Dyakonoff

1Dyakonoff

Я политический беженец из Узбекистана, сейчас проживаю в Норвегии. В 1997 году я попал под политические репрессии в Узбекистане, но смог вырваться из КарЛага и написал об об этом ужасе 4 книги, пока опубликовано только три. Надеюсь на участие в вашем конкурсе.

I'm a political refugee from Uzbekistan now living in Norway. In 1997, I came under political repression in Uzbekistan, but was able to escape from KarLag and wrote about this horror book 4, is published only three. I hope to participate in your contest.


Мемуары «В зоне Uz»

«Трусы на форточке и французское платье»

Твои трусы, из нежных рук порхнули, Ты стрельнув ими, глазом прищура, Они как бабочка, с ажурною каймою, Стрелою Купидона, поразив меня!

Лёва Задов попал в тюрьму по глупости, а точнее из-за женщины, а в его биографии, как у настоящего героя любовника, было всё, чтобы сложить неплохой детектив, а именно - любовь, слезы, погоня со стрельбой, бурные романы с обворожительными женщинами и показательная порка, от мужей рогоносцев за прелюбодеяние. Всё-таки зря он не уехал вместе с родственниками на Землю Обетованную....., в Израиле для него всё сложилось бы иначе.... Возможно, там он бы сделал карьеру... Лёва работал фотографом в ателье на автостанции в Гулистане, и всё было бы ничего, если бы не его порочная и неудержимая страсть к слабому полу, ведь он не тривиально крутил «любовь-морковь» с девушками и позволял себе много лишнего. А может ему не хватало адреналина в крови? Кто теперь ответит? Просто переспать с дамой - ему было мало, да и к тому же на длительные и постоянные отношения он был не готов, и как только женщина начинала намекать ему о браке или предлагала сожительство, он обрывал с ней всякие отношения и был таков. Ну не готов он был еще к созданию семьи! Что здесь не понятного? Была у него еще одна страсть, это увлечение всякими авантюрами и рисковыми мероприятиями, но что действительно заставляло кипеть кровь в его курчавой башке, так это кратковременные и бурные романы с замужними хорошенькими женщинами, чьи мужья были намного старше своих жен и занимали солидные посты. Нет, Лёва не был альфонсом или Жигало, доходов у него хватало, а страсть как говорится, пуще неволи. Такая вот у него была фантазия и ничего с собой он поделать не мог и судя по тому, что дамы, также принимали его ухаживания и как следствие ложились с ним в постель, то видимо любовник он, был что надо, со всеми рабочими «инструментами». А «спалился» он по нелепой случайности, которая впоследствии изменила всю его жизнь. Лёва, по совету своих ташкентских коллег увлекся эротической фотографией и часто уговаривал девушек, в основном русских, на обнаженную фотосессию. Фотографии он продавал в Ташкент, а те далее в Россию и Европу. Читатель скажет, что это абсурд, такое невозможно в Узбекистане, просто по определению, но поверь мне, что так и было. Во-первых, Лёва платил моделям неплохие для областного центра деньги, где безработица и нищета делали своё черное дело. Во-вторых, он гарантировал, им неразглашение и девицы с помощью макияжа изменяли свою внешность до неузнаваемости. В-третьих, прежде чем  уговаривать модель, на столь деликатное действо, он имел с ними секс и девушка доверяла своему любовнику. Все эти факторы, не оставляли почвы для сомнений и девки «подписывались на обнаженку». Следующий герой этой истории, это Маруф Сагдиев, он был ментом по жизни и полностью погруженный в свою работу. Только по настоянию родителей, он женился на девушке из круга знакомых мамы. Спорить не стал. Так уж принято у мусульман, не перечить родителям. В наших краях, не говорят, «он женится» или «она выйдет замуж», а более применительно, «его женят» или «её выдадут замуж» и как правило жених и невеста узнают друг друга уже накануне свадьбы, но такие случаи, хоть и имеют место, но сегодня скорее уже экзотические, чем дань традициям. Итак, третий и самый приятный персонаж этой повести, Бинофша, что в переводе с узбекского - «Ласточка» была девушкой застенчивой и воспитана в строгих рамках узбекской семьи, где слово отца – закон, для дочери и обсуждению не подлежит. Однажды случилось, то что и должно было рано или поздно случиться, в их дом пришли сваты, Бинофша лишь опустила глаза, когда незнакомые люди с характерными ритуалами стали ходит вокруг, да около,  и она всё поняла. Настал день помолвки и дочь лишь об одном просила отца, чтобы он ни за что не отдавал ее за старика и отец утвердительно кивнул головой. Это всё что могла попросить девушка у родителя и он сдержал обещание. Последнее лето детства Бинофша, так и не отгуляла, на сентябрь уже назначили свадьбу, ведь сразу после выпускного, ей устроили первую встречу с женихом, и по местным обычаям, жених не делает предложение выйти за него замуж, как это происходит в нашем понимании, а начинает говорить, о своей карьере, о возрасте и необходимости о создания семьи с достойной девушкой и согласно ритуалу предлагает красавице угощения. Обычно это сладости, конфеты, шоколад и если девушка согласна она принимает