Emperador

Козлова АлёнаЯ люблю читать. Я люблю книги. Я люблю открывать новые миры, окуная в них свою душу. Творчеством начала заниматься в детстве, когда все мои друзья в ожидании книг о Гарри Поттере писали свои варианты продолжения. В свободное время я читаю, увлекаюсь музыкой и биологией. И коллекционированием книг.


Рассказ "Пара фраз"

отрывок

Письмо первое. Отрицание.

Знаешь, я так давно тебе не писал. Просто не знал с чего начать. Даже сейчас мысли отказываются мне подчиняться, расползаясь мелкими рыжими тараканами, кажется, что еще немного, и они полезут из моих ушей. Высунув сначала усы, потом маленькую голову, они ощупают все пространство вокруг невидимыми сенсорами и наконец выпорхнут из надоевшей клетки. Извини, если мое письмо несколько сумбурно, я пытаюсь сосредоточиться, но меня отвлекает пятно на стене. Откуда оно взялось? Зачем? И когда оно исчезнет? Не знаю, зачем задаю эти вопросы. Но представь, какой удивительной могла оказаться жизнь этого пятна. Или смерть.

Я сижу в затхлом отеле, где стены засалены от прикосновений потных тел, где крысы вытаскивают свои наглые мордочки из щелей, а клопы уже давно не реагируют на какую-либо отраву. Но мне все равно. Или еще нет? Я пока не решил, и нет, не думай, будто у меня депрессия, просто порой я перестаю понимать что-либо. Это похоже на состояние, когда после чрезмерного количества алкоголя, влитого в свой организм, утром наступает похмелье. И хорошо, если ты вспомнишь все. А если нет? Действительность покажется сумбурной, странной, отталкивающей. Не вспомнишь даже имена тех двух очаровашек, в постели которых проснулся, а покидая их, кинешь прощальный взгляд, понимая – пора остановиться. И сейчас я знаю, что наступит утро, и моя тьма будет рассеяна, только как скоро?

Собственно, ради чего я и пишу тебе это письмо. «Держитесь. У Вас рак» - ротацизм французским прононсом осмеял мое посеревшее лицо. Если анализы подтвердятся, то жить мне осталось около четырех месяцев. Но, как было у Вольтера, все, что не делается, то к лучшему – такова идея «Кандида»*. Правда, в свое время – это больше напоминало мне бред сумасшедшего, полнейшую ахинею, которая могла быть написана исключительно от недостатка ума или же чрезмерного количества сарказма. Но теперь я понимаю. Осознаю. Когда врачи скажут, что ошиблись с диагнозом, не важно какой будет причина: нерадивое старание стажерки-медсестры, или просчет лаборанта, не спавшего последние несколько дней из-за навалившегося домашнего кошмара - я изменю все. Переделаю свою жизнь с основания. Выгребу из нее весь мусор, чтобы поставить чудесный дворец. Стать тем самым хорошим человеком, о котором с ранних лет мне говорила мать. Ты знаешь, насколько я удачлив, насколько я счастливчик.

Я приеду и познакомлюсь с твоей женой и ребенком, ведь так давно собираюсь этим заняться, но никак не мог должным образом собраться из-за нехватки денег или времени, а по большей части из-за простой лени. Когда мне напишут «здоров» на всех листах, я перестану валяться на кровати и глядеть в потолок, пересчитывая воображаемых мух, потому что сейчас, проживая в бесконечном страхе, вдруг прочувствовал скоротечность, а потому бесценность времени. Мартин* спешил, работал как ненормальный, чтобы успеть, чтобы приблизить заветный день, а я не понимал его, будучи глупцом, уверенный, что здесь скрывается просто какая-то болезненная мания, характерная для жителей девятнадцатого, двадцатого века. И столь привычная для нашего. Время летит, а человек не способен его правильно расходовать, тратя бесценные секунды на бессмысленное прозябание в скорлупе «дом-работа-дом». Они несутся по узким, залитым мерзкого серого цвета массой, улицам, причитая: «Время – деньги!», ускоряя с каждой буквой шаг. Они не способны остановиться и осознать, что минута нужна не для этого.

Остановиться, расправить уставшую спину, вдыхая воспаленным от едкой пыли носом холодный воздух, поднять голову вверх и всматриваясь в изумительную синеву неба, шевелить легонько губами. «Вы помните, Вы все, конечно, помните…»*. Выдохнуть одной фразой все свои чувства может только человек, способный на чуть ли не физическое ощущение прекрасного. Когда не только сугубо ментальное колышется, но и мурашки бегают по коже. Сейчас я проникся любовью к хорошей музыке, той, которая способна вызвать нервную, но тем ни менее прекрасную дрожь в теле. Кажется, я становлюсь безнадежным романтиком и дураком, скажешь ты… Я хочу прожить достойно свою жизнь, после того, как мне скажут, что я не болен.

Я здоров. Это самые желанные, самые обожаемые мной слова. Я никогда не ценил так буквы, которые складываются нами в слоги и тем более в что-то крупнокалиберное, на подобии романов Толстого или Достоевского. Порой они тяжелы и неповоротливы, порой легки как бабочкино крыло, но я не знал этого до роковой минуты. А теперь я ведаю, что это реальность. Да, друг. Мне даже нравится использовать этот анахронизм. Ведаю. Ведать. Я пробую слова на вкус, проводя по ним языком, слегка покусывая зубами. И знаешь что? Мне это безумно нравится. Я никогда столько не мечтал, никогда не испытывал такой тяги к изучению мира. Подумываю получить второе образование, что-нибудь на подобии философии или истории искусств, чтобы узнать, как можно больше, раскрыть спрятанные великими людьми послания, которые ведут свой след из глубин веков. Столько всего интересного! Только два слова и жизнь моя изменится навсегда. Бесповоротно и необратимо.

Впрочем, что мы все обо мне? Как твоя жена? Дети? Ты сам? Сколько лет назад мы виделись последний раз? Десять? Двенадцать? Да, где-то так. Извини, память стала ни к черту, из нее как будто стерли старые, заросшие слоем грязи воспоминания. Бывало, достанешь старый том, который никто уже много лет не трогал своими потными пальцами, сдуешь пыль, а она клубами разлетается в разные стороны. Так и мои воспоминания: разлетаются мотыльками подальше от моей пустой головы. По сути все это так глупо. Но вдруг со мной все же что-то случится. Хотя я и отношусь к этому достаточно спокойно, но перестраховаться не помешает. Впрочем, я здоров и скоро обязательно к вам приеду.

Я устал писать и хочу немного отдохнуть. В ближайшие дни почта доставит тебе письмо, а я к тому времени буду собирать цветы на Елисейских полях.

Крепко обнимаю.

Я.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 2,00 из 5)

Загрузка...