Алишер Хамдамов

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 3,67 из 5)
Загрузка... 1Родился в 1942 году в Андижанской области Узбекистана. Окончил в 1974 году ВГИК - режиссерское отделение. Начиная с 1974 года, снял по своим сценариям 3 художественных и около 20 документальных и мультипликационных фильмов. В моем "столе" лежат сценарии еще 18 художественных фильмов. В 2011 году на Межденародном фестивале мусульманского кино в г. Казань (Россия) мой предлагаемый здесь киносценарий получил Второе место, однако до сих пор он экранизирован не был. ________________________________________________________________________________________________________

Сорок ступеней

Киносценарий

(отрывок)

Афганистан - Лагерь душманов - Начало лета - Ближе к вечеру

  По пыльной улице в лучах заходящего солнца вдоль саманных, глинобитных, палаточных домов под взглядами стариков, женщин и детей, а также боевиков, увешанных оружием, движется небольшой конный караван. Ноги у Деми связаны под брюхом лошади, на его руках - изуродованный Петя Бруханда, а во взоре - ни жалобы, ни раскаяния, ни страха, ни мольбы. Караван прошёл мимо мечети. Деми - невольно, притяжением ли? - повернул голову и встретился взглядом с женщиной в белой, ниспадающей с головы до пят одежде. Стройной фигурой и прямой осанкой она выделялась из пёстрой толпы на ступенях мечети. Лицо её ниже глаз было закрыто, как и полагается, и Деми ничего не оставалось другого, как сначала скользнуть мимолётно по излому бровей и разрезу глаз, остановить свой взор на чёрных зрачках, потерять ощущение реальности и погрузиться в бездну чужого взгляда. Один из душманов крупом своего коня толкнул лошадь с Деми, а второй забрал у него Петю Бруханду. Деми перерезали верёвку, и душман за шиворот сбросил его на землю. Перед Деми зияло отверстие колодца, неприкрытого, вровень с поверхностью земли. Душман конём подтолкнул Деми к чёрному провалу. Присутствующие на площади замолкли. Воцарилась тишина. Толчок - и Деми оказался ногами на краю дыры в земле. На его губах появилась улыбка.   ДЕМИ (шёпотом) Вот, мама, в такие минуты я почему-то к тебе обращаюсь.   Ещё толчок - и Деми полетел в колодец.  

Афганистан - Колодец - Начало лета - Под вечер

  Деми упал на пружинящую, сплетённую из саксауловых веток решётку. Он на мгновение замер. Обратил лицо к светлеющему входу колодца, по окружности которого торчали несколько голов в тюльпеках. Он попытался пошевелиться. Затрещали и просели ветки решётки. И тогда чуть привыкшие к полумраку глаза Деми различили, что под решёткой, на расстоянии какого-нибудь метра, дно колодца представляло собой сплошной, тугой, медленно переливающийся в непрерывном движении клубок, логово, месиво змеиных тел.   ГОЛОС СВЕРХУ Гюрза сейчас любить друг другу. Она понемного трахаться. Когда кончать трахаться, тебя будет полюбить…   Головы вокруг входа в колодец исчезли. Стараясь не нарушить шаткое равновесие решётки, Деми попытался вытянуть ноги и привалился спиной к стене. Осыпались комочки глины… Где-то внизу раздалось шипение… Сквозь решётку, раскачиваясь, поднялась змеиная голова… Лицо Деми покрылось капельками пота… Раздвоенный язычок змеи коснулся трёхдневной грязной щетины… Деми до предела напрягся и замер…  

Афганистан - Колодец - Начало лета - Ночь

  Небо. Ночное. Глубокое. Звёздное до нереальности. В чёрном провале колодца - на стене ли, где-то в пространстве или в воображении Деми? - возник образ, некий женский лик: лицо в обрамлении складок платка, ниспадающей с головы материи. Лик очень неясен, неуловим. И Деми старается напрячь всё своё сознание, чтобы уловить черты этого образа, узнать, запомнить. Он то тускнеет, то становится зримее, но всё равно нереален, бесплотен, зыбок.  

Афганистан - Колодец - Начало лета - Перед рассветом

  Запрокинув лицо, Деми смотрит, как в круге колодца под нежной полоской зари бледнеет небосвод. Три пары змеиных глаз следят за каждым движением Деми. Над краем колодца появляется женское лицо. Оно укрыто белой одеждой - видны только разлёт бровей и чуть раскосо посаженные глаза. Сверкнув в утреннем луче солнца, в колодец падает искра и впивается в саксауловую ветвь меж ног Деми. Змеиные головы с шипением опускаются вниз. Лицо вверху исчезает. Деми не изумлён. Он ещё не может осознать, понять, разгадать случившееся. На саксауловой ветке торчит большой кинжал с инкрустированной рукоятью. В верхнем ушке рукоятки - тонкий сыромятный ремешок петелькой. Деми протягивает руку, и тотчас из-под решётки появляется змеиная голова. Деми замирает. Раздвоенный язычок ощупывает новый предмет. Рука Деми повисает в воздухе, пальцы от напряжения начинают дрожать. Змея поднимается над кинжалом. Рука Деми, словно испытывая судьбу, медленно, но неуловимо приближается к кинжалу. Змея ложится на решётку и начинает сворачиваться кольцом вокруг лезвия. Пальцы Деми схватывают рукоять кинжала. Змея выпрямляет тело, но стальная молния отсекает треугольную голову. Обезглавленное тело, будто ударом хлыста, бьёт по решётке и проваливается вниз.   Деми подносит оружие поближе к глазам. Длинное лезвие с желобком для стока крови, на иссиня-чёрном фоне с золотистым отливом проступает рисунок гроздевидных фигур, как бы моточков пряжи, и далее - серебряная инкрустация и драгоценный рубин. Из-под решётки появляется вторая змеиная голова. Ни секунды не мешкая, Деми точным движением отсекает её. В колодезной дыре над головой Деми - синее небо Ван Гога.  

