Andi Carlisle

Живу писательством. Все, что не могу воплотить в жизни - воплощаю в своих работах, все ,о чем не могу сказать - говорю на листах, все, чего не понимаю - разъясняю самой себе в своих, пусть и коротких в своем большинстве, текстах. Иногда до боли в груди влюбляюсь в своих героев, болезненно с ними расстаюсь, потому что сочетаю в них лучшие качества реальных людей, которых люблю не менее. Создаю свои миры, в которых прячусь от реальности. И люблю рисовать.


Новелла "Oblivio"

отрывок

Сумерки стали опускаться на город, и на улицах не осталось людей, ведь все они поспешили домой на машинах, автобусах, метро. Все возможные вывески ночных заведений загорелись яркими цветами, маня к себе одиноких людей, как потерянных светляков на огонь. А семейные люди возвращались в свои уютные дома, и в их окнах горел мягкий теплый свет, такой желанный и недосягаемый для других. Ёкота Тоширо, сидя в своем кабинете, всегда любовался на высотки за окном, представляя себя за столом со своей семьей в теплой домашней обстановке. В такие моменты он закрывал глаза, и по его лицу расползалась довольная улыбка. Но потом Тоширо возвращался в реальность и, закончив работу, направлялся в бар через дорогу, пропускал пару рюмок чего-нибудь крепкого и ехал в свою пустую съемную квартиру. Ему уже скоро тридцать, а у него и подобия серьезных отношений не было. Все женщины Тоширо никогда не воспринимали его всерьез ни в 15,ни в 25 лет, и бросали его, поиграв. И со временем он, сдавшись, перестал что-либо предпринимать, чтобы продвинуться в поисках будущей жены. Долго Тоширо размышлял, почему не выходило быть идеальным, как бы он ни старался. Но в итоге убедился, что, наверное, надо было быть самим собой, а не следовать советам и подстраиваться под людей. Он осознает это только сейчас, в одиночку бродя по магазинам и примеряя одежду: ведь он ищет то, что будет ему в пору, а не меняет себя для того, чтоб пойти на шопинг. Какой ошибкой было понять это вот так и только в этом возрасте. Все это сильно угнетало его, и он месяцами ходил в депрессии, заливая алкоголем свою печаль. ─Тоширо-сан, вы уже закончили работу?- в кабинет заглянул молодой беловолосый парень, студент─практикант. Он задавал этот вопрос почти каждый вечер, а после положительного ответа Ёкоты всегда следовало одно:- Может, выпьем где-нибудь вместе? Начальником этого парнишки, Хэчиро, был не Тоширо, но Хэчиро с первых дней здесь не отлипал от “Тоширо-сана”, повторяя все за ним, задавая вопросы, по работе и не только, и просто безмолвно восхищаясь. Тоширо даже подумывал, что тот влюблен в него, пока не познакомился с девушкой Хэчиро. Тогда Тоширо позавидовал и этому молодому парнишке. ─Нет, парень, тебе вредно пить,- устало проговорил Тоширо.- К тому же Сэйко будет не очень-то рада. Хэчиро исчез за дверью, и Тоширо был уверен, что смог вновь убедить его. Но вскоре парень опять заглянул в кабинет. Тоширо испугался: неужели его отговорки с именем Сэйко перестали работать? ─Тоширо-сан, там опять эта женщина. ─Какая?- он напряг мозг, чтоб понять о чем говорит Хэчиро. ─Которая неделю ходит под окнами,- пояснил парень, но Тоширо уже к тому времени вспомнил и, ударив себя ладонью в лоб.- Она хочет написать заявление. Разберетесь? Тоширо встал и размял шею. ─Ну конечно,- грустно улыбнулся он,- мне же некуда спешить. В холле на диване Ёкота увидел женщину: высокую и худощавую, с сухими нездоровыми каштановыми волосами, в помятом пальто, что было удачного грязно-серого цвета, которое подходило под такого же цвета пустые глаза женщины. Она обнимала игрушку- розового бегемота. ─Эй, дамочка, вам чего?- своей типичной манере обратился к ней Тоширо. ─Моя дочка…- тихо начала женщина,- Азуми…детка моя.- Она отложила игрушку в сторону и скатилась с дивана на пол, встав на колени.- Найдите ее!- она стала подползать к Тоширо, пытаясь ухватить его за ноги. ─Дамочка!- он отошел на безопасное расстояние.- Встаньте и успокойтесь. Я вам помогу. На удивление, после этих слов женщина тут же успокоила свою истерику и встала, вновь схватив игрушку. Мужчина указал на дверь своего кабинета и направился к нему. Женщина испуганно огляделась, войдя в темный кабинет, а когда Тоширо зажег свет, который вообще редко освещал стены этой комнаты, вздрогнула. ─Для начала- ваше имя,- сказал Ёкота, усевшись за свой стол. ─Кавасаки Митсуко. ─У вас пропал ребенок, верно? Как? ─Я…я…моя Азуми пропала…- пробормотала женщина. ─Я это понял,- рявкнул он.- Как? При каких обстоятельствах? Когда? Митсуко задумалась, словно ее спросили о чем-то, на что она не рассчитывала. ─Мы гуляли…- тихо проговорила женщина, вспоминая что-то на ходу,- Потом я отвернулась на секунду и- она пропала. Ее увезла какая-то машина. ─Машина? Вы запомнили номер? ─Нет?- словно спросила кого-то внутри себя Митсуко.- Нет,- ответила она после паузы.