Davrona

img_8542Davrona

Выпускница философского факультета МГУ, работала преподавателем философии в Ташкентском университете, сценаристом киностудии «Узкинохроника». В конце 80-х работала ассистентом профессора в университете Ориенте, г. Сантьяго де Куба, доцентом кафедры философии и культуры в Университета мировой экономики и дипломатии (Ташкент). В конце 90х получила степень мастера администрирования бизнесом Лювенского университета (Бельгия), В 1997 – 1998гг. – исследователь Стэндфордского университета (США), в 1999 была консультантом Мирового Банка в Вашингтоне в департаменте Ближнего Востока и Центральной Азии. Неоднократно проходила научные стажировки программы научных обменов (DAAD) в Германии, а также в центре Вудро Вильсона (Вашингтон), и в институте Кеннана (США), являлась советником по человеческому развитию ПРООН (Ташкент). C 2006 по 2009 г. работала профессором, руководителем Центра демографических исследований Академии Труда и Социальных исследований РФ (Москва). В 2010 – 2011 гг. - руководитель академических программ компании Майкрософт в Узбекистане. В настоящее время – консультант по социальным вопросам в Группе управления проектами. Профессор, доктор наук.

Alumna of Moscow State university, faculty of Philosophy, worked at the University of Tashkent at department of Philosophy, screenwriter @ "Uzkinochronika" . At the end of the 80s - assistant of professor at the University of Oriente, Santiago de Cuba, later –professor of philosophy and culture of the University of World Economy and Diplomacy (Tashkent). At the end of 90 she received MBA @ University of Leuven (Belgium), in 1997 - 1998 was researcher at Center for International Security and Arms Control at Stanford University. In 1999 was a consultant at the Department of Middle East and Central Asia @ the Word Bank in Washington DC. Few times was part of scientific exchanges program of DAAD in Germany, also of Kennan Institute (USA). She was Human Development advisor for UNDP (Tashkent), worked as professor, head of the Centre for Demographic Studies at the Academy of Labor and Social Research in Russian Federation (Moscow). In 2010 - 2011 was head of the Academic programs of Microsoft (Uzbekistan). Professor, Doctor of Sciences.


Poetry "Dialogs with Omar Khayyam"

Отрывок

История рукописи

… довелось участвовать в проекте развития народных ремесел в Самарканде и Бухаре. Сложнее всего было найти здание для музея народных ремесел: нужно было подобрать дом традиционной постройки, органично «вписанный» в махаллю[1]. Первый десяток домов, о продаже которых сообщалось в газетах, не подошел — здания были изуродованы бестолковыми ремонтами до неузнаваемости. И вдруг, проходя по узенькой махалле, где с трудом могла бы проехать малолитражка, я увидела объявление, вывешенное прямо в маленьком кривоватом окошке: «Уй сотилади!» Внизу перевод: «Дом прдайоца». Лист бумаги, на котором кривыми крупными буквами написали эти «волшебные» слова, был какого-то непривычного формата,- скорее квадратный, чем прямоугольный. На нем тускло поблескивали ворсинки. Сердце екнуло: неужели это та самая, знаменитая «шелковая» бумага, технология производства которой из Китая попала в XI веке в Самарканд, а затем  в Европу? Неужели это «самарканди»?

Тихий — вежливый — стук в ворота ничего не дал, как и повторный громкий. Наконец, приветливо улыбаясь, навстречу мне вышла девочка, которая, видимо, до того внимательно рассматривала меня в щель между створками двери. Она пригласила войти в дом… Разбивка дома на «ичкари»[2] и «ташкари»[3], резные, рассохшиеся двери, то ли потемневшие, то ли выцветшие от времени, с довольно четкими надписями на арабском языке, орнаментальная роспись потолка, встроенные в стены полочки «докча»[4], разнообразие старинных «ляух»[5] — все это говорило о том, что дом не простой, и что ноги принесли меня сюда не случайно. Словом, мы купили у хозяев дом, доставшийся им от дальнего родственника, жившего уединенно, отгородившись от изменчивого мира старинными манускриптами. Даврона показала мне небольшой сундучок с рукописями. Красивый и прочный ореховый сундук, расписанный арабесками, хозяева дома решили оставить себе, а мне позволили взять его содержимое. Главная рукопись была написана арабской вязью двумя разными подчерками. Это были листы толстой шелковой бумаги, которые, видимо позднее, «одели» в кожаный переплет старинной выделки, скрепив книгу темной тисненой лентой. Условно разделив листы рукописи на четные и нечетные, я заметила, что вторые темнее, чем первые, написаны более крупным почерком и сохранились хуже. На четных листах чернила были «гуще», с красивым зеленоватым оттенком, а почерк мельче и изящнее — буквы напоминали то летящую птицу, то ветку, то лепесток, то сосуд, то вьющуюся нить. Однако и в том, и в другом случае чарующая красота письма была безусловной. Прочитав страницу, написанную крупным почерком, я поняла, что это стихи, и принадлежат они ни много ни мало перу великого мулло Омара Хайяма[6], который провел в Бухорои Шариф[7] без малого десять лет. Прибыв сюда из Самарканда двадцатилетним, он покинул древний город, когда ему было около тридцати. Историки утверждают, что в Бухаре, бывшей в то время центром изучения точных наук, Хайям занимался только точными науками. Но найденный манускрипт опровергал это предположение. Так вот кто они были – таинственные владельцы этого дома. Читая рубайи, вдыхая густой аромат чувств, исходивший от рукописи, покрытой тонкой, будто живой кожей, я пыталась понять, какой была она -  таинственная Даврона?

