Fathie Theo

Фати ТэоОчень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (50 голосов, средний бал: 4,20 из 5)
Загрузка...

С детства мечтала писать увлекательные истории и забавные сказки. После школы собиралась поступать на филологический факультет университета. Но активно занялась литературным творчеством только в возрасте 30 лет после обстоятельного образования во Франко-российской магистратуре (МГИМО и Sciences-Po).

 Благодаря первому роману «Родина в картинках» была принята в АРО Российский Союз профессиональных литераторов. В настоящее время пишу романы на социально-политические темы и этносказки. Работаю над сценариями документальных и художественных фильмов.

Since my childhood, I have dreamed to write fascinating stories and funny tales. After my school studies, I desired to enter in the philological faculty of the University. But I have begun actively my literary work only at the age of 30 after the thorough education in the Franco-Russian Master (MGIMO and Sciences-Po).

Thanks to my first novel «The Homeland in pictures» I was admitted as a member of the Russian Union of professional writers. At present, I write novels on the socio-political subjects and ethnic tales and I work on scripts for documentaries and feature films.

______________________________________________________

«Окрыленныйпрошлым» - «On the wings of the past»

(Отрывок)

«Густой туман медленно обволакивал старенький деревянный дом, спрятанный высоко в горах Приэльбрусья словно нарочно от чужого любопытного глаза. Промозглая безлунная апрельская ночь бдительно охраняла покой этого затерянного места и постепенно погружала его в царство вечной тишины. Казалось, ничто не могло её нарушить, намеренно или невольно потревожить. Однако резкий скрип неожиданно открывшейся входной двери дома, словно молния, пронзил царившую по праву вокруг тишину. Следом за ним послышались уверенные шаги незнакомца, решительно направлявшегося в сторону горной хижины. Гордая осанка мужчины в теплой дутой куртке выдавала в нем молодого человека.

Подойдя ближе к старенькому деревянному дому, казавшемуся квадратной мрачной тенью на фоне возвышавшихся над ним Кавказских гор, окутанных снежным покрывалом, незнакомец внезапно остановился и замешкался. Из открытой двери к ногам путника задорно бежала яркая полоса света, призывая его войти в дом. Задумавшись на мгновение, молодой человек крепко сжал руки в кулаки, не решаясь сделать еще хоть один шаг. А пока он раздумывал, его собственная тень, проявившаяся на свету, предупредительно тянула его отступить и немедленно вернуться назад. В сомнениях незнакомец резко оглянулся, погрузив свое лицо, осветившееся на мгновение, в темноту.

- Тимерлан! – неожиданно окликнул кто-то молодого человека. – Давно ждём тебя. Входи!

Грубый мужской голос вмиг вернул задумавшемуся путнику былую решимость. Не дожидаясь повторного приглашения, незнакомец обернулся и увидел в освещенном проеме входной двери мужчину среднего роста крепкого телосложения с густой бородой. На широкой груди зазывавшего человека поблескивала металлическая бляшка, заметно выделявшаяся на фоне его военной формы цвета хаки.

«Федералы? Боевики?» - пронеслось в слегка затуманенном сознании молодого человека.

В конце концов, деревянная дверь широко распахнулась перед ним, вновь пронзив своим скрипом первозданную тишину в горах. Предательница-тень, словно снедаемая любопытством повернула в сторону распахнутой настежь двери и потянула нерешительного путника за собой против его воли.

- Входи же! – настаивал бородатый мужчина в камуфляже, ухмыляясь. – Не кусаемся мы! Уже пять месяцев тебя ждем!

Неприятная усмешка незнакомца сперва возмутила молодого человека, а затем резко обескуражила его. Переступая с ноги на ногу на одном месте, Тимерлан, наконец, собрался мыслями и взял себя в руки. Обратного пути не было! Отбросив мучавшие его сомнения, он последовал за своей предательской тенью и сделал окончательный шаг в сторону таинственного пристанища в Приэльбрусье.

Увидев решимость долгожданного гостя, Бородач хитро улыбнулся и, отступив назад на несколько шагов вглубь дома, впустил его внутрь. Не успел Тимерлан войти, как входная дверь резко за ним затворилась, ознаменовав свершившееся событие уже привычным скрипом. Мгновение спустя в горах снова воцарилась вечная тишина. Промозглая апрельская ночь вновь стала полноправной хозяйкой в этом безлюдном горном крае.

