Marianna

2014-10-03 22.17.20 (1)Меня зовут Марианна. Мне 22 года. Любовь к литературе у меня возникла еще в школьные времена, после прочтения романа «Герой нашего времени», настолько сильное впечатление он на меня произвел. Лермонтов, можно сказать, был моей первой любовью =) Уже позже я полюбила произведения Харуки Мураками и Трумана Капоте, музыку Джона Колтрейна и голос Леонардо Коэна, картины Моне и творчество прерафаэлитов, но не зря говорят, что первая подростковая любовь остается в воспоминаниях человека на всю жизнь =)

My name is Marianna. I am 22 years old. I fell in love with literature in the school, after the reading of the novel "Герой нашего времени", which made so strong impression on me. Lermontov, one might say, was my first love =) Later I fell in love with the works of Haruki Murakami and Truman Capote, the music of John Coltrane and the voice of Leonardo Cohen, Monet paintings and works of pre-Raphaelite, but the first teenage love remains in the memories of the person for life =)


Роман "Жизнь снежинок, или безымянная книга"

Синопсис

 Роман состоит из двух повестей («Дом» и «Разлюбил»), двух героев, чьи жизни однажды пересеклись.

 Миллионы снежинок, таких одинаковых на первый взгляд, но таких разных, опускаются с неба на землю, пока не превратятся просто в один большой сугроб, теряя свою индивидуальность, а затем тают. Но каждый раз снова и снова возвращаются на землю, возможно, уже в другом обличии. Этот момент, пока она летит, кружась, приближаясь и удаляясь, гонимая ветром, не в силах противостоять природе, такая крохотная и хрупкая, и есть ее жизнь. Жизнь снежинок.

