Ходжаниязов Анвар

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 4,57 из 5)
Загрузка...

Ходжаниязов Анвар, родился в 1973 году. По образованию инженер программист-электронщик. С 1996 года увлекся горными путешествиями. Параллельно увлекался фотографией. Создал и поддерживаю персональный сайт http://orienttracking.com для которого пришлось самому писать тексты на краеведческие темы. Также немного пробовал себя в прозе. Веду свой ЖЖ – http://joeandex.livejournal.com/ где уже стал пробовать себя немного в журналистике и в коротких эссе философско-нравственного толка. Работал фотографом в экологическом издательстве ЭНК «Чинор».  Регулярно выезжаю на природу. Организую фототуры и походы. В свое время увлекался лепкой керамических сувениров. Играю на классической гитаре, пишу компьютерные аранжировки и композиции, занимаюсь видеомонтажом. В планах – визуализация собственных арт-видеосценариев.

 

_______________________________________________________________________________________________________

Триптих «То ли еще будет…»

 

Часть 1. Детство

http://joeandex.livejournal.com/1782.html

Третий десяток идет к концу, когда наша семья переехала в нынешнюю квартиру. Многое что произошло за это время – и приятное и не очень, в общем, жизнь как жизнь, как и у многих миллионов семей на нашей матушке Земле. Раньше, до восьмидесятого года, мы жили на улице Клары Цеткиной, что находилась возле «Северного Вокзала». Наши одноэтажные дома по плану шли на снос, и многим семьям предложили благоустроенные квартиры на Сергели и массиве Куйлюк. В то время разница между центром города и его окраинами была не особо заметна. Тем более что новенькая и большая 3-х комнатная квартира со всеми удобствами явно была нужнее для немаленькой семьи. Почти половина семей, проживающих на нашей старой улице, получила ключи от квартир в одном доме, и только в нашем подъезде оказались соседями три (включая и нашу) семьи. Ну а других раскидало по всему обширному массиву Куйлюк-5.

Ранние детские впечатления от нашего нового, большого и полукруглого дома крепко засели в моей памяти. Одним из них был, прежде всего, крепко установившийся запах лака, разбросанные банки и другие отходы от окончательного доведения до ума собственными силами своих квартир. Ближе к лету мальчишки, в одних черных домашних трусах, шныряли по двору, заводя первые знакомства. С одним из них я однажды закопал в огороде разбитый фаянсовый чайник, приговаривая при этом «пусть на этом месте вырастит дерево со множеством чайников». Но пройдут годы, и здесь, и в других дворах вырастут большие чинары, верхушки которых, в настоящее время уже выше пятых этажей. Они, возвышаясь над нашими домами, будто хранят наши мечты.

В центре нашего полукруга поначалу был большой пустырь, затем строители вырыли неглубокий котлован для будущего детского сада. А пока некоторое время стройка находилась в небольшом затишье, дворовые мальчишки играли в этом котловане в футбол. Обычно играли узбеки на русских. Среди множества детворы проносились возгласы: «Чё? Играем в футбол? Играем! Давай, русские на узбеков! Давай!…». И если участников собиралось больше, чем нужно, то тут же проводилось демократичное «матикание». Я обычно стоял на воротах, и это у меня довольно неплохо получалось. Играли дружно и, надо сказать, всегда с переменным успехом. Вообще, в союзные времена молодежь и детвора более активно проводила свое время на улице, во дворах, нежели сегодня.

Началось строительство на месте вырытого котлована. Начали строить будущий детский садик. Всю территорию обнесли деревянным забором, шершавым на ощупь. В те далекие советские годы ограждение для всевозможных строек делали из сосновых и других досок – страна не скупилась на стройматериалы, о чем я еще расскажу в этой части. Да и в те годы кто думал об экологии и об исчезающих лесах? Главное, это выполнить различные постановления партии и правительства, а уж какими методами и как – это дело второе. Во многих советских фильмах и мультфильмах («Ну погоди!», к примеру) тема такого забора не обходила режиссеров, сценаристов  и художников. Отдельно можно упомянуть и тему проходов сквозь такие ограждения: отодвигающиеся доски или попросту недостающие элементы всегда служили проходом для детворы и прочих, желающих остаться в тени «гостей стройплощадки». Мы с друзьями гуляли во дворе своего дома, бегая по разросшемуся горцу птичьему и играли в футбол. А когда постепенно начало разрастаться и двухэтажное здание будущего детского сада, мы с друзьями стали частенько наведываться на стройку. Деревянный забор не был помехой, и строители терпимо относились к любопытной публике. Нужно сказать, что тема строек на массивах Куйлюк стоит особняком в моем повествовании, и о ней я собираюсь написать отдельно. Запомнилась большая «мельница» для смешивания раствора и подачи его на второй этаж, а «хозяин мельницы» любезно нам предоставлял свое рабочее место. Ну а в одной из комнат, на втором этаже, в самый разгар строительства мы соорудили из кирпича небольшой «кошкин дом», куда и поселили одного из одичавших котов. Правда дальнейшую судьбу домика и его обитателя мы, к сожалению, не проследили.