Между тем, очутившись внутри странного деревянного дома в горах, словно в загадочной ловушке, Тимерлан настороженно огляделся. Простое убранство помещения выглядело под стать его ветхому внешнему виду. Удивляло только богатое военное снаряжение, украшавшее деревянные стены дома, да целый арсенал оружия, собранный в беспорядочную кучу в самом дальнем углу.

Посреди единственной в доме комнаты непритязательного вида возвышался большой квадратный пластиковый стол, над которым как раз ярко горела электрическая лампочка. Его окружали такие же пластиковые стулья, создавая одноцветный белый набор. Двое мужчин, чем-то похожих на встречавшего Тимерлана человека, сидели одетые в такую же военную форму, как и бородач. Они пристально смотрели на вошедшего, не отводя глаз и не моргая, словно застывшие изваяния. На пластиковом столе стояла непочатая бутылка дагестанского коньяка в окружении четырех граненых стаканов.

- Проходи же! – небрежно бросил Бородач «дорогому» гостю и слегка подтолкнул его к центру просторной комнаты.

- Татуважев? – призывно окликнул Тимерлана один из сидевших за столом незнакомцев в камуфляже, показавшийся ему старше всех остальных.

«Так точно!» - хотелось выкрикнуть молодому человеку, как когда-то во время годовой службы в вооруженных силах Российской Федерации. Однако былая воинская выправка уступила место рассудительности студента последнего курса экономического факультета Кабардино-Балкарского Государственного Университета.

- Да! – просто кивнул он в ответ.

- Татуважев Тимерлан Хамедович! – задумчиво, но утвердительно протянул второй из хозяев затерянного в горах дома.-  Присаживайся!

Внимательно оглядев каждого из сидевших за столом, Тимерлан снова застыл в нерешительности.

- Да, садись ты, парень! – подхватил Бородач и с ловкостью профессионального циркача притянул ногой ближе к гостю один из свободных пластиковых стульев. – Как говориться, в ногах правды нет!

- А правды ни в чем нет! – изрек металлическим голосом Старший и тут же добавил, обращаясь к Тимерлану. – Садись! Садись! Разговор будет долгим.

Бескомпромиссность странных хозяев дома настораживала молодого человека с каждой минутой всё сильнее и сильнее. Вновь оглядев всех присутствующих, он невольно выдохнул и неохотно сел на предложенный ему стул. Ухмыльнувшись в очередной раз, Бородач одобрительно похлопал его по плечу и поспешил последовать его примеру, замкнув на себе стол неожиданных переговоров в горах.

- Будешь? – вдруг предложил Второй Тимерлану выпить коньяку, наполнив при этом только один из пустых стаканов, и затем намеренно придвинул его гостю. – Пьёшь?

- Спасибо, нет! – решительно отказался молодой человек, глядя с явной неприязнью на напиток цвета жженого сахара.

- Нет?! – иронично воскликнул Бородач. – Не хорошо, парень! Отказываешь гостеприимным хозяевам?

- Нет! – вновь решительно ответил Тимерлан, демонстративно отодвигая крепко сжатым кулаком недостойное подаяние.

- Нет?! – эхом подхватил Старший, пристально глядя в глаза их неприветливого гостя. – А как же хабзэ? Хм! Пресловутое Адыгэ хабзэ…

Неожиданное упоминание незнакомым человеком Кодекса чести адыго-черкесского народа вызвало искреннее негодование в душе молодого человека. Бросив презрительный взгляд на Старшего, Тимерлан резко убрал свои руки со стола, а, опустив их, сжал в кулаки.

- А при чем здесь Хабзэ? – недовольно огрызнулся он.

- Ты, парень, остынь! – осёк его Бородач. – Не будешь и ладно!

- Знаешь, кто мы? – поспешил Второй со своим вопросом, не давая гостю времени прийти в себя.

- Подожди, брат! Что ты так сразу в лоб? – казалось, искренне возмутился Бородач, заметив некоторое замешательство на лице молодого человека.

