Гульнара Мамбетсадыкова

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 4,82 из 5)
Загрузка... 47 лет. Мать 5 детей. Физик по профессии. Увлекаюсь  литературным переводом с кыргызкого на русский язык. Пишу стихи. Некоторые из них были опубликованы во Франции в переводе французского писателя Рене Канья.  Представленное на конкурс произведение  является первой работой в прозе. Получило хорошие отзывы во Франции, в Германии, в Японии. _____________________________________________________________________________________________________

«Сезим»

Повесть

Отрывок

 Ош. Казалось, сам дьявол вселился в городе со своей сворой, и только и дожидался своего любимого времени дня – после заката Солнца! Солнце садилось медленно, как будто нехотя заканчивая свое патрулирование. Там и тут горели машины. Молодые ребята развлекались, гоняя  дорогие джипы и ломая их – « ни нам, ни вам». Мужчины кучками сновали по всем направлениям, вооруженные палками с гвоздями, ножами, а то и настоящим оружием. Некоторые на ходу учились пользоваться автоматами и пистолетами, пробуя свою меткость на каком-нибудь дереве или покинутом автомобиле. Сезим и Кайрат наблюдали за всем этим из окна второго этажа. Вдруг они увидели, как несколько парней - кыргызов  приволокли  человека и, облив керосином, подожгли его! Мужчина, вероятно узбек, отчаянно пытался потушить огонь на своем теле, размахивая руками и катаясь по земле.  Сезим решила предотвратить беду. Если непоправимое случится на их глазах, то,  как дальше жить? Она выбежала в дверь. Кайрат еле успевал за ней, по дороге крича дежурившим у входа ребятам: «Там…там…человек горит!» Оказавшись на улице,  все увидели ужасное зрелище – полуживой человек корчился, объятый огнем.  Его окружали озлобленные парни. И то, что они творили, им явно не доставляло удовольствия. Некоторые из них плакали, казалось, что ими управляет неведомая дьявольская сила. В какой - то момент Сезим от шока позабыла про страх, и вырвалась из объятий Кайрата. Сотрудники Кайрата,  взяли ее в плотное кольцо, стараясь завести опять в гостиницу. Сезим  кричала до хрипоты: -Да что он такого сделал, в конце концов?!  Вы что, варвары?! Что вы делаете? На что озлобленные парни отвечали:                                                                                            - Ты лучше спроси, что они вытворяют! Они закрыли дверь роддома и подожгли его!  А что они творили в студенческом общежитии! Ты, наверное, не слышала об этом. Тогда тебе не понять! Пошла вон отсюда, пока не поздно! - Но это точно он? -Не он, так другой! Раскрой глаза! Нам некогда заниматься расследованиями! На их счету слишком много преступлений! -А на вашем счету их меньше? Вы что, хотите выровнять  этот счет? Вы не забыли про Бога? - Все это время Сезим окружали Кайрат и его коллеги. Они  подхватили отчаявшуюся девушку  и пропихнули в дверь. Кайрат завел ее в номер, где находился офис  агентства и усадил в  кресло. – Скажи, или я сошла с ума? Или они сошли с ума? Или весь свет сошел с ума?  Во мне течет и кыргызская кровь, и узбекская – так мне что – разорваться на две части?! Я хочу домой! Я хочу к родителям! Я хочу к маме! - все время повторяла его любимая, то впадая в истерику, то успокоившись - шепотом. Так и уснула в кресле.                                                                                                                                                          Кайрат,  казалось,  совсем не реагировал на слезы Сезим. Но его волновали те же вопросы, и еще больше: как вывезти большую сумму денег, принадлежащих турагентству? Как спрятать дорогостоящую технику и отчеты. Заклеив скотчем всю сумму и, спрятав ее под сиденье автомобиля, они направились по трассе в аэропорт. Все время, пока они ехали, впереди, на такой же большой скорости ехал  черный «Мерседес». Впереди, поперек дороги, все увидели цепочку людей, преграждавших путь. И вдруг,  ехавший на большой скорости  «Мерс» помчался с бешеной скоростью. На полном ходу автомобиль сбил человека, переехал его, и «полетел» дальше. Остальные успели расступиться.  Алишер,  сидящий за рулем спросил:                                                                                                                                                           - Что нам делать?                                                                                                                                  - Не сбавляй скорость! – крикнул Кайрат.                                                                                                                      Они тоже переехали тело сбитого покойника и устремились вперед.  Кайрат посмотрел на Сезим и увидел ее застывшие, широко раскрытые от шока -  глаза. Он крепче обнял ее и осторожно поцеловал ее холодный от пота лоб. На десятом километре их остановили вооруженные  люди. Увидев, что они узбеки,  Алишер -  один из сотрудников Кайрата, заговорил на своем родном узбекском:                                                                                                                            - Эй, братья! Я свой! Пропустите нас! Это японцы из Би-Би-Си.   Они за нас. Пишут всю правду про нас. Родные,  пропустите!?                                                                                      В это время один из толпы приложил пистолет к виску Алишера, а другой – уже подпирал оружием щеку Кайрата, который заговорил на английском, и то и дело добавлял - Би-Би-Си, Би-Би-Си... Увидев, что один из встречных протягивает руку, Сезим лихорадочно закрыла окно. Ох,  Слава богу, успела. Один из узбеков приказал отпустить их, и все облегченно вздохнули. Алишер поехал, на родном  языке горячо поблагодарив своих собратьев.                                                                                                                       – Гнать? -  спросил он.                                                                                                                            –  Езжай  медленно, 180- хватит, - ответил сдержанный, до этого молчавший  Элдияр.                                                                                                                                                        Приехав в аэропорт, они увидели, что он битком набит  желающими,  как можно быстрее покинуть этот город. Девушка - корреспондент решила помочь Сезим и  провела ее в салон самолета, как журналистку с информационного канала. Кайрат лишь успел всунуть сумку с деньгами.  Объяснять не было  надобности, они понимали, что  все в руках судьбы.  Сезим  увидела, что в салоне самолета еще много свободных мест. Занят был только весь пол. Везде лежали на носилках раненые. Сезим позвонила родителям, сообщила о том, что села, наконец, в самолет и, что  они могут уже ехать в аэропорт встречать ее.                                                                                                                                Приехав домой и, зайдя в свою комнату, она целый час рыдала. Эмиль и Азия  – родители Сезим, не смели ее беспокоить, видя ее состояние. Только мама, приготовивши манты и суп, зашла,  и крепко обняв  ее, проговорила:                                                                                                          - Чай давно остыл, а теперь остынет и еда. Кыргыз никогда не заставляет ждать еду, кызым. Это неуважение к еде. Не дай,  Аллах, быть голодными! - Мама! Неужели я дома? Я раньше не задумывалась, что значите для меня - Вы с папой, какое счастье - находиться дома! А голод я познала там. Я сейчас голодна, но меня не тянет кушать. Слишком много я пережила, – и она вновь зарыдала. В комнату зашел отец, до этого нервно куривший во дворе. Он тоже обнял дочь и ласково поцеловал ей кончик носа. - Все, все, все! Пойдем кушать! Я тоже сегодня помогал лепить манты, должно быть вкусные получились!                                                                                                                     Приехали бабушка, родственники и зашли соседи. Все с интересом расспрашивали о событиях в Оше. Все время работал телевизор. И вдруг на экране возникло изображение Сезим, показали в новостях сокращенное ее интервью.  Через час с повторной трансляции новостей это интервью уже «срезали».                                                                                                                                                    На следующий день, родители решили взять дочку с собой на вещевой рынок, где они работали. Слишком она была напугана, чтоб оставлять ее одну. Хотя, сама Сезим удивлялась своей устойчивости к стрессу:  «Поистине, бог создал нас с мощным  запасом сил!» С вечера  бабушка все время читала молитвы, и шоковое состояние как - будто улетучилось. Но, попав на рынок, семья опять была  в шоке от увиденного. Сезим вся съежилась от тревоги – на стоянке машин собралось уйма народу. Это в основном были подрабатывающие грузчиками ребята из Оша. Кто-то кричал, отчаянным голосом: - Поймите, там мои родители. Я должен их спасать. У нас у всех там родственники. Неужели мы останемся в стороне? Все это творится совсем рядом, а мы здесь будем за поганой копейкой бегать?                                                                                                                                     - Ребята, не будьте «заложниками своей злобы». Я сам из Оша. Там мои родные братья. Вы поедете туда и усложните обстановку. Чем больше  людей, тем сложнее утихомирить. Туда направлены  военные подразделения, танки, поехали общественные деятели, представители власти и партий. Что, они должны будут успокаивать и вас? Наши родственники голодают, не лучше ли будет собрать продовольствие и с вооруженным сопровождением отправить туда?- это был усталый, тихий голос невысыпавшегося начальника охраны. -  А ваша помощь, в случае чего, нужна и здесь. Ведь у всех здесь братья и сестры, жены и дети. Толпа быстро разошлась. Люди, ставшие свидетелями этого стихийного собрания облеченно вздохнули и были  удивлены  сплоченности и дисциплине грузчиков. Пока  родители торговали,  Сезим пыталась дозвониться до своего любимого. Связи не было. Рассказывали, что в Оше также сидят без света и газа. «Как он там? Жив ли?» Она украдкой всплакнула. Пришла знакомая родителей  со своим братом, попросила разрешить ему посидеть, пока она сама закупит товар. Она сказала: - Приехал «оттуда», ноги у него болят, бредит. Контузию, что ли получил? Она ушла, и Сезим живо начала расспрашивать нового знакомого. Что, что там происходит? Молодой красивый мужчина весь съежился, погладил свои седые волосы и надломленным голосом начал рассказывать: - Я каскадер. А на завод в Оше охранником временно устроился.  Там, обычно, бывает тихо. Есть все условия в тишине поработать  над постановкой трюков, потренироваться. Люди у нас остаются работать в ночную смену. Есть у нас и узбеки, и кыргызы. Так вот ночью ворвались к нам во двор завода с десяток вооруженных людей. Они приволокли четверых подростков  и начали их пытать прямо в центре двора. Мы поняли, что их целью было вызволить людей с наглухо запертого завода и перестрелять. - Он обхватил голову, долго не мог говорить, затем глотнув поданную воду, заговорил дальше - Они вбивали гвозди в руки детей. Те кричали, всю ночь молили о пощаде, просили не вбивать гвозди. Было темно, никого из них не было видно, но… но мы всю ночь слышали стоны. - Рассказчик закрыл лицо руками и плечи вздрагивали. – Мне…мне стыдно, мы ничем не смогли помочь. Утром дети были мертвы. Такой тишины на заводе я не слышал никогда. Мне стыдно перед этими детьми! Мне стыдно за все человечество, позволившее этому случиться! …  И я не один поседел за эту ночь… От этого позора мне не отмыться никогда! Пытался повеситься, не дали. Вон сестра с собой везде таскает, как бы ни сглупил. А ей это надо? Я все обдумал. Буду ей помогать, и то польза от меня.                                                                                                                                                          - А что у Вас с коленом?  - спросила Сезим, увидев, что мужчина кривится от боли, держась за перевязанное колено.