Asmus Ekaterina

SONY DSC

SONY DSC

Писатель, сценарист, журналист. Родилась в Ленинграде, 11.10.1967 года. Образование высшее – художник. С 2001 года работаю в кинопроизводстве, с 2012 года – сценарист. Участвовала в создании 20 кинокартин. Прозу пишу с 2010 года. Член Российского Союза профессиональных литераторов. Член Союза писателей Санкт-Петербурга. Неоднократно публиковалась в России и за рубежом. КНИГИ: «Моя рука-биокомпьютер» -2015, «Времена» – 2015, «Переплетенье судеб петербужских» – 2014, «Самолеты над Голливудом» – 2014, «Книжка с картинками» – 2013 , «Рок» – 2011, «Избыток подсознания» – 2010 ЭКРАНИЗАЦИИ: х/ф «Училка» – 2015, сериал “Между двух огней” -2015, готовится к съемке сериал “Эпоха расцвета. Начало”. НАГРАДЫ И ЗВАНИЯ: Фильм «Училка» – 12 призов российских кинофестивалей. Медаль У. Шекспира за ряд переводов песен – 2014, ЦДЛ Москва. Лонглистер 36-го ММКФ, сценарий «Как раздобыть миллионера» -2014, Москва. Лонглистер конкурса «Ремарка», сценарий пьесы «Чужие корни» – Россия, 2013. Орден В.В. Маяковского за ряд стихотворных произведений – 2013 г. – ЦДЛ, Москва Лауреат премии «Золотое перо Руси -2012» за ряд сценарных работ – ЦДЛ, Москва. В рамках этой премии вручен орден «Трудовая Слава России». Лауреат премии «Золотой Жук», за роман «Рок-2011» – СПб.

Writer, screenwriter and journalist.   Born in Leningrad, 10.11.1967 year. Higher education – the artist. Since 2001, working in the film industry since 2012 – screenwriter. Participated in the creation of 20 films. Prose writing since 2010. Member of the Russian Union of professional writers. Member of the St. Petersburg Union of Writers. Repeatedly he published in Russia and abroad. BOOKS: “My hand-biocomputer” -2015, “The Times” – 2015, “Peterburg`s fates” – 2014, “Planes under the Hollywood” – 2014, “Picture books” – 2013, “Rock” – 2011, “The excess of the subconscious “- 2010 AWARDS AND RANKS: The film “The teacher” – 12 prize Russian film festivals. Medal of Shakespeare for a number of translations of songs – 2014 Longlister 36th Moscow International Film Festival, the scenario of “How to get a millionaire” -2014 Longlister competition “Remarque,” script “Alien roots” of the play – 2013. Order Mayakovsky for a number of poetic works – 2013 Winner of the “Golden Pen of Russia -2012” for a number of scenarios of works – Central House of Writers, Moscow. As part of the prize awarded the Order “Labor Glory to Russia”. Winner of the “Golden Beetle”, for his novel “Rock-2011” – St. Petersburg.


детектив рассказ “Самолеты над Голливудом”

отрывок

Глава 2. Альбина

 

        Альбина впорхнула с мороза в изящно обставленный холл, оставляя лужицы талой воды на драгоценном мозаичном паркете, скинула белую норку на руки предупредительной горничной и, прошествовав по коридору, приостановилась у дверей Лялечкиной «вишневой» гостиной. Подружки галдели как сороки, да так увлеклись, что не заметили вновь прибывшую. Альбина слегка обиделась – новое платье, купленное специально для их традиционного четверга, должно было стать главным событием вечера! Но Лялечка  позвала Ольгу! И та, как обычно, увлекла девичник своей болтовней.  Лялечка вообще любит приглашать кого попало… Она считает, что компания должна обновляться свежими лицами. А по мне, так лучше узкий, но по-настоящему изысканный круг, поморщилась Альбина. Ольга, конечно, еще ничего, она  интересно рассказывает истории, но что удивляться – художница все-таки! Кстати, неплохая, нельзя не признать. Но она абсолютно не сдержанна! Кидается к любому, не разбирая, будто он ей родственник. Не раз Альбина заставала ее за разговором с Лялечкиной горничной. Нет, Альбина никогда не избегала слуг, она признавала, что игнорировать персонал считается зазорным  в нынешнее время, но не беседовать же с ними как с ровней!

