Бактыгуль Чотурова

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (12 голосов, средний бал: 4,33 из 5)
Загрузка...

Бактыгуль Чотурова

Поэтесса, Заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики, заведующий отделом общественной редакции “Кыргыз Туусу”

Стихи пишу еще со школьного возраста. После окончания ВУЗа, уже полностью предалась своему творчеству. К сегодняшнему дню, я автор восьми книг, не буду о них рассказывать, судить о моих книгах – это право читателей.

Я очень любила литературу еще в детстве. Сидя при свете лампы с наслаждением читала художественную литературу, и не замечала, как пролетало время. Иногда казалось, словно я хожу с героями из книги, очень хотелось, чтобы история закончилась хорошим концом. Я наизусть знала стихотворения кыргызского великого акына Алыкула Осмонова. Я выросла на произведениях Жоомарта Боконбаева, Сооронбая Жусуева, Жолон Мамытова и др.

Я сердцем очень близка к лирике, но и прозу очень люблю. Я верю в то, что книга воспитывает человека. Мои любимые авторы это  Ч. Айтматов, М.Шолохов, Л. Толстой, В.Распутин, Джек Лондон, Т.Драйзер и др. Хотя они не поэты, но они мастера прозы с запахом поэзии.

У меня 5 дочерей и 5 внуков.

_______________________________________________________________________________________________________

Великие горы, широкая – степь

 (публицистическая поэма посвященная  

великим  классикам Мухтару Ауэзову и Чингизу Айтматову)

 

Все изменится  в мире, пройдет без следа,

Неизменно лишь слово пребудет всегда.

Таков он – природы суровый закон,

А жизнь проходит, течет как вода.

 

Кого только не было в мире, мой друг.

Все были мишенью страданий и мук.

Радости жизни увы! – мимолетны.

Они ускользают как рыба из рук.

 

Начала, конца изначальный исток,

Мир этот бренный обманчив, жесток.

Ничтожную жизнь  и ту забирает…

Сколько славных мужей мир покинули в срок.

 

Ауэзов, Айтматов, – их бы вечно храня

Бессмертными сделать закон изменя.

Примеры величья, великие люди,

Они на вершинах два вечных огня.

 

Два корифея похожих в судьбе,

Живы трудами служивших борьбе.

За справедливость. – Хозяева жизни,

Народную славу снискали себе.

 

Скрывает от нас жизнь много чего,

Сама коротка, почему, отчего?

С той поры как на свет человек появился

О смерти не знает совсем ничего.

 

Пору юности не умоляя ничуть

До бессмертия кому разрешила шагнуть?

День наступивший заменяющий ночью

Вечен лишь солнца начертанный путь.

 

Увидишь ты то, что судьбою дано,

И вверх ты взлетишь, и осядешь на дно.

Распустился цветок, но он скоро завянет,

Кто родился, тому умереть суждено.

 

Должны исполнять мы веление рока.

Подчиняясь законам его без упрека.

Благодарные Богу за жизни отрезок

Которую мы проживаем до срока.

 

Все исчезнет, пройдет, превратится все в прах,

Человек себя делом прославит в веках.

И только тогда лишь весомое дело

История взвесит потом на весах.

 

Своих гениев славных рождали века,

Не смоет их имя забвенья – река.

Не многим судьба улыбалась такая,

Подобных земля не давала пока.

 

Достойное имя таланту присуще,

Слово – завет поколеньям грядущим.

Кто б ни считал себя славным героем

Является слово бессмертным и сущим.

 

Вот они – ювелиры известные всем.

Любимцы двух близких народов меж тем.

Наставник один, а другой – ученик.

В истории имя прославили чем?

 

Ауэзов казахов вперед продвигал,

Айтматов священною личностью стал.

В истории каждый значенье имеет

Они выше величья незыблемых скал.

 

Лицо своих наций – так скажет про них.

Никто никогда не забудет двоих

Близнецов. Двух народов сыны они оба,

Являясь и честью, и гордостью их.

 

Ауэзов – мы скажем, мир вторит – казах!

Айтматов! – скажи, и кыргыз на устах.

Словно горы они, необъятная – ширь,

Вписавшие имя народов в веках

 

Имена их близки и знакомы сердцам,

Дань уваженья двум крупным творцам.

Дают в мире все относясь с уважением

Не просто как к людям, а как к близнецам.

 

Эти два великана – соль и слава земли

Той самой, где жили и оба росли.

Два близнеца, что духовным богатствам

Вклад свой в мир слова огромный внесли.

