Балаян Юлиана

giuliana (1)Балаян Юлиана (Казахстан) Я – журналист. Последние три года живу между Алматы и Римом и большая часть моей работы так или иначе связанна с Италией. _________________________________________________

Дорога в Неми рассказ Черт меня дернул потащится в Неми именно сегодня! Пора было бы запомнить, что и без того сумбурно работающее всё, в августе превращается в один сплошной шаббат длиною в месяц. Спустя полтора часа, проведенные в полнейшем одиночестве на абсолютно пустой площади Томмазо Фраскони, в городке, казавшемся напрочь лишенным людей, у меня возникло стойкое ощущение, что я родилась, всегда была и буду до конца моей жизни здесь, на автобусной остановке в Дженцано. Словно, выйдя из вполне обычного римского автобуса, доставившего меня сюда, я очутилась в совершенно другом измерении. Пустынные улицы, наглухо закрытые окна, виднеющаяся вдали на пригорке молчаливая церковь, представлялись причудливыми декорациями какого-то полузнакомого фильма, а выцветшее, позапрошлогоднее расписание не оставляло никакой надежды отсюда выбраться. Хотя с транспортом не заладилось еще в Риме - метро не работало. Я собиралась в Неми долгие два года. Этот маленький город, знаменитый своей клубникой, которая будто бы бывает там круглый год, представлялся мне каким-то сказочно-волшебным местом, и меня тянуло туда как магнитом. Но все никак не складывалось: то одно, то другое.. Всякий раз моя поездка отодвигалась на неопределенный срок. И теперь, когда, я наконец, вышла из дома по направлению к цели, такой пустяк едва ли мог остановить. Так, на перекладных, прыгая из автобуса в автобус, я оказалась в этой точке Вселенной, где благополучно застряла неизвестно на сколько.

Послеобеденное солнце расплавило меня, как выплюнутую на асфальт жвачку, и противно размазало по скамейке. Двигаться не хотелось. Думать тоже. Казалось, в мире нет больше ничего, только я и этот фрагмент Земли. Время остановилось, окончательно сломавшись под гнетом жары, словно, навсегда захлопнув крышку моей ловушки. Впрочем, мне было все равно. Сознание замерло и даже никогда не умолкающий внутренний монолог, в этой адской августовской печи растаял и испарился. Все это было похоже на сон. Вероятно, поэтому я не сразу осознала присутствие другого человека. Он появился из ниоткуда и шел в никуда. Обычный итальянский полицейский. Хотя, на наш взгляд, привыкший к отъевшимся колобкам с двойным подбородком и необъятным пузом, плотно обтянутым голубиного цвета мундиром, в обычном итальянском полицейском мало что обычного. Каким-то образом, эти парни всегда умудряются выглядеть так, будто на самом деле никакие они не полицейские, а, по меньшей мере, стриптизеры. А то и вовсе – топ-модели: всегда подтянутые, в отличной форме и всегда готовые расплыться в улыбке.

Было непонятно как ему, с ног до головы упакованному в униформу, удается сохранять такой свежий вид, в то время как я, в легком батистовом платье, чувствую себя, как запекаемая в костре картошка. - Вы не знаете, когда следующий автобус в Неми? – на слове «следующий», я слегка споткнулась, не вполне уверенная, а был ли предыдущий? - Следующий? – он задорно, по-мальчишески, присвистнул, – следующий - в сентябре. К такому повороту событий я оказалась совершено не готова, и на пару мучительных минут эта информация полностью выбила меня из колеи. Глядя, как он удаляется, я глупо молчала, не зная, что предпринять. Логичней было бы вернуться в Рим. Но эта здравая, в общем-то, мысль была немедленно, с негодованием отвергнута каким-то неслыханным внутренним протестом. А как же Неми? Я что, ОПЯТЬ туда не попаду?! Ну уж нет! - А это далеко? – я едва успела его догнать и теперь, пытаясь отдышаться, в ожидание ответа, я совершенно ясно осознала, что мне все-таки удалось стряхнуть с себя липкое оцепенение жары. - Четыре километра, – четко отрапортовал он. - Туда? – я махнула в сторону, куда предположительно должен был ехать автобус. - Да, все время прямо. А ты что, пешком?! – он с сомнением посмотрел на мои, держащиеся на честном слове и одной веревочке новенькие сандалии, явно не приспособленные, с его точки зрения, для подобных марш-бросков. – Пешком далеко… - Ничего, доберусь. Спасибо! – отозвалась я, не очень, правда, себя представляя, что означают на деле “четыре километра”.

Мыслить цифровыми значениями, мне никогда не удавалось. Все эти «через триста метров», «пару километров» и так далее, никогда не вызывали у меня ни тени понимания. Но цифра "четыре" своей невеликостью внушала некоторый оптимизм. Поэтому я смело зашагала в сторону Неми, не особенно беспокоясь о том, когда дойду. И как-то совсем не подумав о том, как буду выбираться обратно. Неми оказался именно таким, каким я его себе представляла. Самый настоящий «Город Поцелуев», словно созданный для влюбленных и от того наполненный неуловимым ароматом романтики, красоты и любви. И даже озеро, прозванное Зеркалом Дианы, над которым возвышается Неми, по форме напоминает сердце. Набродившись вволю по чудесным улочкам, погуляв в удивительном маленьком парке, похожем на Секретный Сад, налюбовавшись людьми, счастливыми и влюбленными, и приняв решение обязательно сюда еще раз вернуться, но уже не одной, я засобиралась в обратный путь. И хотя я придерживалась все той же дороги, в Дженцано , каким-то непостижимым образом, оказалась на совершено другой улице, и не имела ни малейшего представления, как и где искать автобус в Рим. Город по прежнему был безнадежно безлюден. Закатное небо завораживало своей невероятной красотой. Залюбовавшись, я остановилась. Спешить было некуда. Ни о чем не думая, просто смотрела вверх, проживая вновь и вновь весь ворох впечатлений, звуков и запахов сегодняшнего, такого странного дня и опять упустила момент, когда и откуда появилась шагавшая в мою сторону пожилая, грузная женщина. Несмотря на свою внушительную комплекцию, она двигалась легко и мягко, словно и вовсе не касаясь земли. - Вы не подскажите, как мне добраться до остановки на Рим? - Вон на том углу, видишь? Где бар. Там остановка. - Спасибо! Вопрос, которого я не слышала со времен своего бакинского детства, остановил меня, едва успевшую отойти: - Ду хаес? (ты армянка?) Ощущение нереальности происходящего ошеломило настолько, что я даже не сразу обернулась: - Да. Медленно и тяжело, как сквозь воду, она шла ко мне: - Ахчик джан.. Доченька… Можно я тебя обниму? ....много позже, уже в Риме, сидя на балконе и разглядывая звезды, я думала о том, что можно сколько угодно не верить в судьбу, но эта дорога в Неми длиною в два года, полтора часа и восемь километров, быть может, получила право на существование только ради того, чтобы одна-единственная женщина смогла, наконец, выплакать свои слезы.