Maria Galkina

BeFunky_BeFunky_null_1.jpgЯ люблю рассветы в горах, от которых немеют пальцы, спонтанность, и смех до боли в щеках, и бачату, и сальсу, и верлибры Буковски, и запах дикого базилика, и этот уличный блюз по субботам, и Холдена Колфилда, и бабушку с ее неизменной шарлоткой и яблочными ямочками на лице, и все эти невозможные звуки жизни, происходящей здесь и сейчас. А писать о себе не очень люблю.

If you really want to hear about it, the first thing you'll probobly want to know is which my hobbies are, how many years I've been writing these strange poems and anything, but I don't like this way if you want the truth. I love sunrises in the mountains with somebody who are as crazy and young as you, the spontaneity, and this statement when you lagh out of loud, and a tomato salsa, and "Poems Written Before Jumping Out of an 8 Story Window", and the smell of a wild basil, and Holden Caulfield, and this street blues on Satardays, and my grandmother cooking a Charlotte. Actually, I'm crazy about such things, these inimitable sounds of Life.


Стихотворение "Песня седьмого дня"

*** голубеет осока за двадцать шестым км ты незримый немой разливаешься звуком мэ по гортаням сухим моим на пари – через пару секунд вспарим гусьим перышком – в море в Рим там (о чудо) заговорим по-латыни по-летней пыли прорастает язык крыла от орлицы и до орла в небе где гиацинты плыли     песня седьмого дня   они не могли найти ни одного мужа готового разделить с ними ложа нищий и тот поднял за ночь больше   они блуждали по переулкам каблуки цеплялись за брусчатку выли протяжно ныли ноги пронзенные терновыми иглами   машины мелькали мерцали надеждой они гладили их воспаленными глазами глаза их пели о горах бальзамических   они молча дымили и дым покидал их белый лики их были прозрачнее апреля ветра белее овец выходящих из купальни губ   они свернули к реке ища покоя и нашли у храма народ несчетный и много бранились при виде их глаза отводили   они сели на камни и сняли туфли и омыли ступни от грязи крови и рыбы обтерли ноги их волосами своими   и встали они идут и идут по городу по улицам и площадям его по губам и щекам его поцелуями белых ступней пот со лба его отирают   и идут и идут по улицам по щекам и идут по губам и идут по площадям и идут и идут и идут и идут босые     1   августовский любовник в рубахе в клетку из фонарей и хипстеров длинношеих этот старина Арбат с гоготом Изабеллой в коробках автостопщиками гениями аскерами в драных майках пыльных кедах мелочью пятьсот –  зачищай пухляк расчехляй коньяк с вахтанговской крыши Битлы опускаются нам на плечи   августовские любовники поют в зрачках того дряхлого гитариста бродяга пьянь он никогда не играет только вперед ватным взглядом на надвигающийся экспресс вдруг руки ангела  как латинская эс как секс вопль о котором  глазами а не словами   2   воздух со специями густой август с акцентом на бульваре писателя двух воюющих делай блюз на губной гармошке мои плечи уже танцуют два аккорда и ловим   и летим в танговальсе над кронами парка где-то в районе Сокола изуродованные интеллектом птицы твердишь Ницца Ницца лучше свиданье в Вязниках покурим кудри мехмат Михаил Щербаков и поднимаемся   полуспим на полу слова в потолок опэнспэйс ты говоришь про запад Индии они любят фотографироваться маленькие индусы в цветастых лохмотьях вроде цыганских я настенная карта в сумраке Индия это бутон   хотел бы я иметь такие прекрасные волосы укрывать ими веки засыпая под утро   3   на том же месте седьмого августа будем стоять у фонтана пьющего и поющего на том же месте после войны после страны помчимся бегом по клумбам по желтым  по красным бархатцам   будет рассвет над Землей над безумными головами детей её вдруг захохочем мы отчего-то молоды мы мода тот же балкон и дым с рельефной колонной сплелись в  любви   в небе орды наших стихов выкриков шёпотов слились в межпланетную звёздную хорду и по-шагаловски всё пролетают над городом по-над городом по-над городом Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (5 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...