 

*  *   *

 

Человеческий разум основа основ,

Океан он сказаний, божественных слов.

А сколько талантов до нынешний дней

Прошло и ушло за все сотни веков.

 

Кыргызом – Мухтара, Чынгыза – казахом

Называя, совсем не вижу меж ними

Разницы. Вот что, – клянусь я Аллахом,

Две звезды они, но с именами другими.

 

И горы едины у этих двоих,

Нет разных врагов, они общи у них.

Даже люлька и та, что ребенка качает

Помолвкой священна, роднит дорогих.

 

Мы родственны оба душою и телом,

Эпохой близки мы, и словом и делом.

Одна у нас тяжесть, его поднимаем

Единый народ составляя же в целом.

 

У таких вот народов почему бы не быть

Способным, остаться в истории жить.

Великим? Которым судьбой суждено

О себе всему миру трезвонить, звонить!

 

Если Мухтар бесподобно велик,

Чынгыз безусловно – его ученик.

Если тот величавым подобен горам

То этот – простор, солнце яркого лик.

 

Когда же на Шумеров, на Египтян

Свой взор обращаю на Вавилонян

Гордостью нашей эпохи являясь

Оба – дар века, любимцы землян.

 

Два корифея прославили мир

Как запад Сервантес, великий Шекспир.

Как Данте и Гете, они бесподобны,

Вершины востока, блестят как сапфир.

 

*  *  *

 

Ауэзов велик, его имя священно.

Литературы казахов, патриарх несомненно

Как орел, что летит высоко над землею

Он слова кудесник, рассказчик отменный.

 

Любовь его тянет к кыргызу сильней,

Персонажи рассказов, его повестей

Как образ Чокморова перед глазами

Плывут, увлекая всех мощью своей.

 

Когда возгорала «Кыргызфильма» звезда

Жарасбаем казахским назывался тогда

Советбек на экране демонстрируя миру

Талант незабвенный, любимый всегда.

 

Проходили века за веками, сейчас,

Евразии древней все слушаем сказ.

Роман «Путь Абая» освещает наглядно,

Обычаи предков дошедщих до нас.

 

Словом богата любая из наций,

Знать бы кто первым его произнес!

Хвалу бы ему мы воздали б, признаться

Свой путь продолжает пусть дальше обоз.

 

Потому – то мы ценим великую тайну,

Было слово сперва! – говорят не случайно.

Пусть спутником будут стихи тем кто их

Любит и слово обожает бескрайне.

 

Ауэзов сказал так в романе своем,

Воспевая добро, добродушие в нем.

Чем больше читаешь, тем жаждешь сильнее

Живя его светлым и завтрашним днем.

 

Эпохи сверять не хочу я, вполне.

Любовь озарила, светло стало мне.

Желаю ходить я походкой Тогжана

И жду, размечтавшись о радостном дне.

 

Разлившись подобно воде поливной

Промчаться бы ветром по шири стенной.

Любимого встретив подобно Тогжану

В лунную ночь ему спеть бы с душой.

 

Думает мастер рождая слова,

Слово ж всесильно качая права.

Убить она может и вновь воскресить,

Сама же бессмертна и вечно жива.

 

До чего же оно славно, представь-ка себе

Повстречалось как будто бы счастье тебе.

Словно плохое расстроит всю душу

Думать заставив о тяжкой судьбе.

 

Слово плохое недолго живет,

Хорошее помнит веками народ

Призвание, честь Ауэзова в том,

Что достиг мастерством он незримых высот.

 

Памятник слова, великий колосс –

В мире все знают кыргызский эпос.

Малый народ среди многих народов

Его над землею высоко вознес.

 

Еще никогда не рождался на свет

Подобный великий сказитель – поэт

Знающий строк миллион из эпоса,

У прочих народов таких вовсе нет.

 

Неисчерпаемо слово, священно – величье.

Сохранила его в первозданном обличье.

Ауэзова сердце дышало «Манасом»,

И к нему как кыргыз был привязан он лично.

 

Было трудное время, – должны мы учесть.

Потому воздаем ему славу и честь.

Зажегшийся свет Ауэзова яркий

Сохранил нам «Манас» таким, как он есть.

 

«Махабхарата» кладезь-народа простого,

Гордость и слава  индийца любого.

Вместе с ней «Раманяна» веками живёт,

Творцы их-таланты, кудесники слова.

 

«Шахнаме», «Илиада», «Одиссея» богаты

Историей прошлого, говорят о них даты.

Они тоже герои-цари государи

Чью память народы хранять очень свято.

 

Говорил так Мухтар все сомненья круша,

Доказав, что эпосы-народов душа.