 ОТРЫВОК

Дом

 «Солнце — одно, а шагает по всем городам.Солнце — мое. Я его никому не отдам.Ни на час, ни на луч, ни на взгляд.— Никому. Никогда!Пусть погибают в бессменной ночи города!В руки возьму!— Чтоб не смело вертеться в кругу!Пусть себе руки, и губы, и сердце сожгу!В вечную ночь пропадет,— погонюсь по следам...Солнце мое! Я тебя никому не отдам!» Это было ее любимое стихотворение до тех пор, пока «солнце» не решило, что ему с ней тесно, с ней он меркнет. Они встречались три года, а потом он ушел. В прошлую осень, когда ей исполнилось двадцать пять лет. Он все реже звонил ей, все чаще пропадал, не давал о себе знать, пока однажды не сказал, что им пора расстаться. «Останемся друзьями, хорошо?». Нет, не хорошо, совсем. Скорее, плохо, очень плохо. Девушка молчала, а в глазах у нее было отчаяние. И ты тоже меня предал. Хотя можно ли это считать предательством? Он, наверное, не любил ее никогда. Просто нравилась, просто был влюблен, а потом понравилась другая. Ну, почему у него все было «просто»?! Когда-то он говорил, что они поженятся, но не сейчас. Сейчас ему рано.  Осень была тяжелой, впрочем, как и зима. Холодной, ветреной, с мокрым снегом и постоянной слякотью, от которой портится обувь. Девушка не плакала, она только впала в спячку и приказала себе держаться. «Ничего, потерпи. Весной станет легче». У девушки было одно большое достоинство, которого нет у многих: она знала цену жизни.  Предательство и ложь уже давно ее не удивляли, но били больно. Девушка еще помнила морозный зимний вечер, когда ее приемные родители не открыли дверь просто потому, что она задержалась в школе на час. Они любили устраивать такие наказания. Пальцы на руках и ногах онемели, ей казалось, что она их совсем не чувствует, но продолжала идти куда-то. Хотя идти было некуда. А так хотелось сесть на лавочку, закрыть глаза и уснуть. Но этого делать нельзя. Необходимо идти, несмотря на ветер, мелкий снег, слепящий глаза. Ее губы уже посинели, в ушах звенело то ли от ветра, то ли от боли, сковавшей все тело. Иногда она заходила в магазин и растирала онемевшие пальцы, делая вид, что рассматривает что-то в витрине, пока продавец не начинала сердиться. Она снова и снова возвращалась к дому, где жила, но дверь квартиры была закрыта. Адом ей представлялось место, где ты стучишь в дверь, за которой тепло, уютно, там твои близкие, но тебе никто не открывает. В ладонь уже врезаются миллионы иголок, костяшки пальцев сбиты в кровь, но все безрезультатно. Закрытые двери.               …Она все еще его любила, хотя и он захлопнул свою дверь перед ее носом. Девушка провела ладонью по шершавой стене и слабо улыбнулась. Как же хорошо иметь свой дом! Теперь у нее есть деньги, и она обязательно купит себе дом. Маленький домик на острове Сардиния, будет просыпаться под шепот моря и вдыхать пьянящий аромат свободы. А пока она сидела на темной лестничной площадке. Небо за окном уже было темно-синее. Почему никто не возвращается с работы? Девушка вытащила деньги из карманов, и засунула целую кучу смятых купюр в сумку. Денег было много.                Девушка прислушалась и различила шум телевизора за одной из дверей. Из другой квартиры доносился аппетитный аромат жареного мяса, и у девушки в животе заурчало. Где-то плакал ребенок, кто-то громко спорил. Дом был живой. Он дышал, издавал запах, шум, энергию. «Я как привидение. А может и правда? Наверное, когда я шла сюда, меня сбила машина. Я умерла, но душа вернулась в этот дом. Но почему именно в этот?». Девушка знала ответ.                Но почему я не могу уйти из этого дома? Когда же я наконец спущусь? Девушка попробовала еще раз нажать на кнопку лифта, и отпрыгнула, когда он зашумел и двери открылись. Настолько была удивлена. Она стояла напротив пустой кабины, приглашающей ее внутрь, но не решалась войти. Если я не могу спуститься по лестнице, то где гарантия, что я не застряну в лифте? Девушка медлила, она боялась стать заложницей. Двери закрылись. Она снова направилась к лестнице и начала быстро спускаться вниз, пока не устала и не решила передохнуть. На некоторых площадках горел слабый желтый свет, на других было совершенно темно. Девушка присела на ступеньки, прикрыла глаза, крепко прижимая к груди сумку. В сумке была ее мечта, ее надежды, ее дом, наконец. Она от нее ни за что не откажется. Вот отдохнет немного, наберется терпения и будет идти дальше. Но нельзя останавливаться. Ни в коем случае. О помощи девушка просить не умела.                 Она снова представила самый красивый итальянский остров, о котором читала в журнале, и маленький уютный домик. Девушка никогда не видела моря. Она купит себе легкие летние платья и широкополые шляпы, которые будут защищать от знойного солнца. Утром будет гулять по берегу моря, а вечерами сидеть в своем домике, пить красное вино и есть пасту. Да, просто необходимо научиться готовить пасту! Девушка решила, что запишется на кулинарные курсы, но уже не здесь, а там, в Италии. А еще она купит большую собаку с веселыми глазами (какие были у НЕГО), чтобы не чувствовать себя одиноко. Девушка улыбнулась. Для всего этого нужны деньги, которые сейчас в ее сумке, и она ни за что их так просто не отдаст.                «Не в деньгах счастье» - обычно так говорят люди, которые в этих самых деньгах не нуждаются. А спроси у человека, живущего в крайней нищете, который доедает последний кусок хлеба, который не может дать своим детям достойного образования, он расскажет, в чем заключается его счастье. Разве все действия человека не направлены лишь на то, чтобы заработать деньги? «Не будешь хорошо учиться,  пойдешь в дворники» - постоянно твердят учителя. Значит, будешь меньше зарабатывать, а, следовательно, менее уважаем и не принят в обществе, где деньги правят балом? И при этом люди противоречат сами себе и говорят, что не в деньгах счастье. Но почему-то никто не хочет быть счастливым, получая минимальную зарплату, ютиться в малогабаритной квартирке на окраине города. Ведь все же есть для счастья: кров, еда, семья. Но многие предпочтут быть счастливыми в просторной квартире, занимая руководящую должность, путешествуя по миру.                Девушка часто «лазила» в интернете, который только недавно провели в библиотеке (а что еще делать, чтобы «убить» рабочее время?), рассматривая красивые картинки и читая о далеких странах, в которых ей не суждено побывать. Даже если она будет откладывать каждый месяц часть зарплаты, то все равно посетит Италию лишь через пять лет. Возникал вопрос: купить хорошие сапоги и пальто на зиму или отложить деньги на мечту, которая осуществится лишь через несколько лет, когда она возможно уже и не будет желанна?  Деньги, деньги, деньги…Учишься в университете, чтобы получить образование, без которого трудно устроиться на работу. А затем каждый день с понедельника по пятницу ходить на работу, иногда даже ненавистную, брать кредиты, слушать новости об экономическом кризисе, повышении цен, содрогаясь при мысли об увольнении. И вся эта цепочка событий называется жизнью, где деньги, возможно, и не цель, но средство приобретения счастья? Неужели, этот пресловутый смысл жизни и состоит лишь в том, чтобы получать деньги и тратить их.

А, может, все-таки нет? Девушка загрустила, вспомнив человека, который говорил, что у каждого счастье свое.