Строительство «штабов» повсеместно практиковалось у местной детворы. И мы с друзьями не оставляли эту тему в своих детских архитектурных фантазиях. Материалом для строительства служили доски, толь, линолеум и другие «отходы производства». Распространенным явлением было возведение этих штабов на крышах многоэтажек, где была своя неповторимая атмосфера, закравшаяся в мои сны на многие годы.

Время шло, взрослели мы, а наш массив все расширялся. Прошли годы наивных детских игр, мы стали обучаться более серьезным делам. И надо сказать, что советская система с ее развитыми кружками для занятий детским творчеством была хорошо развита. Мы успели походить в радиокружок, авиамодельный кружок, и другие заведения для детей. Выписывая такие журналы как Юный Техник, Моделист Конструктор, Техника Молодежи и др., мы получали бесценный опыт и техническое развитие. Не раз, запуская модели планеров, махолетов, кордовых самолетов, ракет и других аппаратов, мы собирали вокруг себя небольшую толпу. А в качестве стартовой площадки все так же выступал наш двор, а иногда и крыша детского сада.

Пройдут года, и опыт прежних лет по любознательности в технических науках даст свои плоды не только в плане приобретения профессии, но и общей эрудиции. Наступит эпоха «нового времени», и наш детский сад превратится в поликлинику – а вместе с тем и кардинально изменится прилегающий ландшафт и окружающая энергетика. На пути к местам былых игр будет возвышаться почти непроходимый забор, а наши помыслы давно перешагнут юношеские страсти и увянут в летах житейского бытия….

 

Часть 2. Юношество

http://joeandex.livejournal.com/12022.html

Прошло несколько лет.  Мы повзрослели. Безвозвратно прошли времена самолетиков, ракет, куликашек и других детских шалостей. Кто-то из нас заканчивал школу, кто-то пришел из армии,  кто-то учился в техникуме или институте, а  кто-то уже работал. Старые друзья сменились новыми. Новые знакомые пришли на смену старым. Шли переломные годы – годы потрясений и смена политических курсов, моральных и иных воззрений. Все новое, модное, и порой не самое хорошее хлынуло в наше сознание, рты и руки. Вечерами мы часто собирались на территории детского садика, успевшего к этому моменту уже немного обветшать. Первоначальный бетонный забор, коими огораживают детские садики в нашем городе, уже во многих местах «дал течь». Обветшавшие уличные детские площадки и всевозможные радуги, лестницы и качели с песочницами, которые жители окрестных домов давно облюбовали, тоже уже были в «почтенном возрасте».

Со сменой правителей пришли новые люди, и не только те, которых мы видели в еще старенькие свои транзисторно-ламповые телевизоры, – пришла новая смена и в нашу компанию. И в ее рядах уже замечались лица с утонченной внешностью – девушки. Мы были уже почти взрослые, и интересы наши смещались в иное русло. Хотя багаж знаний и умений, полученных нами от бесплатной системы образования Союза, всегда давали о себе знать. И это уже скажется позже – через десяток лет, когда засилье попсы и примитивизма вкупе с необходимостью зарабатывать деньги начнут приносить свои неинтеллектуальные плоды в виде толп «ЗаАнастасииных Собчаков».

Сейчас уже я не помню, кто и зачем соорудил недалеко от наших подъездов на территории детского сада небольшие наклонные жердочки. Мы часто собирались там по вечерам, ведя свои юношеские разговоры, болтая обо всем, что видели, знаем, или о том, что хотим увидеть и узнать. Зачастую в наших разговорах проблескивали нотки юношеского вздора, пылких мечтаний и дерзких устремлений. Я часто ложился спиной на одну из жердочек и, созерцая звездное небо, вдавался в не очень глубокие раздумья. А чинары вдоль наших подъездов с каждым годом прибавляли в росте. Росли и огороды вокруг первых этажей, живая изгородь, которая не только приносила дополнительный объем ландшафту и служила своеобразным заслоном от посторонних взоров и уличной пыли, но и играла роль своеобразного звукоизолятора.

В своих снах я часто начинал полет отсюда. Иногда я уходил вдоль арыка, что за нашим домом и, двигаясь по его течению (если не застревал в огородах других домов) уходил дальше, за седьмой массив, где в каждом сне меня поджидали новые интересные приключения. Я всегда возвращался домой то «вприпрыжку», то галопом. Иногда мне снились сны на базе этого путешествия вдоль арыка, но вместо арыка уже была небольшая река, пролегающая не только среди урбанизированных пейзажей, но и посреди дикой природы. Были сны и не связанные с нашим двором: позже я бывал в горах и других городах, где всегда приятно было окунуться в атмосферу детских садов при них.

