Малика Турсунходжаева

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...

Малика Турсунходжаева (Узбекистан)

Однажды мудрец высказал две мысли, которые я взяла за собственный девиз: Я молод пока учусь (я вечная ученица по жизни). Нельзя почивать на лаврах. Пока есть хотя бы один повод двигаться вперед – надо идти. Уверена, что я уже достигла определенных успехов в выбранном деле, но пока дышу – буду стремиться к покорению новых вершин! Запретный плод сладок, смело срывай их и ничего не бойся. Никогда не довольствуйся малым – это удел нищих духом!

Пишу стихи и прозу, люблю собак и лошадей, обожаю спорить и общаться с людьми, ценю хорошую музыку и светские тусовки, увлекаюсь КВНом и театром. Я – трудоголик, увлеченная творческая натура, умею создавать микроклимат в коллективе, приношу счастье, а еще у меня острое и бойкое перо, не пью, не курю, веду здоровый образ жизни. Занятия в свободное время: Театр, музыка, кино, ходьба пешком, конные прогулки.

_______________________________________________________________________________________________________

Быть или не быть, г-н Консул?

В Ташкенте, несмотря на полнейшее бездействие властьпридержащих и хронический застой практически во всех сферах социальной и культурной жизни, все же изредка происходит что-то очень веселое и интересное. Все было бы хорошо, если бы мыслящие жители благословенной, но выжженной и вытоптанной земли, не осознавали горечи собственного бессилия.

Однако обо всем по порядку. Сразу предупрежу читателей, что сей опус нужно воспринимать как пикантный анекдот и не более того. Вполне возможно, что все нижеописанное – всего лишь плод неуемной фантазии чудаковатого, хотя и  респектабельного иностранца (в мире гламура таких называют метросексуалами). Проверить «не липа ли?» на настоящий момент не могу, потому как они там, а я здесь. Так что не обессудьте, рассказываю с чужих слов, стараясь не повредить ткани повествования и сохраняя фирменные высказывания и фишки «подопытного» (далее по тексту «Пауло»).

Если уж говорить начистоту, то единственная дипмиссия, которая хотя бы создает видимость, что «работает в Узбекистане» – немецкая. Германия, не скупясь, вкладывает деньги в развитие культурных связей. К примеру, разработана специальная программа грантов для экспериментальных театральных постановок (в частности, ставшие популярными сценические читки в театре Марка Вайля «Ильхом»), музыкально-поэтических салонов, творческих лабораторий, вернисажей, семинаров и т.д. В марте текущего года Посольство ФРГ в Узбекистане совместно с Институтом Гете-Ташкент и Швейцарским агентством по развитию и сотрудничеству устроили настоящий карнавал – отмечали очередную «победу над ленью и ограниченностью местной богемы».

Боже, если вы не бывали на подобном светском рауте, то многое потеряли. Весьма забавное зрелище: этакий междусобойчик, куда приглашаются все посольские, их друзья, друзья друзей, випы всех мастей, ну и в обязательном порядке – представители лояльных СМИ. Куда уж без никому не нужных, набивших оскомину бесконечным нытьем, но жадных до канапе с черной икрой и «халявного дринка» независимых «журналюг» – зачастую феминисток постбальзаковского возраста или престарелых ловеласов – повсюду разбрызгивающих липкую слюну, злобствующих по поводу «небывалого падения нравов в современном обществе». Как это обычно бывает на богатых свадьбах,  попадаются и случайные люди, не решающиеся уйти с «праздника жизни» и скучающие в уголке с бокалом выдохшегося шампанского, который некуда деть и приходится весь вечер вертеть в руках. Именно таким случайным человеком на супер-пупер-театральной тусовке оказался и Пауло (фамилию забыла, извините), прибывший в Ташкент с важным строго конфиденциальным заданием от самого короля Дании!

