Азимхан Баялиева

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (13 голосов, средний бал: 2,69 из 5)
Загрузка...

Имею высшее строительное образование. Литературой занимаюсь по состоянию, если можно так выразиться, – души. Можно назвать – хобби. Постепенно, это занятие стало смыслом моей жизни.  В 2004 году была принята в Союз писателей Кыргызстана. И в 2005г. я открыла Благотворительный Фонд «Открытая Азия», основная деятельность которой, пропаганда литературы и искусства. Выпустила  свои 2 книги: роман «Азиатская Дикая Орхидея» и сборник рассказов «Кара-Тоо» .  В программе деятельности Фонда,  ищу спонсоров для экранизации своих произведений, и возможно, в следующем году смогу выпустить короткометражный фильм  по одноименному рассказу «Кара-Тоо». Также, ищу спонсоров по созданию  полнометражного фильма по роману «Азиатская Дикая Орхидея». В ближайшее время, планирую выпустить свой трехтомник, куда войдут ранее выпущенные произведения и новые рассказы, повести и роман «Белые облака».  Планирую создать телевизионную передачу. Я полна сил и энергии, думаю, все еще впереди. Я, еще не побеждала на крупных конкурсах, хотя участвовала на конкурсе «Русская премия». Очень рада  принять участие в этом международном  Британском конкурсе, и,  надеюсь, что буду в «формате», так как в своих произведениях,  я пишу открыто и прямолинейно, освещая проблемы, существующие в моей стране и в Мире. Желаю удачи всем участникам конкурса!

_______________________________________________________________________________________________________

Трагикомедия «Московский репортаж о гастарбайтерах и собаках»

 

                                       Ну, что смешного? Плакать, рыдать хочется …

                                       Да ты глубже смотри, в самый корень! Расхохочешься, что не  встать…

 

Как  легко ориентироваться в Москве! Всюду висят схемы, указатели, вывески, а главное, русский язык, который так понятен и прост для нас, выходцев  из бывшего Советского Союза.

Я благополучно вышла на своей станции и направилась к выходу.

И тут же, на перроне,  снова была в окружении московских сытых собак! Они важно, неспешно  прогуливались по всему перрону рядом с пассажирами, но в отличие от нас,  людей, собаки  выглядели куда беспечнее. Некоторые  из них  от собачьей беззаботности, свернувшись по-собачьи,  предавались сонному блаженству. Их сон никто не смел нарушить. Они, московские  собаки в Москве, казалось, были в роли священных коров в Бомбее!

В отличие от собак, народ  спешил кто куда, в молчаливой  городской спешке и суете, успевая забегать в вагоны  или выбегать из него, и только монотонно, как удары часов,  почти каждую минуту слышался шум и скрежет дверей подъезжающих и отъезжающих поездов. Народ не обращал никакого внимания на собак, а собаки  также не обращали никакого внимания на людей. И казалось, собаки и люди, жили  и существовали рядом друг с другом,  в полной гармонии и идиллии. Казалось, в этой  Москве, только я одна  замечала и оказывала особое внимание им, собакам, а они  мне, ибо на каждом шагу натыкалась на них, отблагодаренная, ответным взглядом собак….

Холодные мурашки  пробегали  по коже каждый раз, когда с ними приходилось встречаться  глазами,  и  каждый раз, при этом, съеживалась от мысли, что они вот-вот  бросятся на меня. И потому, честно признаться, мне было постоянно дискомфортно: раздражение и испуг  не покидали меня за все время моего пребывания  в Москве. Более того, думы о собаках не покидали меня постоянно. Никогда более в жизни я не уделяла столько много места  думам о ком либо, тем более, собакам, что было еще более  странно.

