Никулина Ярослава

Ярослава НикулинаНикулина Ярослава (Россия) 

Обычно, я не говорю много о себе, потому что считаю, что человека судят по его делам и поступкам, а слова – это всего лишь слова, отражающие наши мысли, которые в свою очередь связаны с тем, чем мы занимаемся, и что влечет нас. Две эти составляющие формируют наше мировоззрение и создают нашу жизнь, я не могу быть исключением из этого правила, ведь на моем жизненном пути, как мне кажется, присутствуют вполне обыденные вещи. Я люблю готовить, испытываю огромную радость, когда выпадает возможность одеть фигурные коньки и выйти на лед, и просмотр хорошего кино – не считаю пустой тратой времени, потому что временами из него можно очень многое подчерпнуть, как и из книг, которые способны обогатить жизнь и привнести в нее что-то новое, именно по этой причине я хочу быть писателем, я хочу привнести в мир немного хорошего. Только и всего. И готова посвятить этому всю свою жизнь.   

__________________________________________ 

«Хранители. Нити прошлого»

(отрывок)

***

Тем временем Иромир и Беатрисс, оставшись на земле, никак не могли понять, зачем Агнесса принялась кружить над городом, у них есть более важное дело. Не дождавшись её, они решили бежать вглубь парка, туда, откуда  разливался свет. Всё бы было просто, если бы не люди, мчащиеся в обратном направлении.

- Похоже, не только мы знаем о его появлении, - задыхаясь, вымолвила Беатрисса.

- По-моему, такое трудно не заметить.

- Думаешь, там нас ждет что-то, с чем прежде нам не приходилось сталкиваться?

- Раньше я даже не предполагал о существовании магии, я, конечно, верил в чудеса и во все такое, но не думал, что когда-нибудь стану частью подобного. Поэтому, считаю, мы вообще никогда ничего подобного не встречали.

- Логично…

В безмолвии между ними, ярче слышались удивленные возгласы и вздохи, вперемешку с испугом и паникой. С каждым шагом, приближающим их к цели, становилось всё жарче, как будто друзья двигались к жерлу вулкана, вот-вот готового выбросить лаву. До самого сердца парка оставалась всего пара метров, но бежать было уже не возможно, даже идти стало тяжело: дыхание перехватывало, ноги подкашивались сами собой, свет слепил глаза, невидимая, однако ощутимая волна словно давила, не позволяя двигаться дальше, отталкивая назад.

- Иромир, я не могу больше. Мощная энергия в самом центре парка каким-то образом ослабляет меня.

 - Я не оставлю тебя здесь, - юноша взял Беатриссу на руки, словно пушинку. Она понимала, что ему и так нелегко, но не могла ничего возразить. Благо, идти оставалось совсем немного.

Беатрисса невольно закрыла глаза при виде ослепительно яркого света. Это действительно была птица, состоящая из огня целиком и полностью. Дитя Пламени было необычайно больших размеров. По сравнению с ним, они чувствовали себя муравьями. Однако Феникс никому не причинял вреда, он словно замер в ожидании. Это продолжалось довольно долго, потому как Агнесс, в конце концов, спустилась.

- Пожалуйста, скажите мне, что это сон. Она ведь не может быть настолько большой, правда же?

- Не хочу тебя огорчать…ангелочек…но всё это…правда, - ответила Беата, задыхаясь.

- Что с тобой?

- Не знаю, но это не так важно, давайте лучше разберемся с птичкой.

- Только не здесь, будет слишком много жертв, - сказал Иромир, прежде чем,  Беата успела что-то предпринять.

- И как ты предлагаешь заставить её улететь?

- Никак, я надеюсь, она сама уйдет.

- Ты хочешь сказать, мы будем тут спокойно стоять?

- Да, именно это я и хотел сказать. Она никого еще не покалечила.

- Ты как хочешь, а я этого так не оставлю! - воспротивилась русалка.

- Не нужно, - возразил Иромир, делая в её сторону останавливающий жест.

- Если мне не изменяет память, тебя командиром никто не назначал!

- Беата, прекрати, он прав, к тому же ты неважно выглядишь.

- Прав говоришь, а это тогда что? – спросила она, указывая на женщину, лежащую недалеко от птицы.

- Хм… - немного  подумав, произнес юноша. – Агни, уведи отсюда людей. Беата, прикрой меня.

- Подожди-ка, по-моему, твой лук никак не помешает Фениксу, так что лучше ты прикрывай её, - расправляя крылья, поддержала подругу ангел.

- Спасибо, Агни, - в свою очередь поблагодарила её русалка.

- Не за что, я полетела, удачи.

- Тебе тоже.

Беатрисс уверено шла впереди, хотя чувствовала себя не очень хорошо, Иромир держал оружие наготове, собираясь в любую минуту выпустить стрелу. Девушка не рискнула подходить близко, она и так ощущала себя маленьким насекомым.

- Дитя Огня, найди себе равного соперника! – крикнула она птице. Ей показалось, птица обернулась, но почему не предприняла никаких попыток напасть? Девушке пришлось поверить, что Феникс, на самом деле, не желает никому зла, возможно, он вправду пытался помочь этой женщине. Придя к такому выводу, Беатрисса сделала пару шагов к Иромиру, до того момента, как услышала его «Осторожно!» и увидела летящую прямо на неё стрелу. Девушка успела пропустить её сквозь себя, одновременно почувствовав необычайно сильный толчок в спину, отбросивший её прямо к юноше, который буквально минуту спустя оказался на земле. Она еле-еле смогла перевернуться на спину и открыть глаза, но даже малейшее движение усиливало и до того нестерпимую боль. С трудом различая силуэты, Беата догадалась, что с ней произошло.