Отчаявшись найти в разношерстно-серой толпе хоть завалящего мало-мальски приятного собеседника, который к тому же не станет грузить своими «смешными надуманными» проблемами, а напротив, раскрыв рот от восхищения, с явным удовольствием послушает речи «светоча разума» – настоящего кадрового дипломата, Пауло тихой сапой двигается к помпезной золотой надписи «Выход». Вдруг в банкетный зал влетает толпа опоздавших. В их числе молодая, пытливая, и, смею утверждать, симпатичная журналистка (в общем, «комсомолка, спортсменка и просто красавица»). С загоревшимися глазами и оправданной мотивацией (видите ли, наш герой помешан на белокожих брюнетках), Пауло ринулся к сразившей наповал девушке. Ловко выхватив из рук зазевавшегося гарсона поднос с аппетитными бисквитами и ледяным шампанским, Пауло, лихо и виртуозно обойдя потенциальных соперников, сияя, как Чеширский котик, подбирается «поближе к дичи», протягивает наманикюренную лапку и на чистейшем русском языке с легким скандинавским акцентом мурлычет: «Привет, я Викинг». На что находчивая дама отвечает: «А я думала Гамлет». Завязав непринужденную беседу, Пауло тут же в лоб выкладывает юной деве: «Вы мой идеал, выходи за меня, увезу тебя я в тундру, датские женщины не хотят рожать, а я мечтаю о ребенке, мне 33 года, холост, состоятелен, гражданство в Дании дают через 8 лет, а я тебе нравлюсь, дай номер своего мобильного и т.д». Девушка, в полном ступоре, на ходу натягивая куртку, поспешно сбегает от навязчивого кавалера…

Однако, несмотря на упрямство и восточную скромность девушки, видимо благодаря настойчивости и заманчивой европейской лощености синеглазого красавчика, следующая встреча все же состоялась в Международный женский день! В пафосном ресторане, потягивая терпкий апельсиновый сок, окончательно потеряв бдительность, подогреваемый желанием покорить волоокую капризулю, Пауло раскрыл карты и рассказал о себе много лишнего. Может быть, он и выдал пару государственных тайн, возможно дабы придать важности собственной персоне по «доброй мужской традиции» просто прихвастнул. Судить об этом вам, мой милый непредвзятый вдумчивый читатель.

Пауло поведал, что выслан из родной Дании суровым королем (между прочим внучатым дедушкой нашего подопытного) за «некие грешки, которые неприлично обсуждать с девушками». Загладить вину он может только преданной службой на благо отечества. Монарх поручил Пауло присмотреть в узбекской столице участок под строительство консульства, нанять генерального подрядчика «стройки века», отобрать надежный обслуживающий персонал (то есть людей сообразительных, сговорчивых, нелюбопытных, умеющих хранить чужие секреты), следить за качеством проводимых работ, а самое главное – обеспечить бесперебойную поставку в Данию выверенных свежих полезных сведений из Ташкента.

Вместе с тем следовало приглядеться и решить, стоит ли завязывать дипломатические отношения с «азиатскими варварами», или лучше потратить выделенные из бюджета средства на собственные нужды. Для начала Викинг решил свести дружбу с Президентом Узбекистана, семьей загадочного Ислама Абдуганиевича Каримова (далее «ИАК»), фаворитами старшей дочери – любвеобильной Гульнары, потому как первую леди и младшенькую в расчет брать не обязательно – эти «овечки из волчьего клана» опасности не представляют и ничего не решают!

А еще Пауло должен был проанализировать внутреннюю обстановку «банановой республики», понять чем живет народ, допустимо ли выкачать из него пару-тройку миллиардов евро по отработанной схеме – меняя протухшую датскую кильку на узбекские кондиционные газ, хлопок, золото, шелк, каракуль и самую дешевую в мире рабсилу. К вящему удивлению Пауло, г-н ИАК сам проявил инициативу и первым пошел на сближение, встретил дорогого гостя, как положено – накормил, напоил, спать уложил, дарами осыпал. В частности, под окна излишне простодушного Викинга подогнали шикарный «Мерседес», вручили ключи от чудо-автомобиля, просили «чаще бывать, по-свойски забирать безвозмездно все, что криво лежит и сибаритской душеньке Пауло угодно».

Прозвучало даже: «Все мое – твое, при одном условии – всеми правдами и неправдами уговорить внучатого деда открыть в Ташкенте консульство Дании в 2008 году». Викинг, желая угодить сразу двум императорам, бросился выполнять просьбу ИАКа, однако датский король оказался не столь наивным и в категоричной форме велел вернуть машину «наглому азиату», мол, мы не продаемся. Мало того, придержать строительство консульства и максимально оттягивать сроки аккредитации. Пока Викингу надлежало жить в посольстве дружественной ФРГ, «косить» под немецкого атташе, активно участвовать в немецких мероприятиях, ждать удачного момента. Горе Пауло было искренним и беспредельным, но тут уж ничего не попишешь, пришлось выполнить все указания. Ослушаться он не посмел, ибо авторитет царственной особы – представителя одной из самых могущественных семей на планете – непоколебим, выше только Бог.