            Девушка услышала топот, будто кто-то быстро спускался с лестницы. Шаги были торопливые, угрожающие, все быстрее и быстрее приближаясь к ней. Вот он, тот самый момент. Этот человек в черном, без лица, которого она ждала и боялась всю жизнь, гонится за ней. Он страшный, жестокий, бессердечный, его нельзя разжалобить. Когда он нагонит ее, то не будет больше ни воспоминаний, ни этого дома, ни библиотеки! Одним словом, ничего. Конец! Девушка вскочила, крепко обхватив ремешок сумки, и помчалась вниз, что есть силы. Она бежала, держась за перила, но и топот позади все еще продолжал громом отзываться в ушах. Сердце бьется так сильно, что даже подташнивает.

Девушка завернула за угол лестничной площадки, и принялась барабанить по дверям, глотая слезы и умоляя их помочь. Но никто не открывал. Ноги одеревенели, и, казалось, не слушались ее, она не могла сделать ни шагу, как в страшном сне. Девушка сползла на холодный мраморный пол, не в силах подняться и бежать дальше. Он уже почти настиг ее. Она слышала его дыхание. Свое дыхание – прерывистое, частое, мучительное. Его уверенные шаги, стук каблуков уже слышен так близко. Ее сердце начинает биться все медленнее. Вот его долговязая тень уже появляется на лестничном пролете. Лампочка моргает несколько раз и гаснет. Теперь только он и она, и окутавший их полумрак. Черная тень на фоне темно-синего неба. А в окне, за его спиной, вдалеке, в потустороннем мире, в другой галактике, в чужой жизни, сияет маленький белый диск луны. Девушка закрыла ладонями влажное от слез лицо…

Разлюбил…

 Я открыл глаза, и первое что почувствовал, так это запах ее духов. Слишком сладкий, цветочный, раздражающий…Я повернул голову набок и на соседней подушке увидел лицо моей мирно спящей жены. Она была бледная, с опухшими после бессонной ночи веками, но все равно довольно-таки симпатичная. Даже, можно сказать, красивая. Второй моей мыслью после пробуждения было: «Разлюбил…». Эта мысль, не дававшая мне покоя последние несколько месяцев, но которую я отгонял всеми возможными способами, вдруг обухом ударила меня по голове. Мы прожили в браке восемь лет, у нас есть семилетний сын и дочь, которой недавно исполнялся один год. Я знал, что моя жена по утрам пьет кофе с молоком, любит кошек, осветляет свои русые волосы, каждый месяц ходит на коррекцию бровей, о чем обязательно оповещает и меня, но она была мне совершенно чужой. Правда, раньше мне так не казалось, а сейчас вдруг осознал, понял. И запах у нее чужой, и мимика, и тонкий детский голосок. Сейчас она проснется, поцелует меня и пойдет в душ, а на губах останется этот кисло-сладкий привкус. Поэтому я встал раньше нее, как делал в последнее время, и первым пошел в душ.

            Стоя под упругими струями прохладной воды, я старался не думать о нашем браке. Брак! Господи, ведь это и вправду какое-то недоразумение, оплошность, ошибка! Но никак не союз любящих понимающих друг друга людей. В последнее время это так.

            Когда я вышел из ванной комнаты, она уже проснулась. Сидела на краю кровати и пилила ногти. Свои аккуратные розовые ноготки, которыми она царапала мне спину, но это было только в первые годы нашего супружества. Сейчас страсти поутихли, возможно, поэтому спАла пелена с глаз, и я понял бессмысленность нашего сосуществования.

- наконец-то, - закатив глаза, сказала она и вздохнула. По пути в ванную, она поцеловала меня в щеку и игриво прошептала:

- чистюля мой.

Дверь ванной комнаты она как всегда оставила приоткрытой, словно мы стали настолько близкими друг другу людьми, что между нами не может быть границ, а тем более стеснения. Я подошел к комнате, из которой валил ароматный пар (она любила горячий душ) и плотно прикрыл дверь, а потом раздраженно провел ладонью по щеке, стирая ее поцелуй. Вдруг стало жарко от чувства вины и стыда. Она ведь была, по сути, хорошей женой, неплохой хозяйкой, отличной любовницей. Что еще надо тридцатичетырехлетнему мужику? Все есть: и хорошая работа, и карьера, и семья. А ведь все равно чего-то не хватает.

Я подошел к кроватке, украшенной белыми кружевами, в которой мирно спала наша дочка, и непроизвольно улыбнулся. Ангел со светлыми завитушками, пухлыми щечками и беззаботной улыбкой. Я протянул руку и пальцем, чтобы не потревожить, дотронулся до ее кулачка, погладил мягкую нежную кожу. Мой ангел. Я люблю тебя и буду любить вечно. Клянусь…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 2,18 из 5)

Загрузка...