Понятно, какими ветрами занесло сюда открытого приключениям юношу по имени Омар Хайям: в X веке в Багдаде было запрещено продавать книги по логике и философии. Одни ученые оказались в заключении, другие  - в изгнании. К тому времени в древней Бухаре была собрана богатейшая библиотека. Она находилась во дворце, куда ученые были вхожи, где им оказывали почести. Здесь Хайям изучал трактаты великого материалиста Абу Наср Фараби[8] «Об общности взглядов двух философов — Божественного Платона и Аристотеля»,  «Политика»; бродил по многочисленным книжным палаткам Бухары, - почти в каждой из них продавалась книга «Достижение счастья», в которой Фараби отважно утверждал, что испытать райское счастье можно … только на земле! В другой части света за такие откровения люди платили жизнью.

История  Самарканда и Бухары – это история ремесел и словотворчества. Здесь жили и творили Рудаки, Шахид Балхи, Дакики.  Абдулла Джафар Рудаки написал  «Оду старости», где воспел мудрость знающих, создал диван «Мать вина», который Хайям знал наизусть. Но философские диспуты велись не только в среде избранных. О предвечном и смысле бытия могли говорить в чайхане и на базаре, в караван-сарае и во дворце. В Бухаре родился великий медик всех времен и народов Абу Али ибн Сино[9], прославившийся «Каноном врачебной науки» и «Книгой исцеления». Омар Хайям, родившийся через одиннадцать лет после смерти Ибн Сино, зачитывался его «Книгой знания». Бухара была не просто столицей Турана[10], «страны тысячи городов», наиболее динамично развивавшегося государства Средней и Южной Азии того времени. В этом городе происходили события, значимые для судеб мира — Имам аль Бухари[11],  изучив более шестисот тысяч хадисов, создал «Аль-Джами ас-Сахих»[12]. Для этой ценной книги он отбирал лишь один хадис из ста.

Туран вплывал в великую эпоху Восточного Ренессанса. Сюда тянулись великие умы со всего света. Какие только языки не звучали на улицах древней Бухары: староузбекский, фарси, арабский, хинди, китайский. Город рос, растекаясь по цветущей долине, устремляясь пиками роскошных минаретов в серебристое, выцветающее от жаркого солнца небо. Жемчужина архитектуры — ажурный, будто летящий мавзолей Исмоила Самани[13]. Мулло Омар, математик и геометр, частенько приходил сюда, чтобы еще раз полюбоваться великолепием его форм. В этом городе он был удостоен самых высоких почестей. Придя в Бухару, где он не знал ни одной живой души, Хайям вскоре стал главным астрономом и советником правителя.

Все так, но странная рукопись из орехового сундучка … не давала покоя. Нет, не почести, не слава влекли мулло Омара  в Бухару. Он шел сюда, повинуясь могучему зову сердца. Размышляя о грустной истории таинственной Давроны и прославленного Хайяма, я пришла к выводу, что встреча их была неизбежна. Заметить девушку поэт мог на людной улице, ведь в XI веке в Бухаре паранджа не была распространена. Наконец, копаясь в архивах, я нашла рукопись, имеющую отношение к школе Кирк Киз[14]. Из нее я узнала, что уже в VIII — IX веках в Самарканде, Бухаре, Хиве, Коканде существовали подобные образовательные центры для девушек.  Сюда приезжали знатные девушки не только со всего Турана, но и из сопредельных стран — из Индии, Афганистана, Ирана. Они пускались в долгое путешествие, чтобы изучать языки, музыку, счет и письмо, литературу и историю, основы медицины, алгебру и геометрию. В архиве есть документ,  в котором говорится: «По этому предмету Атын-ая пригласила домулло[15]. Она настояла, чтобы он, дабы не смущать юных девушек, отрастил длинные волосы (елкагача[16]) и вплел в них серебряные украшения чочпопук[17] (шашпо)».

