Эльмира Карыбаева

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (60 голосов, средний бал: 4,87 из 5)
Загрузка...

Под псведонимом Эльмира Карыбаева пишет доктор философских наук, профессор, выпускница философского факультета МГУ им.М.В.Ломоносова.

Преподает философию (включая различные дисциплины в рамках общей философии), культурологию в КРСУ и КТМУ (Кыргызско-Турецкий университет «Манас»). Имеет несколько научных монографий по специализации. На конкурс Эльмира представила свой первый литературный опыт – роман «Наваждение».

_______________________________________________________________________________________________________

НАВАЖДЕНИЕ

                                                                                             

НАВАЖДЕНИЕ:  В  романе  раскрывается  внутренний  мир современного  человека, который испытывает непростой период  душевного преображения. Его мир раздваивается на мир снов, состоящий из символов и импульсов, и реальный мир, полный противоречий как в личной жизни, так и профессиональной сфере. Причиной духовного возрождения становится любимая женщина, мысли о которой становятся толчком для переосмысления  многих жизненных ориентиров. Успешный, самодостаточный человек начинает испытывать сложный психологический дискомфорт, усиливающийся  преследующими его снами.

СИНОПСИС:  Главный герой – Нурбек, тридцатипятилетний мужчина, успешный человек, занимающийся бизнесом в области экономического анализа и  стратегии. В его жизни наступает неоднозначный и противоречивый период – любимая женщина, уезжая в командировку, оставляет непонятное письмо о необходимости переосмысления их отношений. Ее отсутствие  наталкивает на  размышления о ее предназначении в его судьбе, о собственном эгоизме как идеологии его жизни. Все осложняется внезапно накрывающими его с головой снами, которые становятся отдельным проявлением его сущности. В это же время  возникают  неприятности в профессиональной сфере с одним из чрезвычайно важных международных проектов, что требует колоссальной затраты энергии, одновременно  проверяя прочность социальных связей.

Противоречия во всех сферах  жизни приводят к кризису личности,       который     Нурбек тяжело переживает. Главным стимулом к его душевному и духовному возрождению становятся почти навязчивые мысли о Ней – любимой женщине, проецируя переоценку ценностей и собственно идеологию его жизни. Попутно он переосмысливает свои отношения с родителями, коллегами, знакомыми, т.е. весь круг личностных взаимоотношений претерпевает кардинальные изменения на мысленном уровне.

 

(ОТРЫВКИ)

 

… И заиграла музыка – из ниоткуда, из плотного черного  пространства, я  начал ее напевать и одновременно начал движения телом, какой-то внутренний инстинкт мне подсказал, что если я не сумею завоевать это пространство, меня просто выкинут – из лифта, из этого непонятного мира, который меня манил своей таинственностью. Я был Им, но в один момент стал Ею. Как это, что это было, не знаю, но я в один и тот же миг ощущал себя  и  мужчиной, и женщиной, и танцевал я – женщина. Вдруг лифт неожиданно заполнился людьми, двигающимися в такт музыке, и мягкий приглушенный свет заполнил собою небольшое пространство лифта. Выражаясь современным сленгом, я поймала фишку и чувствовала, что мои движения особенны, не знаю благодаря чему – наверное, особой интуиции, понимающей  гармонию тела и музыки, когда они сливаются воедино, рождая незабываемое зрелище-наслаждение. Мои движения привлекали внимание этих людей, приковывали к себе их ненасытные взоры, стремящиеся пропустить через себя природную логику тела,  они их возбуждали, каждого доводя до  мысленного индивидуального экстаза.  Я знала, что все хотят вечного продолжения музыки и грации тела, и я вознеслась на танцевальный олимп, в один момент, став символом блеска и шарма. Я почувствовала себя «вершителем» – человеком, сумевшем повести людей за собой, людей неординарных и оттого капризных, привыкших к ощущению собственного превосходства. А тут этим превосходством была я – никому не известная, но мгновенно принятая в коалицию таинства. Это был неизвестный доселе танец, рожденный в страхе и доведенный до совершенства внутренней силой и стремлением к  победе над собой и этим неизвестным миром, я была лучшей в этот момент и в этом слиянии времени и пространства.  Мои гибкие движения, моя  прическа – длинные прямые волосы с густой челкой, время от времени откидывающейся вверх и назад, все  приводило людей в волнение, мгновенно я стала иконой стиля, верхом непонятного, а оттого и столь привлекательного изящества, я знала, что я не просто лучшая, а признана таковой этими небожителями.