Наша компания не относилась к экстремальному типу сборищ, распространенных в те времена на окраинах города. Я говорю о разгуле гоп-стопа, наркомании и других причудах молодежи. Хотя между нами было одно связующее звено – это любовь к тяжелой музыке. Хотя в наших кругах были друзья, приятели и просто хорошие знакомые, сильно не зависящие от этой субкультуры, необычность времяпровождения именно в нашей компании привлекала к нам немало посторонних ребят и девчат.

Переболев острой фазой рок зависимости, многие из нас уже окунулись во взрослую жизнь и как минимум отдавались с головой в повседневную работу. Но вечерами мы все так же собирались в детском саду, постепенно перебазировавшись с жердочек к бассейну. Это был совсем мелкий бассейн для детишек, который уже давно не использовался по назначению. В обиход многих завсегдатаев прочно вошло слово «Бассейн». Когда кто-то говорил: «Пойдем на бассейн», или «Мы вчера на бассейне…», все уже знали, о чем идет речь. Бассейн был окружен разными породами деревьев, кустарниками и изгородью. Это было уютное место. Вечерами от туда доносились голоса, разносившиеся по всей округе. Вскоре наша тусовка разрослась до огромных размеров. Сюда стала приходить молодежь не только с окрестных домов, но и с других массивов. Нельзя сказать, что все были сильными друзьями, но дух веселья и приключений всегда царил здесь. В один из таких тихих августовских вечеров, неожиданно дунул прохладный ветер. Зашелестела листва на всех деревьях в округе, люди спешили домой. Близилась осень. Но мы тогда еще не знали, что вскоре здесь начнется капитальное строительство и реконструкция. Незаметно подкралось новое время – время перемен. И эти перемены коснулись не только самого здания, но и окружающего ландшафта. Правда, все это происходило не столь быстро. И наши глаза успевали привыкать к новым реалиям…

 

Часть 3. Новая жизнь

http://joeandex.livejournal.com/13634.html

Так случилось, что детский сад, который был в нашем дворе, с чьей-то легкой руки решили переоборудовать в поликлинику. Многие из жителей нашего квартала все эти годы вынуждены были ездить в районную поликлинику за многие километры (около 10 км). И эти неудобства решили устранить самым легким способом. Зачем строить новое и дорогое здание, когда можно переоборудовать уже существующее? Сказано – сделано.

Это были времена начала движения мардикёров. Работая и живя на организованной стройке, они постепенно перепланировывали внутренние помещения, отделывали внешний фасад, словом, делали все что, что необходимо для будущей поликлиники. Строительство затянулось, если мне не изменяет память, на пару лет. И многие из жильцов, в том числе и ваш покорный слуга, успели воспользоваться услугами строителей. Быстро и красиво сделать дома ремонт, или хотя бы в одной комнате – молва быстро распространилась среди жильцов окрестных домов. О качестве не могу сказать что-либо определенное – во всяком случае, у меня дома все держится до сих пор, кажись.

Новый забор, возведенный вокруг всей территории поликлиники, скорректировал вечерние прогулки. И наша тусовка разбрелась по своим закоулкам, но кое-где еще с уст ее завсегдатаев можно было слышать: «А ты помнишь бассейн?».  Но на месте бассейна проложили новые дорожки и клумбы. Был заложен новый сад, и некоторые деревья были сохранены. Я же с оставшимися друзьями плотно увлекся горными походами. Горы! Что может быть лучше гор?! Их величие и красота так сильно укоренились в моем сознании и сердце, что в течение нескольких лет я практически каждую ночь в своих снах путешествовал в горах. Зачастую эти путешествия самым причудливым образом переплетались с такими же детскими садами, иногда и школами, неожиданно возникающими среди гористой местности. Практически каждую ночь я возвращался в те же места и в те же предгорные города, где дух приключений и жажда новых видов не позволяли мне ни на секунду задуматься о реальной суете.