   А Ольга в это время  бросилась к стоящей у двери Альбине.

     ­− Альбиночка! Какая же ты красивая!

   И она обернулась к другим женщинам, ища подтверждения своим словам, улыбаясь при этом так искренне, что Альбина поневоле оттаяла и тоже улыбнулась, но, конечно, сдержанной «светской» улыбкой. Лялечка завистливо просюсюкала:

      ­− Аля… Какое платье… Где ты только их достаешь?

      Виолетта как всегда невозмутимо поедала «диетический» торт со взбитыми сливками. Вот счастливая тетка – скоро за центнер перевалит, а ей хоть бы что! Виолетта ­− единственная из компании молодящихся дамочек, кто никогда в жизни  не сидел на диете, не мучил себя железом спортзалов и не завязывался в узлы хатхи-йоги под руководством какого-нибудь юного доморощенного  гуру. Оно и понятно, папачес Ветки столь богат, что для нее нет необходимости выискивать себе удачную партию, ради которой нужно себя блюсти. Лора встала из-за стола, и, мило прощебетав: «Привет, дорогая! Мы уж тебя заждались», − направилась к барной стойке, украшавшей роскошную Лялечкину гостиную, за новой порцией бодрящего коктейля. Альбина тем временем заняла почетное место за столом. Изящно скрестив ноги так, чтобы видны были тщательно подобранные к платью сапожки, она приготовилась вести светскую беседу. Но разве можно рассчитывать на настоящее церемонное общение, когда рядом с тобой сидит Ольга и взрывается каждую минуту восторгами по любому поводу? Лялечка, вспомнив обязанности хозяйки салона, предложила подругам напитки. Лора и Виолетта дружно заказали чинзано. Альбина аж передернулась, вспомнив количество калорий в этом липком напитке. Но Ветке, как известно, все равно – она, наверное, и в суп варенье подкладывает, а что до Лоры, то ей  ничто не угрожает, кроме диагноза «анорексия». Альбина, бесконечно выискивающая новые диеты и системы питания, тайно завидовала худышкам вроде Лоры и Ольги. Эта тоже – в бараньем весе, однако попросила сухого красного вина, так же как и сама Альбина. Лялечка, которая терпеть не могла кислятину, а сладкое не употребляла, панически боясь поправиться,  нашла компромисс, налив себе полусухого шампанского.

    Наконец кружение с бокалами закончилось, все вновь расселись и беседа возобновилась.

       ­− А Ольга едет в Америку, – протянула Лялечка, пригубив шампанское и поморщившись от пузырьков.

       ­− Отдыхать? – проявила вежливость Альбина. «Подумаешь, Америка, – подумала она про себя. ­− Что там особенного? Нынче это уже не модно».

       ­− Жить! – отвлеклась от торта Виолетта.

       ­− Зачем? – удивилась Альбина.

       ­− Видишь ли… ­− замялась смущенная Ольга, – мой муж потерял работу…

       ­− Разорился? – уточнила Лора.

       ­− Нет, его уволили… ­− Ольга беспомощно улыбнулась.

       ­− Так у него не своя фирма? – наморщила лобик Лора.

       ­− Ольгин муж – художник! Он в кино работает, – вступилась за подругу Лялечка. Ее большие глаза, зеленые с карими пятнышками, смотрели ласково, а губы были устроены так, что верхняя обнажала зубы, будто их хозяйка всегда чему-то удивлена.

        ­− А… − протянула Альбина. – Так, может, вам квартиру сдать?

        ­− Не получится, – запечалилась Ольга. – Там мои родители живут.

        ­− Так у вас одна квартира? – с неподдельным изумлением поинтересовалась Лора.

