AymanKha

IMG_6763Меня зовут Айман, мне 30 лет. Литературной деятельностью не занималась, но очень хотелось бы начать. В планах стать детским писателем (владею испанским и английским языками)

I guess, the reading and story writing have always been the essentials of the humanity. We grow with books. Therefore, my dream is to become a writer to tell the stories for kids that gonna be adults.


Рассказы для детей

"Одно лето в ауле"

 

- Меня подождите! Я не могу так быстро, - девочка лет восьми, с собранными в хвост волосами бежала вслед за своими братьями, с самого утра пытавшимися избавиться от ее компании. В то лето родители впервые оставили Алиму в деревне, в доме старшей сестры ее мамы. Будучи городским ребенком, в ауле ей было чуждо все. Самое страшное для нее было захотеть ночью в туалет, ведь тогда пришлось бы выходить во двор, где ее поджидали разнообразные жуткие существа, которые днем становились "просто букашками".

Так и не поспев за Олжасом и Кайратом, Алима вернулась в дом. Ее тетя, школьная учительница, шила очередное платье на заказ одной из своих коллег. Швейная машинка Подольского механического завода стояла у окна, загроможденная метрами ситца и кружева.

- Зачем тебе эти хулиганы, посиди лучше со мной, расскажи что-нибудь. Скоро закончу работу, пойдем чай пить с пирогом.

Тетя Сауле всегда чем-нибудь была занята, вся рутина ее состояла из разных дел, может поэтому она оставалась такой  до невозможности спокойной. День ее начинался с выгонки скота: "дежурный" по деревне чабан собирал коров и баранов, которых деревенские жители выводили из сарая, и которых чабан уводил до вечера на пастбище.

Затем доходила очередь до кухни: поставить тесто на пироги и баурсаки, мясо отварить на обед или ужин, а также работа с прибором, который для городского ребенка Алимы был сродни магии - сепаратор. Как молоко становится маслом, сыром и сметаной, и как важно проследить, чтобы корова не съела горькую траву, ведь тогда вкус всех молочных ингредиентов испортится.

- Мы недавно с классом ходили на речку. Ребята прыгали в Чаган прямо с трубы! А я побоялась заходить в воду, там же всякие рыбешки. И течение там. Нет, на берегу спокойнее.

- Так и не научишься никогда плавать.

- ну, значит, не жить мне у моря!

- как раз-таки в море и легче научиться, соленая вода сама тебя держит.

- тогда буду ждать встречи с морем.

Тетя Сауле улыбнулась, встала и повесила платье на сложенные корпе.

- Если хочешь, попозже можем сшить пару нарядов для твоих кукол.

Они пошли на кухню. Из-за большого окна и вливающегося через него солнечного света комната казалась больше своих истинных размеров. Прямо у окна стоял массивный деревянный стол: в любой семье, где любят поесть, это настоящий центр Вселенной. Слева от окна стояла печь, а справа на стене висели полки с посудой. На деревянном полу лежал шерстяной коврик, почти сверстник тети Сауле.

- А где мальчишки? - спросила хозяйка дома.

- Наверное побежали на заработки.

- Ты что, какие заработки?

- Вчера, например, в это же время они забрали все пирожки, оставшиеся с обеда, и отнесли на автобусную станцию, продать водителям.

Тетя Сауле испугалась не на шутку. Она прошла в коридор, обулась и со словами "сиди дома, никому не открывай" вышла из дома.

Во дворе лаяла собака: как многие аульные собаки она была без породы и с длинным хвостом. Алима всегда боялась аульных собак, которые очень громко лаяли и постоянно рычали, пожевывая хлебную корку.

Алима прошла мимо собаки, и вышла за калитку. Она твердо решила идти вслед за тетей, чтобы воочию увидеть юных предпринимателей в деле.

Автобусная остановка, откуда прибывают из города автобусы, находится рядом с единственным в поселке магазином, где можно было купить все: от пальчиковых батареек до детского стула. Мальчишки выходили из этого магазина с пакетом шоколадных батончиков. Тетя Сауле была возмущена, а Алиме эта идея очень понравилась: продавать пирожки с картошкой, испорченные, по ее мнению, жаренным луком, и взамен покупать вкусности. И как она сама не догадалась раньше? Женщина с детьми вернулась в дом, они отобедали и затем каждый опять занялся своим делом.

