Касымов Мадияр

Мадияр КасымовКасымов Мадияр (Казахстан)  

Касымов Мадияр родился и вырос в городе Талдыкорган. После школы отучился на автокрановщика. Затем уехал учиться на юриста в Россию. После пяти лет учебы в Москве долгое время путешествовал по миру. Был гастарбайтером в Европе. В настоящее время вернулся в Казахстан. Живет в г. Алматы, где работает режиссером в частной киностудии. Начал писать еще в детстве но по-настоящему почувствовал интерес к литературе в возрасте 28-ми лет.

Эта история повествует о человеке, который долгое время ищет себя в этом мире. Все начинается с раннего периода детства и заканчивается смертью героя. Но при всем драматизме, пережитых персонажем ситуаций он не теряет любопытства и интереса к жизни. В его противоречивости есть очень много от самого автора, хотя образ и собираельный. Автор рассказывает о той реальности, которая ему знакома и в которой он долгое время существовал.

________________________________________________

Вариации на тему жизни и смерти

отрывок

Её звали Юля. Я влюбился в неё сразу и безоговорочно. Всё получилось неожиданно. Я учился тогда в десятом классе. В школе устроили день самоуправлния. На тот момент я вращался в компании ребят, которые были непререкаемыми лидерами нашей гимназии. Директором школы назначили парня из одиннадцатого класса и моего приятеля Дениса. Он спросил меня хочу ли я побыть учителем на дне самоуправления? У меня был выбор: либо сидеть на скучных уроках либо повеселиться и самому поучить молодёжь. Я выбрал второе. Мне достался казахский язык для восьмых классов. В тот день я пришел в учительскую с утра пораньше, взял ключ от своего кабинета и пошел готовиться к уроку. У входа меня уже ждал то ли восьмой «А» то ли восьмой «Б» класс. Сейчас уже и не вспомню. Я запустил их в кабинет. Она села на вторую парту первого ряда возле прохода. На меня посыпались, с заявкой на смешные вопросы мальчишек, наверное таким образом они привлекали внимание девочек своего класса. Я старался отвечать поувереннее, пытаясь скрыть свою природную робость. Не сразу я обратил внимание на неё а только после того как она спросила  кокетливо улыбаясь: учитель, а как вас зовут? Отвечая на её вопрос я заглянул ей в глаза и понял, что она включила все свои чары, весь свой женский опыт, доставшийся ей по наследству от бабок, чтобы соблазнить меня. Мое сердце очень быстро предало меня и я клюнул  на этот трюк как молодой пескарь.

Из всех своих одноклассниц она была пожалуй самой необычной. Это был ангел спустившийся в то утро в нашу школу на урок казахского языка, чтобы спасти меня от возможного самоубийства, которое я долго и тщательно планировал, не решаясь перейти к основной части церемонии. Юля смотрела прямо в мои глаза и казалось, что она умилялась мной как взрослая женщина умиляется юнцом, в котором она разглядела будущего коллекционера женских сердец. Побывав через много лет в Лувре я понял, что Юля была похожа на Джоконду. Но она была живой Моной Лизой. И в её лице было куда больше глубины и смысла, чем в картине мастера. В тот день я ставил всем пятёрки. Правда один раз мне пришлось выгнать одного хулигана из класса и этим я сильно подорвал свой авторитет у девчонок кажется восьмого «В» класса.

После встречи с Юлей всё вокруг приобрело смысл. Я думал о ней каждый день. Я снова стал писать стихи о любви, о природе, о жизни. И это были оптимистичные стихи. Вот одно из того периода:

Я смотрю на тебя как на чудо

Я наверное похож на подсолнух ?!

Целовал бы твои ноги до туда...

И, вошёл бы в тебя. Ах, как здорово.

(Надеюсь она никогда не узнает о моих тогдашних,  уже не детских желаниях).

Более наивные стихи я конечно же ей позже дарил. Помню это ей безумно нравилось.