лакомства и кушает их, а жених нахваливает ее красоту и обаяние, при этом невеста краснеет и смущается. Красивый и старинный обычай. Маруфу было 32 и он уже был в звании капитана милиции, когда состоялась его свадьба с 17 летней Бинофшой, это был неравный брак, хотя в Узбекистане такие случаи не редкость. Он был уже обеспеченный мужчина со всеми удобствами и при положении  в обществе и на службе, даже пообещал молодой жене, что после рождения ребенка он позволит ей учиться в пединституте, так и было. Бинофша закончила Сырдарьинский педагогический институт и как жена милиционера, которые приравнены к военным, получила распределение по месту службы мужа, в Гулистан, областной центр Сырдарьинской области, где Маруф Сагдиев уже имел погоны подполковника и перспективы занять должность зам.начальника областного ОВД. Итак, у Маруфа на горизонте замаячила полковничья папаха, и как говорит служивый люд, - тут и до генеральских лампасов недалеко. Однажды Маруф поехал в командировку заграницу, по обмену опытом с французскими коллегами и в последний момент, он посетил достаточно дорогой бутик в Париже, где купил жене набор косметики и красивое облегающее платье – в пол, с вырезом на спине до попы и боковым разрезом на ноге, почти до пояса. К вечернему черному платью полагался набор нижнего белья на выбор и Маруф, ткнул пальцем в упаковку с красными сверхминиатюрными трусиками и черными чулками, нервно озираясь по сторонам, дабы коллеги не заметили, чего это он тут делает! Но всё обошлось, никто не заметил. Продавцы, говорящие по-русски, красочно упаковали покупку и пожелав хорошего дня занялись другим клиентом. -Я хочу, чтобы ты была, как эти…, ну на кассетах. Застенчиво выдавил из себя Маруф, когда жена развернув подарок, обнаружила там ажурные трусики-стринги и чулки на резинке с рисунком окаймленные мудрёным узором. Сначала всё было хорошо, но стрессы и вредные привычки, давали о себе знать, результат был более чем печальный. У Маруфа всё произошло очень быстро и на второй «выстрел» он уже не был способен. Эротический набор, теперь занял свое место в дальней полке женского гардероба. Всё было бы отлично, если бы не жестокие законы природы, которые никто не может отменить. К тому моменту, Сагдиев уже был 50-летним толстяком, изрядно потрепанный службой, нервный и с угасающей половой функцией. Бинофша напротив, расцвела как бутон, ей было только 35, двое детей подростков, дом, работа на солидной должности в Обл.ОНО, всё у нее было и всё состоялось, но она была  женщиной, которой хотелось любви, ласки и внимания. Муж всё время пропадал на службе и она грешным делом стала поглядывать на молодых самцов, но в Гулистане, даже думать об этом нельзя! А уж если и кто подмигнет случайно на улице, то всё! Считай тебе уже роман с ним припишут. Такова уж специфика любой махалли в Узбекистане. Но Лёву такие «мелочи», беспокоили лишь по той причине, что учитывая менталитет местных жителей, ревнивые мужья, могли в лучшем набить рожу, а то и покалечить. Их роман был похож на индийское кино в двух сериях. Она солидная дама, на розовой «Нексии», он простолюдин, фотограф на перекрестке дорог, да к тому же еще и еврей. В Узбекистане не было открытой дискриминации евреев, но живется всем одинаково плохо, если ты не сын министра или не племянник начальника милиции. Лёва обладал привлекательной внешностью и атлетической фигурой, хотя и не владел узбекским языком. И вот однажды к нему в салон зашла ОНА, для фото на документ! Вся пахнущая недоступностью и роскошью! Он забыл, этикет, перейдя все рамки приличия и сразу стал осыпать Бинофшу комплиментами и уже через пять минут, позволил себе поцеловать ей ручку, что в этих краях считается верхом разврата. Но Бинофша была светского образа жизни и европейского воспитания, благо, что вокруг не было свидетелей, она приняла предложение Лёвы и согласилась на фотоссесию, не эротическую, а просто фото, портрет, в полный рост и прочее. Через три дня, случилось непоправимое. Бинофша сама не зная зачем, вечером заехала в салон к Лёве, уже когда он закрывал ателье, а она неуклюже улыбаясь и пряча глаза, хотела сказать какую-то фразу, но Лёва, как опытный Казанова опередил ее, он просто прижал ее к стене и страстно поцеловал в губы, отчего женщина, сначала раскрыла глаза от такого поворота событий, а потом растаяла в руках опытного любовника, как течет свеча от пламени. А Лёва не терял времени, срывая одежду и осыпая женщину поцелуями, там где мог дотянутся. Бинофша лишь чуть отпрянула, когда почувствовала, что он уж «там», да он уж «там», они уже слились в экстазе. Она отдалась беспамятства. Лёва «мучал» ее долго, даже очень долго. Бинофша впервые узнала, что такое получить несколько оргазмов подряд, а время было за полночь, когда женщина попросила его заканчивать. Благо муж был на службе, а дети у свекрови, хотя и торопится ей было некуда, но всё же... -Что же я делаю? Подумала она, одеваясь и изворачиваясь от липучих рук и страстных поцелуев Лёвы Задова. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)
Загрузка...