Мустафа Озтюрк

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка... Пишу стихи больше 30-и лет на родном турецком языке,а больше 10-и лет стал на оусском языке тоже писать. Основная тенденцией моей поэтики является любовная лирика. В стихах образы и предметы обычно лирически шифруются.Знаки препинания не ставятся. Моей целью является собственное творчество читателя по воссозданию метафор и пробуждение при каждом новом чтении ирых смысловых ассоциаий. ___________________________________________________________________________________________________

Олуновение Поэтический сборник

Cпособ уничтожения светлячок шевелится в самом глубоком гнезде возбуждение умножается в мрачном теле в августовском поле святые слова очисщают листву вздохами кровоточают сучьями плакучие ивы глаза твои косточки в пустоте высящих маслин глаза твои маленькие пустынные разбойники твои волосы в песке все черные ногти сколько стволов у твоего тела сколько следов на твоих губах ты возваождающий скорпион ужалишь себя на лицо себе плюнь табак жеванный в свое сердце направь кинжал в подлое тело свое утреннюю зарю взови мечтами уходящего лета согреть не сможешь ладони маленькие глаза твои пустынные разбойники пей дождевую воду вскипятив снегом засыпай прожаренную землю затем полным вдохом закури лунный свет завернув вафлями в своем гамаке посещаешь мечты беги в рощу в глубине озера но осторожно с тучями валявшихся в грязи иногда достоточно тебе своей мечты везде эмигрпнт ты под господством печали ты ищешь воду наполнить ладони а вода ищет себя хочет себя забыть крест на котором пророка распяли носят кровавые шайки полнолуния застрявшего в груди прилив и отлив - твое молчание кровью идет времья солнце - твой знак зодиака на хвосте бумажного змея отдохнет альбатрос расчешет волосы уставшего ветра эти дожди нападающие на тебя принадлежат песне потерявшей свой голос слабым свистом мелодию не смог отыскать маленькие глаза твои пустынные разбойники ну-ка цыган бедный в подлое тело свое утренную зарю взови Пока не лопнул мой термометр ярким светом снега слепит глаза тебе когда смотришь на мое сольнце сам без ветра солон страсти перешагнуть за горизонт только не укрывает сердце моя рваная рубашка и темные тучи как скорпула ореха показавшиеся мне фосфорическим блеском моря уставшая мечта кота в белой пелерине и в сапогах превращается в счастье завидуешь сверкающему одиночеству неба мятежным синей темноте блестящим крикам ночь – темное зеркало уже заржавшее луна – единственная в одну сторону в другую сторону остальное Сибирские ночи иссиня черные прихваченные морозом слепит глазницы тебе пламя опаловых звезд читаешь одни и те же журналы надуваются губы твои от целлюлозного вкуса открыв окно крикнешь если оплеухой замерзший голос ударит в лицо твой призрак показывает язык тебе в зеркалах куда со злостью убежал непосчитанное часами мгновение нарисованное покойным вдохом времени легла неровно морская синь глухие мраморные жилы в облаках гробницы оледеневшие замечаешь ли казаков на лошадях скакавших в безбрежной небесной степи   луна похожая на абрикос иногда нагибается к горизонту сорву ее из моего окна с темных веток в саду наряда вечерного из мороза серебрянного вдохнув в ладони втираю в тело замораживая авантиру к которой присоединилось одиночество как – то узнавали мы одно быть достоточными друг для друга припадаю к твоему сердцу обрадуй и полюби любимая степи моей груди ты царица надменная представь себе как только испугались кошки мурлыкать начали разобьется твое дыхание замерзнувь как куски стекла становится сталактитом слова твои грустные пики ледяных всадников из слоновой кости брошавшиеся со свистом за нашу спину навсегда   Олуновение внутая из футляра виоленчель я всю историю внутри меня песни мои и зеркальную воду нарциссов нашла ты твои руки бьют мои струны жадно хлещут меня с любовью и страстью тембры – боль невыносимая ломают линию горизонта сольнечные стрелы тембры биение моего сердца у твоего тела может быть повод и смысл