Я узнал её адрес и по вечерам наматывал круги вокруг её дома. Каждая ступенька в её подъезде стала для меня одушевлённой, ведь по ним подымалась она своей красивой походкой. Смотря в её окна, только от одной мысли, что она находится там, я пьянел. Тупая улыбка ешё долго не сходила с моего лица пока я возвращался домой. Потом у меня стали появляться знакомые в её дворе. Потом мы стали с ней сидеть по вечерам на лавочке. При виде её я начинал задыхаться от волнения, сердце  моё сильно стучало а мысли сбивались в кучу и я переставал быть самим собой. Пот на лбу каждый раз выдавал моё волнение. Я ненавидел себя в эти моменты.

Однажды я всё же решился и предложил ей прокатиться на рамке своего велосипеда. Она согласилась. Так мы стали кататься по вечерам. Потом мы ездили купаться на речку. Потом все вокруг стали говорить, что мы дружим. Наверное со стороны было виднее. А потом произошло то, во что я до сих пор не могу поверить. Я чувствую вину перед своей первой любовью, которая не догорев, тлеет во мне.

13

Я дурак. Нет, я полный идиот. Какое я имел право предать Юлю? В тот момент, когда я её оставил, мы уже чувствовали, что между нами появляется какая-то необычная связь. Приятный холодок в животе, который ни я, ни она никогда прежде не испытывали, заполнял нас каждый раз, когда мы виделись.

Всё произошло ещё более неожиданно, чем началось. И в этот раз на моём пути оказался Виталик. Тот самый Виталик, который через несколько лет не придёт мне на помощь в туалете, когда меня будут бить парни с толстыми шеями. В тот день я позвал его во двор Юли. Когда он увидел мою девушку, то с ним произошло примерно то же, что и со мной на уроке казахского языка. Он как и я стал бредить ею. Он начал появляться в её дворе вместе со мной. Потом он перестал меня ждать и появлялся у Юли один. В тот момент было очевидно, что Юля принадлежит мне. Она ни разу не дала мне повода усомниться, что мы с ней всё так же вместе. Она принимала его так как он был мой друг. И тут произошло то, что не поддаётся никакой логике. (Прошу прощение за банальную фразу).

Был уже вечер. Я сидел дома и, как сейчас помню, читал «маленького принца» Экзепюри. В дверь кто-то постучался. Я открыл. У порога стоял Виталя. Он долго мялся, не решаясь начать, но потом всё же заговорил. Он как и я полюбил её. Он был мой друг и я не знал как в таких ситуациях друзья должны вести себя. Мы долго говорили...

Как мне нужно было поступить? Он постоянно говорил, что не может жить без Юли, что его чувство сильнее его. И тут у меня сорвались слова: «Забирай её. Если у тебя что-то получится то она твоя.» Мой друг словно ждал этого момента. От радости он закивал головой и стал благодарить меня. Виталик был счастлив, он весь сиял и, прыгая сразу через несколько ступенек исчез в темноте неосвещённого подъезда.

Женское сердце не обмануть. Не важно сколько девушке лет: триннадцать или тридцать. Они всё чувствуют. Юля всё поняла. У моего друга ничего не вышло с ней. А я после этого много лет добивался её, не знал покоя и думал только о ней. Все мои поступки были посвящены Юле. Ни на минуту я не усомнился в том, что это была любовь. Я много раз пытался разжечь её прежние чувства ко мне но увы, разлюбившее сердце заставить снова гореть дано не каждому. Одностороннесть чувств толкала меня на свершение благородных поступков, а с другой стороны в этом назревало что-то  пагубное. Потом она уехала в Алматы. Иногда мы созванивались и могли подолгу разговаривать, но с её стороны это было совсем не то что раньше. Когда Юля приезжала летом к родителям то бывало даже позволяла мне пригласить её погулять по городу. Я делал всё, чтобы заинтересовать её. Но что-то мне подсказывало, что у неё в Алмате уже кто-то есть.

Сейчас я уверен, что после Юли у меня была только страсть, иногда влюблённость. Повторить любовь уже не получается.

Но однажды, через много лет, она всё же сдастся. Тогда я узнал ещё об одном правиле жизни: наши мечты реализуются тогда, когда становится уже поздно. В год, когда Юля сказала, что любит меня я уже не мог быть с ней. Впрочем, какое это имеет сейчас значение? На этом абзаце у меня постоянно начинает болеть сердце. Может и вправду это штука под названием любовь существует?