Иромир внимательно следил за подругой. Он очень боялся за неё. Все эти четыре с небольшим года, в течении которых они знакомы, он испытывал к ней нечто большее, чем просто дружеские чувства. Юноша радовался каждой её победе, тяжело переживал её неудачи и всегда поддерживал в трудную минуту, постепенно становясь настоящим другом. Чем больше времени он проводил рядом с ней, тем ярче понимал, что их отношения больше нельзя назвать просто дружескими. Постепенно Иромир все больше и больше чувствовал себя ответственным за её жизнь, скорее всего именно поэтому пытался всеми способами огородить от риска, который притягивает её как манит. Вот и сейчас он не спускал с неё глаз, хотя заведомо знал, если птица решит напасть, он ничем не сможет помочь. Он видел ровные уверенные шаги Беаты,  заведомо зная, что присутствие Феникса каким-то образом делает её слабее.

Когда птица на крик Беатриссы лишь только обернулась, он, было успокоился, усомнившись в недобрых намереньях птицы,  отпустившей его русалочку с миром. Однако юноша слишком рано сделал выводы, как только Беата повернулась к ней спиной, она выпустила из-под крыла огненный шар. Он успел лишь крикнуть «Осторожно!», выстрелив из лука, правда в спешке, отчего стрела летела прямо на девушку, к счастью её дар помог ей не стать его жертвой, жаль он не спас от атаки Феникса. Девушка упала перед ним. В ярости Иромир снова натянул тетиву лука, но выстрелить не успел, вторая атака птицы сбила его с ног. Оказавшись на земле, он почувствовал, что не может пошевелиться, каждое движение причиняло ему жгучую боль. Однако юноша знал, через пару минут его способности помогут ему прийти в себя, а вот Беатрисс? Он не хотел даже думать об этом.

Всю свою жизнь Иромир рос в семье, где родословная играла важную роль, где не было места сентиментальности и сожалению, где его окружали лишь люди с богатой родословной и известной фамилией, где слова власть и богатство не сходили с уст ни на секунду. Еще в раннем возрасте мать воспитала в нем эгоизм и высокомерие, а со временем, благодаря окружению, привились  упрямство и настойчивость.  Взрослея вместе со своим старшим братом, юноша сполна  ощутил чувство власти, отыгрываясь на обывателях родового поместья, находившегося далеко за пределами Петербурга, целых двенадцать лет, после чего семья переехала в этот пригород, получив по завещанию особняк, когда-то принадлежавший их далекому предку.

Именно это событие  открыло новую страницу в жизни мальчика. Ему пришлось завести друзей, а это оказалось довольно сложным делом, ведь прежде у него их просто не было, к тому же Иромиру потребовалось много времени, чтобы понять, что мир не вращается вокруг него. Первые месяцы дались тяжело,  он сам отталкивал о себя многих людей, желавших узнать его поближе, среди которых были и Агни и Беата, правда, вскоре очень быстро осознал, дружба нужна скорее ему самому, чем кому-либо из них. К счастью, Агнесс и Беатрисс были не из тех людей, что сдаются без боя. Сами не зная, почему, они верили в возможную между ними дружбу, особенно Беатрисса, словно их что-то притягивало, как окажется позже, не напрасно.  Безусловно, крепкого, прочного доверия сразу не возникло, но именно поэтому оно так дорого Иромиру, девочки были единственными, кто принял его таким, какой он есть, хоть и поначалу характер юноши их пугал.

Постепенно они научились доверять друг другу, стали часто собираться месте в доме Агни, а однажды Иромир решил пригласить девушек в свое поместье, но, как он понял значительно позже, это была не самая хорошая идея. Безусловно, юноша предупредил матушку о приходе гостей, однако таких лиц в своем доме она никак не ожидала увидеть. Она не скрывала своего разочарования, да и вообще эту женщину можно было читать слово раскрытую книгу, практически всегда всё было написано у неё на лице, возможно, за исключением пары случаев.  Девушки не могли этого не заметить, и, с большим трудом, выдавили из себя улыбку, которая получилась весьма убедительной, в то время как хозяйка дома даже не пыталась казаться приветливой. С тех самых пор всем стало ясно, больше посещать это место не имеет смысла. Несомненно, подругам удалось изменить характер юноши, не сказать, чтобы былого эгоизма теперь не было, просто он проявлялся в меньшей степени.

Юноша отделался всего парой ожогов, а вот Беатрисса пострадала. Всё её тело было обожжено, лицо искажала боль, а она все равно улыбалась. Встав на ноги, он отнес русалку подальше от места, где развернулось сражение, вокруг уже никого не было, парк выглядел пустынным впервые за несколько последних лет, не у кого было даже попросить вызвать скорую помощь. Крепко сжимая её ладонь, Иромир отчаянно просил Беату не расставаться с жизнью. Всё время, что он держал её, она истекала кровью, которая горячими струйками лилась по его рукам. Он знал, если позволить ей потерять много крови, она может не дожить до завтра. Погруженный в переживания, юноша даже не заметил, что Беатрисса стала сама собой: длинные локоны больше не развевались на ветру, а ослепительное платьице превратилось в легкую кофточку и элегантные бриджи. Он не имел понятия куда бежит, местность казалась ему не знакомой, хоть Иромир и прожил тут много лет, ему так и не удалось обследовать все места в пригороде. Нервно стуча окровавленной рукой в первую попавшуюся дверь, он чуть не задел хозяйку, когда та открыла ему, в ужасе вытаращив глаза, одновременно приглашая в дом.

***