Значит, появляясь в классе, учитель-мужчина должен был продемонстрировать отречение от своей мужской сущности. Хотя бы внешне.

О, спрячьте, спрячьте свою высокомерную улыбку навсегда! Неужели же вы, мой дорогой читатель, не пошли бы на такую жертву ради Нее?! Ради той, для кого прошли пешком полмира?

Наверняка такие педагоги преподавали в школах Кирк Киз в многоэтничной и разноголосой Бухаре. Вот так мулло Омар стал ее Устоз[18].

Стихи того, кому адресовала свои письма Даврона, я привожу в известных вам переводах, строго сохраняя последовательность, которая соблюдалась в рукописи.

Возблагодарим же Аллаха за то, что до нас дошла их лирическая переписка! С этой минуты тайный манускрипт — Ваш.

 Омар Хайям Даврона
Ты солнце в небеса возносишь – и опять Пылинкою в луче лечу Тебя искать.Не в силах наш язык воспеть Твое величье, Не может разум наш измерить благодать! Перевод И.  Игоря Голубева   Ты небо для меня покроешь серебром, И золотой луны огонь зажжешь В который раз! И звездочкой в ночи, летящей вслед, Любви твоей исток неистово искать Помчусь я вновь на колеснице снов.

[1] Махалля - территориальная единица; улица или сеть улиц, где жители соблюдают добрососедские отношения, подчиняясь общим правилам.

[2] Ичкари – внутренний дворик и дальняя часть дома, женская половина, предназначенная только для домочадцев.

[3] Ташкари – мужская часть  дома,  доступная для визитов; включает двор, парадные помещения, др.

[4] Докча – полочки из гипса, вделанные в стены

[5] Ляух – резная (многоярусная) подставка для книг из ценных пород дерева

[6] Омар Хайям (18 мая 1048 - 4 декабря 1131) - автор знаменитых четверостиший «рубайи»; учёный, математик, астроном, философ и поэт. Полное имя - Гияс ад-Дин Абуль Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури; в 1064(3)  - 1067 жил в Самарканде, в 1067 – 1077/8 – в Бухаре.

[7] Бухорои Шариф -  Священная Бухара.

[8]  Фараби (873 —950гг н.э.) – представитель средневековой восточной философии, математик, теоретик музыки, автор комментариев к сочинениям Аристотеля. Полное имя  - Абу Наср Мухаммед ибн Мухаммед ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби ат-Тюрки.

[9] Абу Али ибн Сино (980-1037 гг.) или Avicenna (Авице́нна) - среднеазиатский целитель, ученый; родился в предместьях Бухары.

[10] Туран - страна тюркских и иранских народов, расположена севернее Амударьи, примерно соответствует нынешней Центральной Азии. Условной границей между Тураном и Ираном в древние времена была река Джайхун  - старинное название реки Амударья.

[11] Мухаммад аль-Буха́ри (810 – 870 гг н.э.) — автор наиболее авторитетного и достоверного суннитского сборника хадисов «Джами ас-Сахих», известный исламский богослов. Полное имя — Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исмаил ибн Ибрагим аль-Джуфи Аль-Бухари.

[12]  Аль-Джами ас-Сахих или  «Сахих аль-Бухари» сборник Хадисов (жизнеописаний Пророка Мухаммада); составляет основу мусульманской Сунны.

[13]  Исмоил Самани (849 – 907 гг н.э.)  -  эмир, позднее - халиф Мавераннахра, территория которого соответствует  большей части современного Узбекистана, покрывая также запад Таджикистана и Кыргызстана, восток Туркмении,  южные регионы Казахстана.

[14]   Кирк Киз (узб). - название образовательного института для девушек;  дословно - сорок девушек.

[15]         Домулло - педагог  (мужской род).

[16]         Елкагача (узб.) – до плеч.

[17]Чочпопук (шашпо)  -  серебрянные украшения на шелковых нитях, вплетались в косы.

[18]         Устоз  - Мастер, Учитель.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (341 голосов, средний бал: 4,69 из 5)

Загрузка...