Дмитрий Пахомов & Нурлан Токсанов

Дмитрий ПахомовNurlanToxanovДмитрий Викторович Пахомов – Нурлан Токсанов (Казахстан)   Дмитрий Пахомов  Читать любил с того момента, как освоил алфавит. И уже в десять-двенадцать попробовал кое-что написать и сам, это было фэнтези, роман так и остался не закончен. Зато я более-менее тогда освоил клавиатуру, пусть это еще и была печатная машинка, а не компьютер и с тех пор попытки найти свое место в литературе не оставлял. Пишу и прозу, и научную фантастику, и публицистику, ряд произведений публиковал как в литературных журналах, так и просто в Сети. В последнее время немало работаю со своим другом и соавтором Нурланом Токсановым. Литературные конкурсы являются для нас той нивой, где мы можем и себя показать, и узнать что-то новое о мире литературы. Нурлан Токсанов Увлекаюсь написанием прозы и поэзии. В 2003 году вместе с Дмитрием Пахомовым закончили мастер-класс О.Б. Марковой, с тех пор время от времени пишем совместно. Приверженец спортивного образа жизни, люблю играть в футбол, бегать. _______________________________________  

Дорога с Шахом (История из позавчера)

(отрывок)

- Мама, мама, кто это? – пятилетняя дочь  подбежала к Зарине, когда та развешивала белье во дворе. - Кто это, откуда?

А крики детворы доносились со всех концов коротенькой аульной улицы, похоже, и, правда, что-то происходило. Встревоженная Зарина обернулась и замерла. Она ожидала чего угодно, только не того, что происходило сейчас на улице. Там шел слон.

Шах невозмутимо передвигался по направлению домика Зарины, вздымая за собой основательное облачко серой пыли. Весь его вид выражал заметное миролюбие и всякое отсутствие какой-либо агрессии. Он даже не смотрел по сторонам, не прельщаясь аппетитно торчащими ветками яблонь да абрикосов. Огромные алабаи выглядывали из калиток дворов, провожая удивленными взглядами необычного гостя, и, мгновенно прочитав шестым собачьим чувством, что тот совсем не опасен, отворачивались от него, как бы говоря, мы тебя не трогаем, и ты не обращай на нас внимания.

На дорогу выбежало несколько детей, игравших неподалеку. Их криками звали назад обеспокоенные родители, тоже вышедшие поглазеть на необычного зверя. Шах неожиданно остановился и, заметив появившихся зрителей, начал вертеться на задней ноге. Дети радостно захлопали в ладоши. Слон, словно доказывая свое добродушие, удивительно быстро для такого огромного тела, переместил тяжесть и встал на передние ноги, опираясь о землю лобастой головой. Детвора завизжала  от восторга, взрослые, улыбаясь, следили за импровизированным выступлением.

Айдын, шедший чуть позади, и сам был удивлен артистическими наклонностями Шаха. За те несколько дней, что они были в пути, он многое узнал о своем необычном спутнике. Тот был осторожен и внимателен, иногда задумчив – на привалах слон порой отворачивался и словно что-то вспоминал с грустью, Айдын мог поклясться, что видел в такие моменты на его глазах выступающую слезу. Но при всем этом слон всегда оставался послушным и верным спутником, и, надо сказать, еще никогда у Айдына не было столь внимательного слушателя. Именно слушателя, поскольку Шах и правда слушал рассказы Айдына – а тот пытался вспомнить всё, что рассказывал ему старый священник о монастыре, вспомнил вообще все истории о тех странных краях, где ходят монахи в шафрановых рясах. А когда на горизонте появлялись дымки, то Айдын спрашивал у Шаха, что же за война творится в мире, но тот ответа также не знал.

Но сегодняшняя шутка Шаха поразила Айдына также, как и детвору вокруг. Похоже, слон помнил о своем цирковом прошлом и более того, он скучал по тому времени.

- Это ваш слон? – спросила Айдына молодая женщина у забора, к ее ногам жалась маленькая девочка с восторженно-испуганными глазами, она словно еще не знала, боится или все-таки восхищена.

- Да, мы вместе путешествуем, - кивнул Айдын в ответ.