Между тем, в реальной жизни, наш садик, или вернее уже правильно говорить поликлиника, приобрела нарядный вид, а засевшие в ней доктора и медсестры проводили не только свои эксперименты, но и отрабатывали свои трудовые книжки, во благо им ведомого блага. Кто-то задерживался там, кто-то уходил. Доктор «Ш», один из старожилов этой клиники, надолго засел не только в ней, но и в умах его клиентов, благодарных ему за очередной внеочередной бюллетень. Но не буду специально останавливаться на вопросе о качестве предоставляемых услуг, ибо печально это…

Шли годы, мы взрослели. Дом, работа, семья, работа, дом. Бесконечный круговорот расставил всех нас по своим углам. Многие из друзей и былых приятелей уехали навсегда в другие страны, а кое-кто покинул эту землю в молодом возрасте, печально…  Тем временем чинары в нашем дворе все более разрастались и их макушки уже обогнали в своем росте крыши пятиэтажных домов. Но такое засилье зелени не могло бесконечно продолжаться, и в течение нескольких лет наш двор постепенно лишился буйной зелени крон. И если живую изгородь и огороды постоянно подстригая, за эти годы практически свели на «нет», то агрессивная подрезка нижних и средних веток чинар оголила, в конце концов, наш двор до такого стыда, что проходя по нему, я всегда стараюсь быстро скрыться из виду. Привычка, выработанная годами, когда знаешь, что тебя не особо сильно заметно из окон квартир, когда ты гуляешь по двору, еще дает о себе знать.

Никто точно не знает, или, по крайней мере, у людей разные мнения, по поводу некоторого облысения нашей территории, но все же я связываю эти постоянные усилия дровосеков с самой поликлиникой. В последние годы и даже месяцы, у руководителя этого заведения наблюдалась просто какая-то мания чистоты. Часто можно было наблюдать как санитарки и медсестры (зачастую в белых халатах) постоянно убираются и прибирают не только на территории поликлиники, но и вокруг нее, за ее пределами. Несколько раз сюда сгоняли школьников для уборки, причем даже не только в нашем дворе, но и внутри подъездов. Основная дорога к входу поликлиники проходит прямо  через наш двор, и количество припаркованных здесь машин в последнее время неуклонно возрастает. Проезжая здесь, «начальству» видимо хочется навести «стерильность» не только в самой поликлинике, но и за ее пределами.

Иной раз люди озабоченные материальным выживанием бросают на алтарь «удерживания на канате» не только свои моральные принципы, но и забирают бездушно у нас то, что не принадлежит им. Мотивируя свои действия наведением чистоты и профилактикой древесных насаждений, не контролируя это должным образом, вручая эти полномочия в руки дилетантов, не спрашивая и не оповещая жильцов дома, они подстраивают себе удобную только им «буферную зону».

Самое интересное, что многих из нас на самом деле не тревожат эти перемены. Неверие и «опускание рук» с одной стороны, безразличие и страх с другой, ставят нас на путь противоположный созиданию. Хотя самое интересное совсем в другом. Дело даже не в том, молчим мы или изливаем свой гнев. Дело не во внешних проявлениях наших чувств. Можно оставаться безучастным внешне, но внутри твердо раз и навсегда для себя уяснить, что есть нежелательное поведение. Как минимум мы можем дать волю своей энергии и убеждениям не во внешнюю среду, а конкретно нашим детям, воспитывая их в духе любви не только к окружающей природе, но и к окружающим людям. Да мы не совершенны. Многие из моих друзей, да и я сам, очень часто совершали ошибки. Такова наша жизнь, которая для меня является некой школой, проходя которую с разным успехом, мы обогащаем себя определенным опытом.

Пройдет еще несколько лет, десятков лет… Каким станет наш двор? В своих мечтах и фантазиях я часто представляю себе зеленый газон вокруг детской площадки, шлагбаумы при въездах, отсутствие парковки для автомобилей, аккуратные изгороди вокруг огородиков при каждом подъезде, художественные росписи и картины в подъездах, неплохо бы смотрелись и горшочные цветы в тех же подъездах. Цветочные клумбы во дворе и огромные чинары, способные прожить не одну сотню лет, дающие летом желанную прохладу. Хотелось бы отдельного въезда для поликлиники со стороны «бетонки», а в идеале – возврат к детскому садику, который подарит нам радостные крики детей, а не оклики и перекрикивания санитарок в белых халатах с газонокосилками.

Но больше всего мне почему-то хочется начать сначала, на новом и пустом месте – «с белого листа»… Родину начинаешь любить по-настоящему, по-видимому, расставшись с ней… Жаль порою, что жизнь диктует свои правила… Но все же приходится считаться не с тем, что нам хочется, но с тем, что есть…

P.S.  Есть два варианта – строить самому и наблюдать как тебе строят. Оба варианта, думаю, приемлемы в нашей жизни, ведь многое зависит от нас…

После этих строк прошло несколько месяцев. Наступила долгожданная весна. Во дворе потеплело, и настроение потихоньку стало прибавляться. Я каждый день себе говорил, что нужно пойти на базар и купить саженцы. И даже звонил в местный ТСЖ, чтобы и они приложили немного усилии. Но все тщетно – моя лень и их пассивность  стоят друг друга. А между тем не я один оказался восприимчив на озеленение пустынных территорий. В один из прекрасных мартовских дней жильцы первых этажей сами вышли на улицу и посадили деревья и кусты… Жизнь продолжается…