Бурул Абдразакова

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 4,20 из 5)
Загрузка...

Абдразакова Бурул Турсунбековна родилась 9 июня 1976 года в c. Новороссийка, Кеминского района, Чуйской области. В 1992 году окончила Новороссийскую Cреднюю Школу. В 1993 г. Поступила в КГПУ им. И. Арабаева на иностранный факультет, английское отделение.

После окончания университета работала офис-менеджером в НПО, международных организациях, переводчицей, менеджером в частных фирмах, учительницей в школе –гимназии.

Писала статьи для газеты « Star» издаваемым  Американским Университетом Кыргызстана.

В 2010 году закончила повесть сказку «Миграция». Размещена на сайте www.literatura.kg.

Другие рассказы  «Разочарование»,  «Тариэль и Биназир», роман «Приди вчера, сегодня» и др.

Любит посещать выставки, театр.

_______________________________________________________________________________________________________

Приди вчера, сегодня! (отрывок)

 

Глава первая

 

Первое, что увидел жеребенок, открыв глаза от жгучего ему очи солнца, было существо, которое стояло прямо перед ним и с любопытством смотрело на него. Это было двуногое существо, чье лицо и некоторая часть тела имело гладкую, и ровную поверхность  и совершенно не походило на него самого. Впрочем, это он понял позже.

Жеребенок встал, несколько  раз падая, и инстинктивно потянулся совсем к другому на вид существу, и та подставила ему соски. Пока он сосал вымя, он ощущал нежное облизывание, и оттого ему становилось хорошо. Пока продолжался процесс поедания, он внимательно наблюдал за ее наружностью. Он не совсем понимал, что это его мать, что на языке человечьем, самое близкое создание, но чувствовал , что  общается с кем-то важным в его недлинной жизни существом. У нее было четыре ног, и они были покрыты коричнево-красной шерстью и только на уровне копыт, они были белые. Она твердо стояла и временами отодвигала свою ногу, чтобы жеребенку было легче добраться до сосков. У него были  слабенькие ножки, и после нескольких минут, он упал на бок и опять  встретился взглядом с этим двуногим существом. И когда это существо стало приближаться к нему, жеребенок почувствовал некий страх , отчего у него расширились зрачки, и  он начал делать попытки, чтобы встать и отдалиться . Но то существо резко остановилось, и он понял, что его опасения,  напрасны.

Жеребенок успокоился и начал подводить некие аналогии  между собой, существом, которая кормило его  и этим двуногим созданием. Он заметил много внешних отличительных признаков, но что  его успокоило так это, что двуногое создание никак собиралось причинить ему вреда. И когда, то существо сделало попытку еще раз приблизиться к нему, он ровно лежал и изучал его. Это был мальчик лет девяти, в одних шортах и тапочках. Лицо его было узкое, глаза большие овальной формы. Если бы он мог видеть свои глаза, то он нашел бы в них  некое сходство. Мальчик погладил его мокрую липкую шерсть и заулыбался, глядя в сторону. Там стояли такие  же существа, но величиной больше чем мальчик, да и лица их были несколько другими. Те в ответ тоже улыбнулись.  Жеребенок, слышал какие- то звуки, видел, как двигались губы и менялись их лица. Таков был его первый день появления на свет.

 

Глава восемнадцатая

 

На другое утро Кайрат проснулся от крика неугомонного петуха. «Видать помоев ему не хватило, или курицы»- злобно подумал Кайрат. Он лежал, глядя на побеленный потолок, на лампочку, висящую на проводе, в центре комнаты. Спешить ему было некуда, идти было не к кому. Из окна послышался знакомый голос. Он подошел к окну и увидел во дворе местного ветврача. Он что-то недовольно бурчал. Кайрат решил выйти во двор озадаченный появлением не столь частого гостя.

-Да вы его загнали! Что теперь уже ничто не поможет!- услышал он голос ветврача теперь уже ясно, выходя из двери веранды.

-Может лекарства, какие- нибудь?- заикаясь, говорил бледный с испуганными глазами его отец.

-Да что лекарства!- сказал ветврач, квалификация которого оставляла желать лучшего. Горе врачу, не сумевшему, даже оказать первую медицинскую помощь. Дать животному соленой воды, и  обернуть туловище в холодной воде попоной и на голову положить лед. И не говоря уже о том, что он должен был иметь в своей небогатой аптечке, такие простые препараты, как дроперидол и изотонический раствор   хлорида натрия. Умирала лошадь, чья-то лошадь. Пусть материальное благо кого-то. Но он приходит, когда болезнь на ранних стадиях или же делает профилактику. А так если хозяева сами замучили свое животное, загубили его своей халатностью, что он может поделать. Он стоял с хмурым лицом , поставив одну ногу на лестницу ведущую в дом, а другую оставив на земле.

Кайрат быстро пошел к стойлу, где обычно привязывали коня. Там его не оказалось, и он поспешно направился в сарай. Там еле дыша, изнемогая от жары, лежала лошадь. Медленными, тихими шагами он подошел к нему. Увидев это лицо, лошадь заморгала ресницами, зашевелила головой и попыталась отодвинуться. Но тело изнуренное, тяжелое не слушалось его. Он закрыл глаза, ожидая ударов плетью.

-Белек!- услышал  тихий испуганный голос.