- Я в первый и последний раз вживую слонов видела, когда была чуть старше моей дочурки, - сказала Зарина. – Это был большой цирк, там были верблюды, тигры и вот, слоны. Они шли на юго-восток – Самарканд, Бухара. А к нам свернули просто пополнить припасы, сами же знаете, что сейчас…

Айдын снова кивнул, уж что-что, а пустынь вокруг он за эти несколько дней насмотрелся. Пока им везло, они держались старого караванного пути и здесь имелись нормальные источники воды.

Тут Зарина спохватилась:

- Ой, а что же я стою. Будьте сегодня нашими гостями, прошу вас.

- Будьте, - скромно попросила и ее дочка.

Айдын улыбнулся. Он-то собирался здесь выменивать продукты и прочие запасы, а, похоже, Шах уже обеспечил им обоим всё это. Отшельник взглянул на слона, тот теперь встал на задние ноги, радуя детвору.

Сегодня вечером в ауле был праздник. И радовались все – и сельчане, собравшиеся поглядеть на диковинного зверя, и сам Шах, которому нравилось внимание публики. Айдын же решил поговорить с местными старейшинами, узнать о дальнейшем пути, да и о том, что собственно происходит в мире, почему же люди воюют.

Круглоликая луна огромным диском выплывала из-за темнеющих гор. Под раскидистым тутовым деревом на привычном месте был разведен костер. Ароматом исходил чай из чугунка, висящего на пруте, закрепленном на двух прочных рогатинах. Старики в уютных позах расположились на кошмах, брошенных на траву. В небе мерцающими мотыльками трепыхались крупные южные звезды, придавая торжественность чаепитию. Шах, утомленный своим бенефисом и шумом ребятишек, отправленных к их неудовольствию спать, стоял неподвижно чуть поодаль костра, склонив большую голову. Только чуткий хобот время от времени шевелился, подобно крупной морщинистой змее.

Старики слушали рассказ Айдына о его путешествии, в котором для них все было важно. Всполохи войны, занимавшиеся на севере, отбрасывали горячий яркий отблеск и на эти земли. Все стало хуже. Раньше можно было поменять виноград, персики, гранаты, абрикосы на ткани, соль, пшеницу. Теперь же рухнули налаженные связи. Складывалось впечатление, что на земле не стало мира, и повсюду идет война. Разбойники и грабители, почуяв запах легкой добычи, коршунами сторожили проторенные веками дороги, прихватывая то, что плохо лежит и охраняется.

- Чудо, - говорили старики, - что ты, со своим Шахом, не нарвался еще на бандитов.

- А что у нас забирать? – пожимал плечами Айдын. – В моей котомке ничего ценного. У меня есть разве что только Шах, но пойди, отбери его, мало никому не покажется! Он лишь на вид тихий, а силы в нем столько, что не приведи Аллах!

Оживившись, Айдын рассказал, как пару дней назад проходя узенькую тропинку в холмах, он обнаружил, что ее в одном месте завалило большими камнями, похоже, был оползень. И Айдын задумался, как же провести Шаха через это препятствие. Слон же, не останавливаясь, словно делал это тысячи раз, подошел к камням, зацепил хоботом самый крупный и оттащил в сторону. Через несколько мгновений тропа была расчищена.

- Он так смешно пятился назад, что я не выдержал и рассмеялся! – добавил Айдын.

Старейшины, представив перед глазами эту картину, тоже добродушно покивали головами.

Шах похлопал ушами, отгоняя мошкару, но Айдын мог поклясться, что слон понял, о ком идет речь и как бы предупреждал Айдына не изображать его уж в слишком юмористических тонах.

Один из стариков, Санжар (с древнетюрского «пронизывающий), с взглядом, действительно пронизывающим подобно кинжалу, заметил, что слонов в древности часто использовали в качестве устрашающей силы.

- Искандер Двурогий перенял такой способ войны у персов, и с успехом этим пользовался. Известно, что лошади боятся слонов и отступают при виде их. А твой слон, Айдын, и вовсе необычный. В нем есть и ум, и достоинство. Он почти как человек, только не говорит.

- Ну ты, Санжар, и сказал! – засмеялись старики. - Сравнил слона с человеком!

Санжар отставил пиалу в сторону и сказал:

- По мне добрый слон лучше любого плохого человека, Аллахом клянусь!