«А что же ИАК», – спросите вы? Президент Узбекистана, немного подувшись для проформы, поразмыслив, видимо пришел к выводу: «Не так уж это и плохо, что нехилая машинка осталась в моем гараже», все же сменил гнев на милость. Он позволил Пауло до поры до времени играть отведенную роль, познакомил гостя с младшей дочерью Лолой Исламовной (кстати, непонятно зачем, ведь г-н ИАК бывалый гроссмейстер, ничего не делает без особых причин) и любимым племянником (не знаю его имени, пусть будет Бек), занимающим пост главного бодигарда и доверенного лица главы государства. Добрый малый Бек согласился «поучить дурачка Пауло уму-разуму», пояснить вполне логичные для местного жителя и такие странные для иностранца обычаи.

Бек поделился опасениями: «Боимся это быдло, как черт ладана. Если кто-то из нашей семьи посмеет выйти на улицу без вооруженной охраны, то его тут же растерзают. Люди обнищали, загнаны в угол, унижены, прижаты к ногтю, озлоблены, полны жгучей ненависти к ИАКу, Гульнаре, каждому из Каримовых. Знаю, что последний день Ислама-ака станет последним для меня… Скорее всего мы даже не успеем убежать, а драпать придется как шакалам – поджав хвосты, бросив все, что имеем, даже то, что нажито трудом. Знаешь, Пауло, иногда, а последнее время все чаще вдруг нападает тоска зеленая,… Я ведь классический злодей, изверг, кровосос, столько горя я причинил своему народу. В такие моменты не могу ни есть, ни спать, ни развлекаться. Но что я могу поделать? Покорно ждать финала … Все будет так, как угодно Аллаху».

Потрясением для Пауло стал тот факт, что больше половины узбекских мужчин имеют по две семьи, причем жены идут на это осознанно! Якобы религиозные догмы не только не запрещают, но даже потворствуют такому положению вещей. В пример приводят пророка Мухаммеда, у которого, по слухам, был гарем из семи жен. «Но ведь это полный бред! Согласно Корану, Мухаммед просто помогал одиноким женщинам, волею судьбы оказавшимся без средств к существованию. Он же не женился только затем, чтобы удовлетворить животные инстинкты», – пытался спорить Пауло.

Бек ответил: «Да, у меня две жены. На первой женили, по старому местному обычаю. Я был молод и глуп, пошел на поводу у родителей, зато после ужасно об этом жалел. Но я, как принято у мусульман (муслим переводится с арабского как «покорный, кроткий»), всегда покоряюсь и без лишних сантиментов выступаю в роли заложника. Впрочем, моя первая жена тоже, у нас дети, за которых мы несем ответственность. Невозможно ничего изменить – это карма. Вторую жену я полюбил всем сердцем, долго добивался ответного чувства, почитал никох (мулла специальной молитвой обручает пару, по религиозным канонам этого достаточно, чтобы мужчина и женщина считались законными супругами). И вот я двоеженец – преступник по светским законам (Узбекистан – светское государство и здесь не работают мусульманские установки). Но я люблю ее, с недавнего времени понял – люблю обеих, не могу жить с одной. Скажи, Пауло, я кажусь тебе извращенцем? У меня еще и любовница есть на содержании, недавно купил ей квартиру и машину. Балую по мере сил, жен тоже не обижаю».

Через полтора часа, подавая девушке плащ и букет ослепительно-алых тюльпанов, Пауло, тяжко вздохнув, попрощался и высказал гениальную мысль: «Скорее всего, это наша первая и последняя встреча. Я ведь карьерист, буду делать только то, что выгодно лично мне. Очень скоро в Ташкенте будут праздновать открытие Консульства Дании… Вам нельзя здесь жить! Уезжайте, вы слишком нежный цветочек для местных реалий!»

Что же, я прислушалась к совету мудрого Викинга…