Естественно, все мы знаем  с детства и с учебников,  что собака – друг человека. Но, не более. Вся моя жизнь проходила мимо собак. Как-то не приходилось  пересекаться жизнями так близко как в этом случае. Но, в результате  пересечений моей жизни с московскими собаками, я добавила бы к этой афоризме:  – Возможно, собака и друг человеку, но только  не бродячая. Они не внушали мне никакого доверия. Просто панический страх вселился в меня с первой встречи с ними в Москве…

Да, многие  писатели мира  посвятили  свои оды  любви  им, собакам, другу человека. Но моя  ода будет идти в противоположном русле изъяснения чувств к этим животным. Невольно, московские собаки, явились для меня фактом, который не отвергнет ни один москвич и турист, посетивший этот прекрасный город. И на фоне этого факта, мне легче было отразить другие факты…. Это случилось как-то не намеренно, и Вы это поймете сами, далее. Так уж случилось. Конечно, глупо благодарить собак за это…

Возможно,  Вы можете меня обвинить в черствости, неблагородстве по отношению к  «братьям меньшим», … но моя ода, больше   о взаимоотношениях людей, о том, как мало  любви среди людей,…  какое бесчеловечие сопровождает нас, людей,  по отношению друг другу. Вот о чем моя ода!

Да, в Москве,  меня всюду сопровождали  московские собаки, и  у меня развилась  просто  паническая фобия к бродячим собакам. Но это не ненависть. Ненавидеть можно  людей, подобие себя – разумных существ, и лишь за конкретные их поступки. А за какие  поступки, – постараюсь Вам попытаться об этом подробно рассказать.

Благополучно пройдя  длинный перрон,  на выходе  из подземки, я быстро окинула взглядом всю близлежащую территорию в поисках тех же бродячих московских собак,  в большой надежде, что больше  их не встречу на своем пути. Но не тут, то было! Целая  их стая лежала, поодаль, недалеко от выхода метро, как мне показалось, именно  поджидая  меня.

Это было сущее испытание! Страх еще больше  усиливался  с каждым  шагом. Возможно, я преувеличиваю свои страхи? Нет, нет! Вся стая устремила свои взгляды на меня! И каждая пара собачьих глаз, внимательно изучала  мою персону  из-под своих лохматых  сытых морд, и казалось,  по собачьей интуиции и чутью, они легко раскрывали  все мои страхи и ассоциации  насчет  них.

Вдруг  пара-тройка  собак из этой стаи резко бросились в мою сторону! Я тотчас похолодела, остановилась в столбняке, предвкушая нападение: на меня летело  несколько собак! Автоматически бросив сумку на землю, я вскрикнула от ужаса и страха,  руками прикрыла лицо, –  таким образом, защищаясь  от их прыжков.

Но, к счастью, они  не обратили  никакого внимания на мои  резкие панические движения. Они дружно  пронеслись мимо, игриво  поигрывая, покусывая, друг дружку,  крутясь в собачьих  танцах,  повиливая  хвостами, то резко  останавливаясь, принюхиваясь, то снова делали рывок куда-то: скорее, они бежали  к склонам  высокой  насыпной дамбы, к автомобильным дорогам.  И только недоуменные взгляды прохожих  вернули меня снова в чувства и действительности.

Большая, прекрасная столица  бывшего  Союза – была наводнена бродячими собаками, которые были так самодовольны и сыты, в отличие от людей, что лично для меня это являлось очень любопытной загадкой, и первой же мыслью, посетившей меня после того, как я очухалась от неминуемого нападения, было: «Интересно, кто и чем  откармливает этих сытых собак в этой голодной столице?!»