-Белек!- еще раз услышал он и почувствовав дыхание,  понял, что тот человек совсем близко к нему. Он открыл глаза, руки того человека, прошлись по его бокам, нежно гладя.

-Ты заболел?- спросил Кайрат, и увидел розово-красное тельце на его спине, местами сморщенное, покрытое струпьями и корочкой. Он скептически отнесся к диагнозу ветеринара, сославшись на его безграмотность и непрофессионализм.- Ты наверное, голоден.- – и поспешив в сарай он вынес тарелку овса. Отец печально посмотрел на выходящего из склада, где хранилась пища для животных, кур и другие надобности сына с посудой в руке и направляющегося к деннику. Поставив тарелку перед мордой лошади, он заметил, что тот совсем равнодушен к еде. Он поднес тарелку ко рту лошади и она сделала попытку поесть и лизнув из тарелки чуточку овса, медленно двигала челюстями. Кайрат с ужасом увидел, что  его коня покидают силы.

-Белек.. Белек… Белек!- крикнул он истерично, глаза его были расширены так, словно заполнили все его лицо, лицо мгновенно побледнело. Он чувствовал дрожь во всем теле, панический страх обуял его. Ему казалось, что он теряет все. Он поднял голову все окружающие его предметы обрели маленькие очертания, словно он смотрел в бинокль перевернув окуляры. А замедленное дыхание лошади, он чувствовал как надвигающийся вулкан. Его трясло как от лихорадки, зубы стучали. Руки его непроизвольно трясли шею лошади.

Лошадь лежала, аккуратно положив  голову на землю, глаза были слегка приоткрыты. Все ее положение, выражение во взгляде, и то, что он временами поднимал ресницы и останавливал взгляд на  каких то предметах говорило о том, что  это животное принимает сей указ, уготованный свыше и не намерено более сопротивляться. Все вокруг было печально, и даже тишина была не та. Давящая, угрожающая. И только учащенное дыхание Кайрата. и тяжелые руки на его груди не давали ему спокойно отправиться на свет иной. Кайрат временами выкрикивал его имя тряс его, потом положив голову , что то говорил сквозь всхлипывания. Те душевные переживания, которые он испытывал днем раньше, разом исчезли. Ему казалось, что все, что было у него с Жанкой было секундой, фрагментом фильма не имеющим никакого к нему отношения, вся та роскошь, к которому он тщательно готовился, было ему кем-то навязанным. Реальное, жестокое было совсем,   рядом, и не предвещало никаких положительных изменений.

-Белек!- крикнул Кайрат с дрожью в голосе и крепко обнял его за шею. Лицо его обдало жаром с тела лошади. Конь лежал, дыхание замедлялось, жизнь потихоньку покидала это существо.

Понимал ли его четвероногий друг, младший брат, близкий товарищ. Он был всем, ибо он не представлял себя без его взволнованного взгляда утром в своем деннике, цокающего своими копытами по возвращении домой из тренировок, грубого толкания своими боками его бедра, когда тот сильно увлекался разговором со своими товарищами, громкого храпа после длительных, затяжных прогулок. Он был везде и всем. Он делил его радость. Он мечтал вместе с ним, страдал рядом с ним. Он  жил  с ним во сне, и наяву.  А теперь, так, равнодушно, с легкостью, покидало его одного в этот мире, где радость должна быть мимолетной, привязанность людей двусмысленной, а страданья горькими, но пустыми, не содержащими в себе  ничего стоящего.

Когда закончился карнавал масок и все  ради кого он им пожертвовал,  взявшись за руки, повернувшись к нему задом, переоделись в свою спецодежду.

Уходило от него, оставляя ему лишь память о нем, роковую ошибку, а  тело его, как большой камень на горе,  не  изъявляющее желание сделать какое- либо движение, говорило  о непростительности его поступка, предательства  и разочаровании в нем.

-Белек!- заорал неистово Кайрат,  и спустил свое тело на землю, еще крепче сжимая шею лошади. Его тело полностью дрожало, это чувствовала лошадь, снедаемая жаром.

-Белек!- услышал до боли знакомый, близкий полный страданья, голос своего самого близкого создания.- Ты не умрешь!

Белек снова узнавал в этом человеке  маленького наивного мальчишку со слезами на глазах, из-за убитой лягушки, большого парня возле него, глядящего ему в глаза и говорящего: «Тебе еще рано скакать», виновато смотрящего на него беззащитного человека, которому вопреки его желанию пришлось вдеть трензель  в его рот, самое близкое существо, ради которого возможно и была его жизнь яркой, пусть его неразумное поведение привело его к трагической гибели, кошмарным истязаниям, пыткам, мучительным болям. И видя его состояние, слыша его плач, полный страданья и вины перед ним, он сделал попытку подвинуться. Он хотел  посмотреть в его глаза, чтобы сказать «Я простил тебя, ты для меня все тот же человек, большой мальчик с карими глазами и добрым сердцем».  Но тяжелое тело, упавшее как срубленное дерево, оставалось на месте, и только чувствовал он на своем плече  тяжелые капли слез.

Кайрат чувствовал медленное дыхание лошади и видел перед собой мальчика в коротких шортах, резиновых тапочках, обнимающего жеребенка: «С тобой такое никогда не случится! Я тебя всегда буду защищать. Если что с тобой не так, ты скажи мне, я просто не взрослый….