Алшан Гаир

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (32 голосов, средний бал: 4,66 из 5)
Загрузка... 1Писать начала с 16 лет, сначала это были стихи, потом стала писать небольшие рассказы. Определенного жанра не придерживаюсь – у меня есть и фантастика и романтика. Печаталась в нескольких альманахах. Люблю путешествовать, правда пока побывала всего в трех странах. Нравится изучать быт и культуру разных народов. Увлекаюсь фотографией; хотя я и любитель, но надеюсь, что мои снимки достаточно интересны. _______________________________________________________________________________________________________

Одна необыкновенная история

 

[ОТРЫВОК]

История эта началась давным-давно, когда в одном уездном городке было решено разбить сад на пустынной площадке из солончаковой твердой земли, находящейся практически в самом центре этого городка. Мэр и вся местная знать, да еще пара худощавых пронырливых журналюг с блокнотиками в руках, чинно выстроились по периметру площадки. Мэр, держа в одной руке саженец дерева, а в другой лопату, улыбаясь перед объективом фотокамеры, восседающей на треножнике и укрытой темным покрывалом, шагнул на площадку. Немного помешкав, он отложил саженец в сторону и вонзил лопату в твердую землю. Однако лопата встретила сопротивление твердой как камень земли и едва лишь своим кончиком зарылась на несколько миллиметров в землю. Мэр же, продолжая улыбаться, упорно толкал лопату вглубь, да так старательно, что его котелок сбился набок, а пенсне выскочило из глаза. Тут же подоспели помощники, аккуратно взяв из рук мэра лопату и подозвав слонявшегося неподалеку любопытного рабочего, вручили ее последнему. Когда с большим трудом была выкопана ямка, рабочего отогнали, и место подле нее, держа в одной руке саженец, а в другой лопату стоял, улыбаясь, мэр. Именно так он и был запечатлен фотоаппаратом. В архивах, где хранится вся периодика прошлых лет, можно найти газету с этим фотоснимком и статьей к нему. В тот день мэром был посажен молодой дуб, тоненький с голыми ветками. Своим видом он вызывал у прохожих сострадание и, практически ни у кого не оставалось сомнения в том, что он благополучно засохнет через недельки полторы. Предполагалось, что именно этот дуб и должен был положить начало созданию тенистого сада в центре уездного городка…. В следующие дни были посажены и другие деревья – липы, клены, акации, но с меньшей помпой и торжественностью и уже, конечно же, без мэра и крупной местной знати. Однако через пару недель почти все деревья высохли, не прижившись на твердой не благодатной почве, и лишь акации и тот самый молодой дуб не только не высохли, а даже показали почки на своих тоненьких ветках. Спустя несколько лет дуб и акации сильно выросли, раскинув в стороны свои ветви, одетые в красивую зеленую листву. Помимо них, на площадке не росло никаких деревьев. После тщетных попыток посадить еще дубы и другие деревья, жители городка сдались и отказались от своей мечты – раскинуть тенистый сад посреди городка. Однако подобие парка все же получилось, дуб и акации заполнили пустующие пространства, а их зеленые одеяния радовали глаз. По земле у «ног» деревьев растелилась сорная трава изумрудного цвета, скрывая от глаз унылую серость неплодородной земли. В целом, все выглядело очень мило. Весной этот маленький парк наполнялся терпким ароматом цветов акации, и часто под увесистыми гроздями белых цветов можно было увидеть парочки влюбленных, воркующих, огородившихся от всего мира не только ветками деревьев, но и дамскими зонтиками. Городскими властями был нанят специальный работник, в обязанности которого входило ухаживать за парком, чтоб деревья не разрастались, и чтоб в целом вид у центральной части городка был довольно приличным. Вдоль дорожек были поставлены скамейки, красивые из дерева с резными подлокотниками и спинкой. Первую скамейку поставили под тем самым дубом,  и при этом событии опять же присутствовал мэр. Вообще молодому дубу