На самом деле противоречивые сомнения снедали Тимерлана. Молодая кабардинская кровь лихорадочно пульсировала в его жилах, приливая к его светлому лицу.

«Федералы или боевики? «Черные ястребы»?» - судорожно повторял он про себя, снова и снова оглядывая всех присутствующих и вглядываясь в их лица.

«Свои или чужие?» - продолжало мучать себя и так затуманенное сознание Тимерлана Татуважева.

- Пусть отвечает! – словно судья, произнес Старший и резким взглядом полоснул Бородача, давая ему понять его место.

- Да, кто же против, брат? – тут же ретировался последний, соглашаясь, но явно пытаясь тянуть время, чтобы дать гостю подумать, возможно, над самым главным вопросом в этом странном разговоре в деревянной лачуге, затерянной в горах.

- Так ты, парень, знаешь, кто мы? – снова повторил свой вопрос терпеливый Второй.

- Ну, догадываюсь! – не стал Тимерлан более тянуть с ответом, так и не решив озвучить для чужаков свои сомнения.

Как ни странно, но его неоднозначный ответ неожиданно вызвал одобрение у сидевших за столом.

- Хм! Осторожный малый! Молодец! – благодушно оценил Старший слова гостя.

- А что я говорил, братья! – обрадовался Бородач, нарочито поддерживая сторону молодого человека. – Раз сам сюда пришел, то, значит, понимает, что делает…

- Да ладно, брат! Не суетись! – прервал его Второй, ухмыляясь. – Ты всегда так говоришь поначалу. А потом эти парни, что сами пришли, всё по-своему расставляют.

- В этом есть и наша вина! – громко высказался Старший. – Слишком много воли в их сердцах! Слишком много свободы мы им даем!

- Много воли не бывает! А свобода у нас в крови! – не сдержался на этот раз Тимерлан, вмешиваясь в замысловатый разговор хозяев.

Неуместные высказывания гостя оказались неожиданными для придирчивых «братьев» и были ими восприняты холодно и с усмешкой.

- Хм! Молодо зелено! – небрежно бросил Второй, невольно или намеренно задевая гордость молодого кабардинца.

- Ну да! – дерзко ответил ему Тимерлан. – Борода не дает право учить!

- Точно! – непринужденно подхватил его фразу Второй, поглаживая свою густую бороду и не скрывая при этом своего сарказма. – Зато дает право бороться! Тебе тоже придется обзавестись ею. Если, конечно, захочешь с нами остаться…

- Рано еще об этом говорить, брат! – резко остановил говорившего Старший. – Пока еще не ясно, на какой стороне наш дорогой гость.

- На какой такой стороне? – поспешил вмешаться Бородач, возмущаясь. – Разве все мы не вместе? Разве все мы - не свои?

Все эти вопросы были явно обращены Тимерлану, поскольку Бородач, уже неоднократно защищавший его до этого момента, обратил свой взгляд именно на гостя.

«Свои или чужие?» - продолжало пульсировать в сознании молодого человека.

- Вместе! Если интересы у нас общие, - нашелся Тимерлан, начиная постепенно чувствовать себя на суде с тремя присяжными.

«А судьи кто?» - готово было сорваться с его уст.

- Хм! И какие же у тебя интересы? – усмехаясь, спросил его Старший, глядя на него пронизывающе.

Несколько долгих, очень долгих секунд Тимерлан задумчиво вглядывался в маленькую черную точку на белом пластиковом столе, поджав губу от досады. Затем он глубоко вздохнул, в полной мере осознавая обязательство как можно скорее дать свой ответ, раскрыть перед незнакомыми людьми свои намерения, которые он пока еще сам не вполне осознавал.

С каждой секундой тяжелая пауза затягивалась, а напряжение за столом росло. В ожидании ответа гостя хозяева не сводили с него своих глаз, цвет которых с трудом можно было распознать под их густыми смоляными бровями.

- Мои интересы такие же, как и ваши! – еле-еле выдавил из себя Тимерлан Татуважев, не желая ни при каких обстоятельствах откровенничать с незнакомцами.

- Ну вот! Я же говорил! – удовлетворенно выдохнул Бородач, вставая со своего места. – Теперь ты – наш брат и будешь с нами бороться!....»