Отделив от политики грязной, потомком

Извлекал из них мёд он ничуть не греша.

 

Сятой и предвидевший всё между тем

Витязь он смелый, бесстрашный совсем.

Счастьем служил близнецам-двум народам,

Мудрость такая  дается не всем.

 

Хотели враги  на эпос посягнуть,

Но он преградил нечестивцам их путь.

Снова «Манас» приобрёл свое место

Как золото, что не ржавеет ничуть.

………………..

 

Родство его фактом таким обосную:-

Величьем своим через массу людскую,

Прорвавшись, Чингиза представивши миру,

Он к славе народов прибавил другую.

 

Талантливый может талант оценить,

Учителем мудрым, наставником быть,

В мир поднебесный Айтматова вывел,

Чтобы дальше его дарованье развить.

 

У народов у всех свои классики есть,

Не многим  из них удостоена честь,

Быть человечным подобно Мухтару,

Велик его подвиг. Это надо учесть.

 

Подобно ему и Айтматов велик,

Он-Ала-Тау  сверкающий них,

Душою широк как бескрайный простор,

Как небо высок, ярче звезд его мик.

 

Вот почему он могуч словно слон,

Всей душою весь мир  в его книги влюблен,

Гордость не только кыргызов, казахов,

И гордостью турок является он.

 

Весь мир им гордится, все знают о нем,

На  нашей планете он славен трудом,

Худесником слова его называют,

К сознанию мост проложил.

 

Его тайная сила смогла без труда,

Заставить весь мир полюбить навсегда,

Джамиля –это пламень будущий в сердце,

Косынка весны то- поэзия, да !

 

Послушаешь  песню Данияра, она

Молодец будет казахской полна,

Бескрайние степи напомнив, над миром,

Прокатится  эхом раздолья – волна.

 

Казахи – персонажи в романах Чингиза,

Как родные свои сыновья без каприза,

А песня Раймалы и Бегимай о любви,

Казаха- душа, как душа и киргиза.

 

Прошедшая осень удачной была,

Сделаны были большие дела,

Создал «Казах-фильм» ленту о Танабае,

Гульсары в ней бессмертье свое обрела,

 

Таланты, они – все равно что- река,

Молодым наставленья  давали века,

Чингиз зажигая сердца своим словам,

Показал красоту, чистоту языка.

 

Язык свой родной забывая одни,

Подобны  манкуртам влача свои дни,

От них мудрецы отличаются тем, что,

В союзе сознаньем, с талантом они.

 

Человек для больших испытаний рождён,

С чем  только в жизни не встретится он,

Чингиз всей  душой за добро беспокоясь,

Призвал не идти к манкуртизму в полон.

 

Но манкурты  словам не вникают душой,

Совсем забывая язык свой родной,

Если брату не скажет он лаского – брат мой,

Для семьи, для родных буден он как чужой.

 

Феномен Чингиза – божественный дар,

На истинный путь  его вывел Мухтар,

С детства пропитан был духом казахов,

Двух братских народов пил дружбы нектар.

 

Ауэзовым очень гордился Чингиз,

С уваженьем к нему относился Чингиз,

О нем о Мухтар во все времена,

Отзавется с любовью казах  и киргиз.

 

Останется слава на все времена,

Отчеканятся золотом их имена,

Жизнь вторая будет  славной и долгой,

Пока есть народ будет жить и она.

 

Их жизнь вторую за праздних   сочтем,

Сердцами людей завладевши вдвоем,

Воспели любовь, человечность они,

Свои Родину – мать обессмертивь  пером.

 

Ауэзов – необозримый бескрайный простор,

Айтматов – гряда восхитительных гор,

Оба велики близнецами являясь,

С любовью к ним обращают свой взор.

 

Оба похожи чертами лица,

Языком и душою. Чисты их сердца,

Талантов немало идущих за ними,

Смена им есть, им не видно конца.

 

Друг другу всегда во всем,

Молочные братья – все в дружбе живем,

История издавна знает об этом,

Два дерево мы на участке одном.

 

Пусть радует сердца рожденье детей,

Подобных Мухтару, Чингизу- людей,

Во имя добра, человеческих благ,

Воплощения в жизнь прекрасных идей.

 

Пусть счастливы будут народы дружба,

И гордая славой ликует – душа,

Для многих народов что их окружают,

Примером единства и мира служа.

 

Назиданья великих весомы как ртуть,

Для младших – наука, в них истины суть,

Так пусть же хорошее в жизнь воплотится,

И светлую будет наш жизненный путь.