Мгновение вечности замедлило свой темп, и дверь расступилась, дав мне возможность свободно войти в зал. Я оказалась в сопровождении молодого высокого парня с такой же челкой. Надо же, – подумала я, – я и не подозревала, что такая челка может идти парню, и он может быть столь же грациозен и где-то совершенен в своей изысканности. Взгляд его черных глаз, мягкий и одновременно какой-то мужественный, таивший в себе некое благородство, не мог не проникнуть в меня, но он был со мной и в то же время он был один, одинок, обуреваем внутренними сильными импульсами, не дающими ему покоя. Посмотрев на него, я поняла, что стану свидетелем еще одного необычного зрелища, не знала только – хорошего или плохого. Мы прошли через несколько рукавов, но еще в прихожей он пробормотал:

– Все здесь…

…………………….

…………………….

………………………

В аэропорт я приехал минут на сорок раньше положенного,  мне стало спокойно, когда я узнал, что самолет прилетает по расписанию. Побродив по  терминалу, отправился в одно из многочисленных кафешек выпить чашку черного кофе. Ровно в обозначенное время я подошел к  дверям, откуда заходят прилетающие, по дороге услышал голос, оповещающий о том, что приземлился самолет из Лондона, что-то екнуло – неужели именно сейчас я, наконец, увижу Ее, невольно  захотелось сглотнуть слюну. Все ожидающие, в числе которых  был и я, долго ждали, наконец, кто-то отворил дверь, и все увидели, как прилетевшие пассажиры проходили паспортный контроль. Я начал шарить глазами,  и я увидел Ее, Она стояла в очереди и просматривала свои бумаги, документы, наверное, – промелькнуло в голове. Я пристально смотрел в ее сторону, Она не поднимала головы, замшевая коричневая юбка, короткая, до колен, замшевые сапоги на платформе, более густого цвета, чем юбка, свитерок, сверху украшенный шарфом и в руках, судя по всему, тренч, через плечо оригинальная кожаная сумка. Волосы Ее слегка разлохматились, из-под них я разглядел, что глаза опущены и нижняя губа чуть прикусана. Выглядела Она потрясающе, как в те особенные моменты, когда Она легко привлекала к себе внимание окружающих необычной внутренней духовной наполненностью. Сейчас Она была воплощением элегантности, было видно, что Ей пошли на пользу  эти два с лишним месяца отсутствия, Она была спокойна и собранна, слегка похудела, но в то же время стала какой-то необычной, в Ней словно сквозила спокойная уверенность, Она была чрезвычайно интеллигентна, и это невозможно было не заметить. Все это я успел разглядеть и распознать за считанные минуты, которые принесли мне наслаждение от увиденного и гордость от осознания, что именно я тот мужчина, который ожидает эту женщину. Она подняла голову и увидела меня, вроде слегка улыбнулась, глаза были родными и теплыми.

Прошло еще какое-то время и, наконец, Она вышла в фойе, я сразу направился к Ней.

– Ты вернулась, – только сказал я, но мой голос все же выдал  сдерживаемое волнение.

Она внимательно молча посмотрела на меня и в глубине ее глаз загорелся ответный огонек, который я увидел.

– Мой урок  дал плоды? – прочитал я в ее глазах и утвердительно кивнул головой.

– Я люблю тебя, – я с нежностью посмотрел на Нее, – ты безупречно выглядишь, – мы пошли к машине.

– У меня для тебя особенная новость, – как-то хитровато улыбнувшись, сказала Она.

На мой вопросительный взгляд  Она ответила:

–  Позже.

Я завел машину, нужно было подождать несколько минут пока она разогреется и я, повернув в ее сторону голову, сказал:

– Хочу новость. Хочу сейчас.

Видимо я сказал достаточно убедительно. Она не стала отговариваться и произнесла:

– Я, вернее мы  ждем ребенка, я не захотела говорить тебе это перед отъездом.

Я ожидал чего угодно, но такая новость не приходила мне в голову. Боже, мы давно хотели ребенка, кажется, мои терзания оборачиваются сторицей.

– Как ты себя чувствуешь? Ты похорошела, тебе явно идет беременность.

– Все нормально.

– Больше я не отпущу тебя никуда и никогда.

– Я знаю.

Мы поехали. Вот что такое счастье, – стучало в висках. Вот оно, я могу его почувствовать  и чувствую, могу  его потрогать и обнять. Вот что значит, что тебе есть что терять, –  именно сейчас эта фраза обрела для меня  физическое воплощение. Лязг машин приостановил поток мыслей.

– Ты что, смотри на дорогу.

Этот скрежет словно протрезвил меня. Я не могу рисковать Ею, нами. Я понял, что отныне реально начинается  новая полоса в моей, да и нашей жизни.

Утром я встал у окна спальни, рассвет только-только загорался. Наступает новый день, а у меня  начинает отсчет новая жизнь, очевидно, я ее выстрадал. Я повернул голову, Она спала на нашей кровати, волосы разметались по подушке. Она была нежна, спокойна и потрясающе красива. Она была моей.

– Я  люблю тебя, – прошептал я под нос самому себе.