Бутлевич Наталья

IMG_0387 (копия)Бутлевич Наталья (Кыргызстан)
 

Образование высшее медицинское, последние пять лет пытаюсь научиться излагать  свои мысли интересно, последовательно и логично. Люблю природу и животных.

_______________________________________________

МАМА

(отрывок)

  Вот уж действительно простота хуже воровства!

Какая же ты у меня дура, мама! Сколько раз я тебе говорила – не пускай в дом этого алкаша, и не наливай ему!

Вне себе от ярости, я орала на свою мать. Посреди кухни лежал наш сосед дядя Толя.

Мама вызвала меня по телефону что бы помочь ему, сказала, что он потерял сознание, но он был мертв. В кухне стоял густой запах перегара, немытого старческого тела, и мочи.

 -Окно открой, развела тут вонищу, - внутри меня все клокотало и я едва сдерживалась.

  Мама открыла  окно и умоляюще сложила руки на груди: «Доченька, ну сделай же что ни будь, ты же врач».

 - Да ты маменька уже все сделала, - я не могла сдержать ехидства. Ты зачем его поила? Я же тебе говорила ему пить нельзя, у него сердце, как старая тряпка, - я цедила слова сквозь зубы обильно смачивая желчью.

 -Да это наливочка малиновая, он попросил, сказал, что у него сегодня день рождения, - заикаясь, оправдывалась мама.

  -День смерти у него сегодня, - сказав это я выдохнула из себя ярость и раздражение.

  -Так это я его убила!? – мама побледнела и медленно опустилась на стул. Она вся словно окаменела, не успев сомкнуть губ. Взгляд ее остановился и замер. На секунду мне показалось, что она умерла.

 Я кинулась к ней забыв обо всем на свете.

 - Мама, мама, что стобой!? – я трясла ее за плечи, гладила по лицу, но ни одна мышца не откликнулась на мои прикосновения.

 Я открыла шкаф и достала аптечку. Дрожащими руками надломила ампулу с нашатырным спиртом и поднесла к носу. Сознание вернулось к ней, я увела ее в зал и уложила на диван.

 Господи! Я чуть не угробила свою мать! В кого же я такая злобная сука!?

Но сейчас не время распускать сопли, надо вызвать «скорую», полицию, и труповозку.

 В первую очередь я позвонила мужу – пусть оторвет задницу от дивана и поможет.

Странное дело – замуж я выходила за брутального самца, но не прошло и 5 лет, как он превратился в жирную, ленивую амебу.

Он не горел желанием покидать насиженное место, и нахально заявил: «Твоя мать, ты и разбирайся». Но я насулила ему такого и столько, что у него не осталось выбора.

 «Скорая» прибыла раньше моего мужа, хотя мы и живем в соседнем доме. Пока доктор осматривал труп и заполнял бумажки, я попросила фельдшерицу помочь маме. У меня хоть и высшее медицинское образование, но я стоматолог, и клиническая картина матери для меня – темный лес.

 Муж вошел в квартиру в сопровождении двух полицейских, они встретились у подъезда.

Я поручила ему объясняться с полицией, а сама пошла к маме. Около нее суетились уже и врач и фельдшерица, они измерили ей давление и что то кололи внутривенно.

Доктор повернулся и озабоченно сдвинул брови: «У нее глубокий шок, ее надо везти в больницу, здесь мы не можем вывести ее из этого состояния».

 -Это опасно? Она может умереть? – шепотом спросила я.

 - Не думаю, - ответил он.

Я подошла к дивану, мама лежала словно каменная – глаза открыты, а взгляд пустой. Сердце разрывалось от боли и отчаяния – а все мой поганный язык.

 -У вас носилки-то есть? Она сама идти не сможет.

Доктор посмотрел на меня и я поняла – он слишком устал что бы отвечать на глупые вопросы.

 Я уехала вместе с мамой, оставив мужа решать все остальные вопросы.

  Два дня я крутилась как белка в колесе. Мне пришлось организовать похороны дяди Толи, но не потому что я такая добренькая, просто больше было некому. К тому же я хотела загладить свою вину перед матерью.

 Ее состояние, за это время, нисколько не изменилось, не смотря на лечение. Когда в очередной раз я пришла в больницу, доктор пригласил меня в ординаторскую для разговора. Он сказал, что маму полностью обследовали и никаких физических отклонений, способных вызвать такое состояние, у нее нет, ей нужна консультация психиатра, и они его уже вызвали. Он предложил мне дождаться специалиста и самой все услашать.

 Консультантом оказалась древняя старушка – божий одуванчик с узелком седых волос на затылке, и старомодных круглых очках с толстыми линзами. Наш лечащий врач называл ее – Эммой Викторовной.

  По-началу, мне показалось, что старушка больше смахивает на пациентку психиатрической больницы чем на ее консультанта, уж больно она была рассеяна и суетлива. Но когда после осмотра пациентки и разговора с врачом она обратилась ко мне, то вдруг резко изменилась – голос стал твердым, а взгляд пронзительным и цепким.

  -Какая она ваша мать, и что, по-вашему, стало причиной ее нынешнего состояния?

 -Моя мама, - начала я, - слишком добрый человек, слишком терпеливая и безотказная, вообщем безхарактерная, понимаете?

Старушка утвердительно кивнула, но я продолжила для убедительности.

 -Она помогает другим в ущерб себе. Она постоянно твердит: «Пусть лучше десять раз обидят меня, чем хоть раз кого-то обижу я». А я обвинила ее в смерти нашего соседа. Он одинокий спившийся старик со слабым сердцем. Он обманул ее, сказал, что у него сегодня день рождения, и попросил налить рюмочку. Ну она и налила стакан малиновой наливки, от всей души. А малиновая наливка у здоровых то вызывает тахикардию, а у больных, да еще в таком колличестве…, ну он и умер от инфаркта.

 -А ваш отец, он какой?

 -Мой отец умер еще до моего рождения. Он воевал в Афганистане, вернулся калекой, без одной руки и ноги.

 -А родители вашей матери, кто они, в какой семье она воспитывалась?

 -Моя мама не знает своих родителей, она росла в детском доме.

Эмма Викторовна недоуменно подняла брови и покачала головой.

 -А что вы знаете о жизни матери до вашего рождения?

Этот вопрос оказался для меня тупиковым и я промолчала. Старушка заглянула в историю болезни.

  -Вашей матери сейчас 59 лет, а вам милочка сколько?

 -27 ответила я

 -Так вот, 32 года  жизни остаются загадкой и для вас и для меня. Причина ее нынешнего состояния в прошлом. Вы должны узнать о нем как можно больше, найдите ее старых друзей, знакомых, родственников, всех кто знал ее до вашего рождения. Это ваша задача. А я, в свою очередь, переведу вашу мать в нашу больницу, мы можем предоставить ей отдельную палату, если вы в состоянии ее оплатить.

 -Да, я в состоянии.

 -Ну вот и славно, займемся делом, вы своим, а я своим.

   Не скажу что я была полностью удовлетворенна консультацией, но по крайней мере, я получила руководство к действию.

  Возвращаясь домой, я вспоминала, а что действительно я знаю о жизни своей матери? Ну спросила у нее «кто мой отец?», она ответила, спросила «почему у меня нет бабушек и дедушек?» - тоже ответила, и все, дальше я занималась более важными делами – своей жизнью. Теперь придется во всем разбираться самой.

……..