрипло произнесла:

– Н-нет.

Мадара наклонился и поднял на руки ребёнка. В этот момент Сакура что-то пробормотала, но он не обратил на это никакого внимания. Его целью являлся ребёнок. Ведь именно ради него Учиха пришёл в эту ничтожную деревню – чтобы уничтожить его наследника.

******

Мужские пальцы с силой стиснули стакан, и он, не выдержав такого напора энергии, разбился на несколько кусочков. Даже посуда, изготовленная из глины, не смогла противиться его мощи. Содержимое сразу сплелось с алой кровью, окрасив не только деревянный стол, но и как красная ядовитая змея обвивая сжатый кулак.

– Правда? – послышался удивленный возглас одного из шиноби Конохи.

Вот уже около десяти минут они обсуждают последние новости Скрытого Листа, не подозревая, что напротив их стола спиной к ним сидит сам Учиха Мадара, одетый в чёрный плащ с капюшоном, отчетливо разбирающий каждое слово и с трудом удерживающий себя – встать и заткнуть рот всех четверых, безжалостно перерезав их горла.

 

– Да говорю же, у нашего первого Хокаге пару месяцев назад родился наследник, - отозвался тот, кто и донёс до своих товарищей эту шокирующую новость.

 

Трое напарников только вернулись с миссии и уже узнают, что Хокаге стал отцом. Впрочем, неудивительно, ведь все вправе иметь детей, но для жителей деревни не было секретом, что в свое время Харуно Сакура – в данный момент являющаяся женой главы деревни – была помолвлена с Учихой Мадарой, пока тот не стал ниндзя-отступником и не покинул Коноху.

 

Осколки ещё сильнее впились в мягкую кожу, отчего кровь больше хлынула из отрытых ран.

 

«Сакура...»

 

Его предали, растоптали в грязь, выставили на всеобщее посмешище.

Она родила ему сына…