любви на спине и лбу моему щелкает кнут, твои пальцы на моих струнах пускай солнечные стрелы натянут хорошо, что есть тембры, боли мои жизнь, унесенная мной как черная виолончель, уже не имеет ко мне отношения ты достала меня из черного футляра огромный ствол виолончели когда обнимался с дневным светом ты нашла то зеркало нарцисса Освободила меня видение,сохраненное на глади воды, не измельчилось бы груди виолончели продолжало бы фосфорический блеск не разбилось зеркало нарцисса вынутая футляра виолончель я открыло шлюзы мое сердце, чтобы впитывать тебя и себя довершить тебя зову к тебе кнастоящему существу по поводу меня небо разгоряченное в споре с собой, остужается своей тканью луна становится то больше, то меньше, там, где запутались день с ночью, освобождаясь из лап черной пантеры пускай сохраняется следы моей ласки не распускай свои волосы, и не смыкай глаз не опечалились ресницы махровые, оттеняющие свет твоих очей ты индийский шелк ночного света днем ослепляющий глаза неукложий ветер разбросит дыханье мое из твоего тела мое сердце оторванный парус галеры Я небо для тебя, чтобы закончились все боли твои люби меня так как свое небо поглощающее все боли твои пусть распахнет язык колокола дня страшного суда времья смерти в плени в наших ладонях нашей любви я останусь самым великим безумьем твоим мое самое страшное сумасшествие не вспомнится без тебя Потому что Вынутая футляра Виолончель я я не хочу, чтоб ты любила меня как себя сам не смог бы устоять перед таким ураганом береги себя даже от меня ты -единственный « ты » поскольку уверен, что нет меня на свете- кроме « я »     Любовь -состояние затмения любовь -состояние затмения заменяет твой белый день ослепят твою душу ее сваркающие огни крутится в твоей груди ночная бабочка торопливая вызывая тошноту острую боль, дрожа слезный мешок имеется у каждого глаза любовь похожая на слезы только накопится в яме сердца любовь -состояние затмения ты от себя образуешься страстями плены рассыпают дороги для тебя розами свобода становится мечтой которую можешь потерять каждый должен пережить мечты освобождающие себя должен найти любовь как мираж в пустыни о человеке говорят живущие его манеры и молчат вечно все затаившие душа стара настолько у тебя расставания и молода настолько пока не познанные чувства и жизнь твоя умножается с лицами заменивщими местами друг друга ты должен расставанию за каждую навую любовь и жизнь твоя-себе принадлежащая аватюра я ил одной ладони покрывающий собой дельту одиночества если я флюгер, а печаль стрелка грязущих время незаводных часов о человеке говорят живущие его манеры и молчат вечно все затаившие душа стара настолько у тебя расставания и молода настолько пока не познанные чувства каждый авантюрист герой своей жизни останится известным до конца своей авантюры   Эпилог любви 1 не смог сообразить и теперь рыдаю над расставанием люблю сердце мое состоит в пофторениях налажи мне ресницы свои волосы подстригая упустил самый чудесный климат твоей любви я остаток расставаний и лицо улыбающейся печали только в словах способен я не властен над душой своей не смог сообразить… 2 образ розы рисовал своим пальцем на стекле испаренном своим дыханием не смог раскрашивать розу как только писал твое имя стекло запотело в горизонте луна пряталась за розу розу назвал твоим именем тень розы расстроится шипами дадут нагрухку своим почкам просушенные ветки 3 если уходишь твое имя вянет на моем цветке не достают руки мои фиалок их фиолетовый свет кровоточит долго только волос от тебя останется у меня за пазухой в ореоле твоих глаз бледнеет рисунок одной чайки украсятся ли ватной пеной или загруженные тучами в розобутончатых губах свежие речки В городе Стамбул уже зима в городе Стамбул уже зима холодные ночи и одиночество расцветает ли будет ли утро ищу подать руку дружную порома входит из Босфора в дальный путь с пенистыми волнами на борту бущующими привествует путников осознающих родиной чудбину в городе Стамбул уже зима ищу подать руку дружную