    Альбина покачала головой. Ее безмерно удивляли непрактичные личности, не сообразившие вовремя обзавестись десятком квартир. В глубине души она придерживалась мысли, что люди, не имеющие собственного дела, какие-то странные…

     Альбина рассматривала Ольгу – миловидная, миниатюрная  пепельная блондинка, очень моложавая, ну, да, – худая, потому что… Такие и вовсе не старятся. Одета приятельница была  красиво и со вкусом, но было в этом что-то не то… Альбину осенило! Одежда Ольги выглядела хорошо, но непонятно. Вот на Виолетте всегда «Лагерфельд» – она любит броское, роскошное, в перьях и кружевах. Лора подражает знаменитой Марлен Дитрих  и предпочитает «Живанши» и «Шанель». Романтичная Лялечка любит моды от «Диора», а самой Альбине, учитывая формы, ближе «Версаче». А вот Ольгины платья невозможно определить. Откуда она их только берет? Альбина повнимательнее присмотрелась, и подозрения ее усилились. Одежда Ольги была как будто сделана. То есть сшита дома или у портнихи, но ни  в коем случае не из бутика.

    Альбина откинулась на стуле и вздохнула. Что еще взять с людей, у которых всего одна квартира! Удивительное, просто необычайное легкомыслие!

Глава 3. Джимми

     В полицейском участке ранний час выглядел ровно так же, как и поздний – часть сотрудников что-то строчила, уткнувшись в пачки бумаг, а часть угощалась кофе с пончиками. Шериф Кролл представил, что эти фигуры оживают только тогда, когда он входит в помещение, а в остальное время они сидят застывшие, словно манекены. А иначе как объяснить кошмарное количество нераскрытых «висяков», которое они накапливают каждое полугодие? Небрежно махнув рукой в ответ на приветствия, Кролл прошагал прямиком в экспертный отдел. Миновав паутину запутанных коридоров, он приоткрыл неприметную дверку. Там в плотном коконе никотинового дурмана, давно запрещенного в наших краях, под крошечным световым кружком настольной лампы горбился Джимми – единственный служащий экспертного отдела. По штату  полагалось работать тут втроем, но поскольку Джимми находился за столом день и ночь и выгнать его отсюда даже на ланч являлось труднейшей задачей, то начальство махнуло рукой на штатное расписание и, решив зачем-то рьяно экономить бюджетные деньги, еще двоих сотрудников нанимать не спешило. И закрывало глаза на нарушение режима – курение в кабинете. Кролл на минутку приостановился на пороге – хотелось еще хоть немного порадоваться воздуху. Джимми в своих огромных очках с толстенными линзами, лысый и пухлый как пупс, запеленутый клубами сигаретного дыма (одна, только начатая, торчала у Джимми изо рта, а вторая, почти докуренная, коптила в пепельнице, и обе воняли ужасно),  изучал при помощи лупы нечто, зажатое пинцетом. Он похож на гусеницу из «Алисы в Стране чудес», на умную  гусеницу с кальяном… ­− только и успел подумать Кролл, как «гусеница» произнесла неожиданным дискантом:   ­

      −  Входите, шериф! Что принесло вас в такую ранищу? Хотите кофе?

     Джимми держал на своем столе кофеварку. Огромная кружка с дымящимся или остывшим и покрывшимся пленкой напитком являлась неизменным атрибутом его рабочего места. Равно как и коричневые круги от ее дна на всех документах, которые попадали к нему в работу. Было просто удивительно, чем Джимми, который иной день и на обед-то не выходил, поддерживает внушительную массу тела. Наверное, приходя домой, он съедает за раз пакет картофельных чипсов, тарелку кукурузных лепешек с патокой и чизкейк! ­− почему-то подумал Кролл, а вслух сказал:

   ­−  Интересный язык, думаю – норвежский. И положил перед Джимми свою находку – тщательно разглаженный листок бумаги с неясными иероглифами и цифрами. Джимми едва взглянул на трофей и, буркнув «русский», схватил со стола не менее грязный листок и что-то на нем нацарапал.

        ­− Вот! Это адресок, шериф, – протянул он оба огрызка бумаги Кроллу. Толстые линзы сверкнули под лампой, а дискант пропищал:

   ­−  Русскую подружку завели, Кролл? Говорят, русские весьма охочи до секса! Такое вытворяют! Вы хоть расскажите потом, а?

    И Джимми разразился радостным кудахтаньем, весьма довольный своей шуткой.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...