уделялось очень много внимания, так как он был единственным благородным деревом из всех растущих в парке. Но надо сказать, что сам дуб вовсе не кичился своим происхождением и принадлежностью не к сорняковым семействам, он был очень любезен с акациями и сорными травами, был дружен с ними и весел. По сути, у него не было иного выхода, так как его соседи были единственной компанией и единственным обществом. Легкомысленные акации все время хихикали, шурша своими ветками, весной обдавая дурманящим ароматом своих цветов наш благородный дуб, иные из них пытались заигрывать с ним, а он всегда был сдержан и любезен с ними. Однажды прекрасным утром в парк пришли несколько молодых людей и барышень в легких летних одеяниях. Они все были в приподнятом прекрасном настроении. Девушки заливались задорным смехом, а парни, подбодренные этим, старались еще больше преуспеть в своем остроумии. Нагулявшись вдоволь, молодые люди решили присесть, несколько девушек как раз уселись на скамейку возле нашего дуба. Прекрасное настроение посетителей парка передалось и дубу, и он старался, как можно тщательнее, прикрыть усевшихся подле него барышень от летнего жаркого солнышка. Распушив свои ветки, дуб стал внимательно изучать своих гостей. Он по праву считал себя наряду с акациями хозяином этого парка и причем, надо отметить, он был очень радушным и милым. Ох, если б только он мог говорить! Он рассказал бы кучу историй и был бы очень любезным и самым прекрасным хозяином на свете! Девушки были все очень симпатичными, но одна из них дубу приглянулась больше всех – у нее было белое личико, темные длинные волосы, перевязанные розовой лентой в хвост. У этой девушки были удивительно ярко голубого цвета глаза, обрамленные густыми темными ресницами. От нее веяло свежестью. Она была похожа на весенний благоухающий цветок. Дуб не мог налюбоваться девушкой. Она была скромной и, чуть опустив голову, застенчиво поглядывала на молодых людей, не смеялась как остальные девушки, а лишь легонько улыбалась каждой шутке своих друзей. Когда «гости» засобирались уходить, дуб сильно огорчился, ему хотелось, чтоб хотя бы эта милая девушка осталась сидеть под его ветвями. Но все ушли, оставив дуб в обществе его кокетливых соседок акаций. Однако долго печалиться ему не пришлось. Эта девушка стала часто захаживать в парк, иногда в обществе подружек, а иногда одна. Дуб всегда радовался ее приходу, весь преображался и становился как бы свежее и моложе. Его поведение породило пересуды среди его соседок, они то и дело перешептывались и как-то странно начали посматривать на него. Акации перестали заигрывать с ним и вообще общаться, но дубу было все равно, он жил лишь ожиданием нового дня, когда вновь увидит прекрасную милую девушку. «Это любовь», - как-то раз вздохнула одна из акаций. «Любовь?», - не понял дуб. «Да, любовь», - подтвердила другая акация. «Ты влюблен», - заключила третья. «Но как жаль, что влюблен ты безнадежно», - вздохнула первая акация, - «ведь любовь дерева к человеку обречена на безответность». «Бедный дуб», - шептались акации, - «бедный дуб». Они ожидали, что он в скором времени высохнет от тоски. Но дуб не слушал их, а все продолжал жить ожиданием прихода своей любимой. Однажды утром он проснулся и почувствовал, что что-то изменилось в нем, появились какие-то новые доселе не испытываемые им ощущения. Решив раскинуть свои широкие ветки, он заметил, что их у него больше нет, вместо них у него были две руки как у людей. Окинув себя взглядом, он увидел, что у него есть две ноги – он стал человеком! Дуб недоумевал, он не мог понять, как это все случилось и явь ли это. За спиной он слышал шелест – это были акации, но он больше не понимал их. Дуб взгрустнул, все же они были его подругами, но эту грусть отогнала мысль о прекрасной девушке – теперь он может встретиться с ней и даже может понравиться ей. Он с нетерпением ждал ее прихода, присев на скамейке, над которой больше не было тенистого высокого дерева.