Долина в Полесье - Конец лета - Утро

  В лучах взошедшего солнца лежит долина где-то в Полесье. Небольшой почерневший сруб под зелёной замшелой крышей. Возле сруба бьёт родниковый ключ. Около него - Деми, облачённый в белую холщовую одежду, скоблит поверхность прямоугольной, чёрной, толстой, как книжный фолиант, доски, достигая чистого цвета выдержанного дерева. Разложив на траве необходимые принадлежности, Деми наносит на поверхность доски грунт, совершает все операции, подготавливая её к работе. Затем выбирает тонкую кисть, придирчиво осматривает - и неподвижно замирает, устремив взор на чистую поверхность доски. Эта чистота кажется нестерпимой, от неё даже больно глазам, словно от бьющего прямо в лицо солнечного света, от воздействия которого начинается головокружение, и всё уже плывёт в сознании размытыми цветовыми пятнами…  

Афганистан - Колодец - Начало лета - День

  К Деми, забывшемуся на какое-то время и потерявшему чувство реальности, возвращается привычное зрение, хотя взгляд его воспалён и полубезумен, а щетина имеет недельный срок. И теперь ему нужна большая сосредоточенность и расчётливость каждого движения - удар наверняка. Мелькает сталь лезвия, и ещё одна обезглавленная змея, подпрыгнув, падает сквозь решётку.   ГОЛОС СВЕРХУ Эй, шурави! Ты там живая?   В колодец спускается верёвка с закреплённой на конце петлей. Деми надевает кинжал на шею и прячет его на груди под «тельником». Ловит верёвочную петлю, продевает сквозь неё руки.   ДЕМИ Готово!   Его вытаскивают из колодца.  

Афганистан - Лагерь душманов - Начало лета - День

  Всё те же, наверно, любопытные на площади. Деми пытается встать, но ноги не слушаются, и он валится ничком. Двое душманов поднимают Деми. Третий говорит:   ТРЕТИЙ ДУШМАН (почти без акцента) Аллах сжалился над тобой. Молись Всемогущему и помни Его милость… Ну и воняешь ты! Твой друг тоже воняет. Оба вы воняете, как свиньи. Неверные.   Поддерживая, они ведут Деми по лагерю. Блуждающим взглядом он ищет в толпе то самое женское лицо - и не находит.   ПЕРВЫЙ ДУШМАН (на языке пушту) Смотрите, сколько крови! Он что, от змей заговорённый?!   ВТОРОЙ ДУШМАН (на пушту) А может, они сыворотку вводят?!   ПЕРВЫЙ ДУШМАН (на пушту) Сыворотку против гюрзы? Болтаешь много! ПЕРЕВОДЧИК Ты почему в крови?   ДЕМИ Я их кушал. Ел. (рычит) Ам! Ам!   Поддерживающие его душманы отшатываются. Деми уже твёрдо стоит на ногах.   ДЕМИ Потом срал кровью. И блевал кровью. И опять жрал. Ам! Ам!   ПЕРЕВОДЧИК (на пушту) Сумасшедший стал. Дизентерия.   ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ДУШМАНЫ (на пушту) Нечистый! Фэ!   ПЕРЕВОДЧИК (указывая на палатку) Сюда, сюда.  

Афганистан - Палатка в лагере душманов - Начало лета - День

  В палатке на земле под солдатским одеялом лежит Петя Бруханда. На глазах у него чёрные очки. И такая же, как у Деми, щетина.   БРУХАНДА Малышев, ты опять нашёл меня.   ДЕМИ Петя! Старина! Родной!   Он сел возле Пети Бруханды, обнял его, снял очки.   ДЕМИ Болят? Прости.   И надел ему очки снова.   БРУХАНДА Малышев, очки они мне дали только сегодня. Они что-то готовят. Это неспроста.   Переводчик принёс два полных котелка, из которых торчали ложки, а подмышкой держал чурек. Поставив еду перед Брухандой, вышел. Вернулся с кувшином. Сел у входа в палатку. Деми схватил кувшин и взахлёб стал пить из горла. Спохватившись, протянул к губам Пети. Тот покачал головой.   БРУХАНДА Пей. Меня они поили.   Деми опорожнил кувшин. Затем устроил голову Пети у себя на коленях. Попробовал варево.   ДЕМИ Горох с тушёнкой. Пища богов.   И начал кормить товарища…