И, все же, ответ на этот вопрос я найду, но  намного позже…

Вскоре, с легкостью отыскала  тот дом, в котором жили мои родственники, и тихо постучалась в дверь. И если бы не это обстоятельство, когда есть куда постучаться в этом  огромном гудящем от множества всяких шумов городе (а  этот гул  так и висел в воздухе!),  и от того, что я перенесла от встречи с московскими собаками,  – этого  было достаточно, чтобы  потерять себя. Но меня грела мысль, что я не одна в этом большом городе, что в Москве я имею родственников…

… Через два дня, я  уезжала, но денег на билет не хватало. Заняла у Маси,  она протянула  200 долларов,  и сказала  по-сестрински:

– Когда будут, отдашь…

– Спасибо дорогая. Не беспокойся, как доеду, сразу перешлю. Извини, что принесла неудобства… – и больше не смогла ничего добавить. Я потерпела фиаско в этом бизнесе. Нет, я не могла играть человеческими судьбами,… тем более торговать.  И,  Мася, в этом смысле  была права, что тихо жила своей жизнью.

В день моего отъезда пошел пушистый снег. Так и валил, и все вокруг быстро покрывалось  в белую  воздушную  пену. То и дело надо было стряхивать с себя мукомольню с небес.… Некоторые  люди шли с зонтами. Весь мир  снежной пеленой закрылся от меня, интенсивно идущим снегом и потому мне было как-то свободно идти. Я  любовалась  снежной Москвой.…На сердце потеплело от прекрасной погоды, а в кармане лежал только что купленный билет.

Как красиво! Впервые Москва показался мне прекрасным городом! И люди шли мне навстречу и улыбались.… Нет! Все, что со мной произошло – это  кошмарный сон…

Как свежо! Как вокруг  красиво и романтично! Тихо едут машины, трамвайчики в белых шубах.… Мне навстречу  шли красивые люди,  в посеребренных одеяниях. И никто никуда не спешил: и люди, и машины на дорогах. Всюду  перед взором открывалось  благолепие большого города,   с его широкими проспектами, затейливыми московскими домами,  реками  потока движущегося транспорта  утопающего  в море света  от  автомобильных фар, уличных фонарей и снежного дождя, льющегося с небес…

Вдруг, меня разбудил от  сна – впечатлений, чей-то голос. Я оглянулась и рядом со мной стояла  девушка с зонтом. Она, заглядывала в мои глаза и заботливо спросила: – Девушка, идите ко мне под зонт?

Я удивилась ее предложению и ее виду. Это была, бесспорно, москвичка. Но, мне она показалась   с прошлого века.… Таких  не встретить…в наши дни.  Настоящая  Наташа Ростова… Вернее, ее облик мне напомнил именно этот персонаж.  Но, это не имело никакого значения. Главное, она была такой, какой мне представлялись  русские героини из книжек…. Она была  похожа со своим видом и предложением на какое-то сказочное привидение…

Смахнула с лица снег, но девушка не исчезла. Она продолжала стоять и ждала ответ, чисто и светло улыбаясь мне в лицо… Ну, разве  есть в настоящей Москве такие девушки? У нее такое милое лицо.

«Кто она,  девушка с зонтом? Почему она  сделала это милое предложение?  Ничего не значащее  предложение,  но которое  так тронуло меня до глубины души? Может быть, у нее, как и у меня, было  такое же романтическое настроение в связи, … может быть, снегом?..»

Я уезжала из этого холодного, жестокого  города с тяжелыми мыслями и впечатлениями. И вдруг, эта «Девушка с зонтом»,  заставила меня улыбнуться.  Посмотреть на Москву по-другому…Кто она? Студентка, музыкант, балерина? Она продолжала идти  рядом со мной, и ждала мой ответ. Я ответила ей двусмысленно. Поняла ли она меня?

– Вы, должно быть, знаете картину «Незнакомка»?  Ваш образ запечалился  у меня, как и эта картина… навсегда.  Вы так прекрасны со своим зонтом! Спасибо за заботу и внимание! У меня  есть свой зонтик. Но, мне хочется смотреть на этот прекрасный пушистый снег, и вечернюю Москву…Зонт будет мне мешать, девушка…

– Извините, тогда! Я побежала! – и она, снова улыбнулась своей милой улыбкой и  заспешила своей дорогой.