Тетя Сауле предложила своей племяннице научиться вязать. «В жизни все может произойти, и, возможно, рукоделие когда-нибудь станет твоим хлебом». Алиме не очень нравилась мысль о том, что она всю жизнь будет сидеть дома и шить или вязать на заказ вещи. «Наверняка, у меня испорится зрение и я буду носить лупы вместо очков!». Алима вспомнила, как в школе к ним приходил на внеклассное занятие журналист из местной газеты, который рассказывал, как интересно общаться с людьми, узнавать много нового и затем делиться этим с другими. На тот момент будущее Алимы начало приобретать очертания. Она точно найдет себе интересную работу. Единственное, чего Алима не могла до конца понять, это, как можно выбрать одну профессию и заниматься только ею всю жизнь? А если надоест? В таких случаях она частенько представляла, что перед самым важным событием кто-то будет ей подсказывать, как быть. Ей всегда хотелось иметь двух защитников: огромного пса, который защищал бы от всяких хулиганов, и очень мудрого советника, который всегда находился рядом и подсказывал бы, где, как и с кем нужно себя вести. С годами потребность в огромном псе уменьшалась. И, напротив, советник становился нужнее. Необходимы были эти поддержка и защита от самого себя: от горячности, нетерпеливости, отсутствия самомотивации и т.д. Получается, что с годами мы становимся сильнее по отношению к внешним угрозам (или же придаем им меньшее значение), но слабее - перед лицом собственных недостатков и слабостей.

Алима добежала до сарая, где в этот раз безуспешно пытались спрятаться Кайрат и Олжас. "Значит, у меня еще есть шанс стать великим спортсменом!", подумала она. Конечно, надо было раньше начать заниматься, но все же лучше, когда прозрение по поводу своего будущего приходит в восемь лет, а не, например, в 28. Когда Алиме было шесть, она захотела ходить на классы танцев. Придя с мамой в один вечер в спортивный зал ближайшей школы, она увидела много девочек: все, как на подбор тоненькие, с длинными и, как ей показалось, очень хрупкими ножками. Преподаватель, женщина лет 40, с выраженным лишним весом, подошла к маме и Алиме, чтобы узнать, в чем дело. И, когда мама объяснила причину их прихода, женщина так удивленно подняла брови, что стало понятно: по меньшей мере, набор уже закончен и причем еще пару лет назад. "К тому же, девочка у вас, скажем так, не танцевального склада. Это, боюсь, не к нам". В тот день пришло осознание, что девочки делятся на тех, кто может учиться танцевать и на тех, кому лучше учить иностранные языки. И Алима выбрала второе.

- Ну, чего ты прицепилась к нам? Тебе заняться что ли нечем? Ты нам мешаешь! Кайрат возмущенно, но при этом деловито подошел к своей сестре.

- А мне скучно. И вообще, нигде не написано, что сарай - ваша территория. Может мне тоже захотелось здесь играть.

- Если такая смелая, тогда прыгни с крыши сарая! Как мы! Сможешь?

Она посмотрела на кипу соломы аккурат неподалеку от сарая, и решила, что если и приземлится неудачно, то солома смягчит ей падение.

- Конечно смогу! Вы же прыгнули!

Она взобралась на крышу сарая. Впервые аул был виден почти полностью. Ей стало жалко, что она раньше не залазила на крышу сарая, чтобы наблюдать за жизнью села.

- Прыгай, раз хочешь с нами играть! - мальчишки то и дело переглядывались друг с другом, и украдкой смеялись  над своей сестрой.

Алима как стояла во весь рост на крыше, так и прыгнула. Точнее, это она думала, что прыгнула. Со стороны было видно, будто девочка просто ступает с крыши в никуда.

-Ай, ай, ай! Моя нога! Болит!

Мальчишки подбежали к ней, а потом Олжас убежал в дом за помощью. Кайрат возмущался неудачливости своей сестры: "ты чего во весь рост встала? Мы же прыгаем с корточек!" Через минуту на место происшествия прибежала тетя Сауле. Быстро осмотрев ногу племянницы, она вернулась в дом за тележкой. Обычно на маленькой тележке тетя возила канистру для воды, которую набирала из колодца. Алима села на железное сооружение, обеими руками опершись за края тележки, чтоб не провалиться по дороге. Было решено везти ее к местному костоправу. Всю дорогу трясло от каждого камешка. А Алима про себя молилась, чтобы этот костоправ был добрым дедушкой с хорошим настроением и без всяких хирургических приборов.

Костоправом оказалась продавщица в аульном магазине. В доме ее пахло чайной заваркой вперемежку с пряниками. Она налила в таз теплую воду, положила с кулак соли и велела положить обе ноги в этот таз. "Похоже на небольшой ушиб, не волнуйся Сауле. Я тебе чай дам, ты им ее отпаивай. Купи две пачки, пусть с собой в город заберет. Чай индийский, если что могу потом еще продать", - сказала местная целительница. "Аружан, зачем нам чай? Если ушиб, то это не так страшно. Завтра приезжают ее родители, может полегчает до их приезда". «Так чай я ж заговорю!» Тетя Сауле, выронив «лучше не надо», попросила обвязать ногу девочке, посадила ее на тележку, и повезла обратно домой.

На следующий день из города возвращались родители Алимы. По тому, как в доме было тихо, они сразу догадались, что что-то произошло. Узнав об ушибе, родители успокоились, однако, после этого Алима больше без родителей в ауле не оставалась.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (4 голосов, средний бал: 4,00 из 5)

Загрузка...