- Ничего не помню. ─Как выглядит ваша дочь, помните? ─Да,- Митсуки немного восхитилась,- конечно. У нее черные короткие волосы, голубые глаза, маленький красивый носик. ─Так, ясно,- сердито сказал Тоширо.- Когда это случилось? Какая на ней была одежда? Особые приметы? Митсуко снова начала что-─то вспоминать, прижимая к себе бегемота. ─На ней было белое платьице в красных пятнах… ─Стоп,- прервал ее мужчина,- разве сейчас не конец ноября? Какое платье, матушка?- Митсуко жалостливо посмотрела на него и едва пожала плечами.- А когда, когда?- гневно проговорил Тоширо, взбешенный тем, что приходится повторять вопросы несколько раз. Но женщина не спешила отвечать на этот вопрос. Она замолчала, опустила глаза и уставилась в пол. Но Тоширо и минуты не выдержал- ударил кулаком по столу, пытаясь привлечь внимание. Но та по-прежнему сидела неподвижно. ─Алё, мадам, ребенок ваш когда пропал, а? ─Что?- Митсуко, потерянная и задумчивая, подняла на него глаза.- Азуми? Она..она..вчера,- она говорила медленно. Словно до сих пор не была уверена и припоминала. Тоширо не сумел еще что-либо вытянуть из нее, да и желания у него особого не было. Он ведь привык к скучной и спокойной работе, а тут за один вечер истратил столько нервов на какую-то мадам. Он боялся, что Митсуко будет настаивать на немедленном начале поисков, но она, как не странно, видимо, еще находясь в своем трансе, побрела к выходу. Вскоре Тоширо вышел вслед за ней. У выхода его ждал Хэчиро. ─Ты давно уже должен быть дома,- возмутился он. ─Тоширо-сан, извините, я думал вам понадобится помощь. ─Это что, маньяк какой-нибудь буйный? Обычная женщина в истерике,- улыбнулся Тоширо. ─Каждый день с таким борюсь. ─Вы о своей жене?- улыбнулся Хэчиро. Тоширо посерьезнел и загрустил, но Хэчиро не мог этого видеть, задумавшись о своем. Они прошли немного молча до дороги. Там каждый вернулся в их общую реальность. ─Может быть,- снова выдавил улыбку Тоширо.- А ты, кстати, своей позвонил, предупредил? ─А надо было? ─Мне тебя учить что ли?- усмехнулся он.- Чувствую, Сейко сегодня будет в гневе. Крепись, малыш. Не завидую я тебе. Что-то дрогнуло внутри Тоширо. Что-то похожее на прежнюю тоску, но только с новой составляющей. Он осознал, что “не завидует” Хэчиро так, словно в курсе какого это, когда твоя любимая злится на тебя, если ты поздно приходишь домой. Словно он видел когда-то эти полные грусти, гнева и любви глаза. Словно у него есть жена, и он по опыту знает, когда надо звонить и приходить домой. Словно он уже чувствовал удары ее нежных рук, когда возвращался домой пьяным. Откуда эти знакомые чувства? Наверное, он правда слишком много начитался о семейной жизни, что бы стать идеальным мужем, закапывая истинного себя. ─Почему вы зовете меня малышом?- как-то слишком с большим интересом и без обиды вопросил Хэчиро. ─Потому что ты он и есть: ни мозгов, ни ответственности,- Тоширо засмеялся, потрепав кохая по волосам.- Чувствую, повзрослеешь, только когда ребенка заведешь. На это Хэчиро ничего не ответил, только покраснел. Несмотря на нахлынувшую усталость, Тоширо все же решил пойти по обычаю в бар, ведь его голова, помимо ежедневных мрачных мыслей, была занята мыслями о маленькой девочке, которая сейчас одна неизвестно где, жива или мертва, а ее мать слишком не в адеквате, что бы помочь в поисках. Слишком знакомый рефлекс: мысли в голову─ ноги в бар. Бессменный бармен, хорошо знающий частого гостя Тоширо и помнящий на “пять” его предпочтения, едва заметив клиента у входа, приступил к подготовке заказа. Тоширо сел у стойки и, не произнеся ни слова, заглотнул рюмку. Бармен довольно улыбнулся. Когда Тоширо поприветствовал его, он наклонился ближе. ─Слушай, я смотрю, ты тут часто бываешь... ─Какой ты наблюдательный,- рявкнул Ёкота, раздражаясь, что кто-то мешает ему. ─Жена пилит?- улыбнулся бармен. Ёкота проигнорировал его слова.- Есть предложение,- он указал в конец зала, дождался, пока Тоширо оглянется. Там сидела молодая девушка, медленно попивая коктейль. Оглядев ее равнодушным взглядом, Тоширо сразу понял, что хочет предложить ему бармен.- Она недорого возьмет за развеяние твоей тоски. ─Ты чего, мужик, спутал? Забыл, кто я? Я капитан Ёкота…Сейчас один звонок- и тебя с твоим хозяином-сутенером прикроют в секунду! Бармен напрягся и отпрял от стойки. Он ушел и вскоре вернулся с бутылкой, которую Тоширо никогда не мог себе позволить, но так хотел. Бармен налил ему из нее и лукаво улыбнулся. ─Все понял, начальник, ты верен жене. За счет заведения. ─И путану эту убери отсюда, пока я здесь. Бармен тут же свистнул, привлекая внимание девушки, и указал на дверь. Она тут же покорно удалилась. Тоширо довольно отхлебнул из стакана. Тоширо уже давно не привлекали женщины. Точнее- внешне не привлекали. Раньше-то он наивно полагал, что женский род создан для одного- ублажения мужчин, но с возрастом, получая только ублажение и ничего больше, он понял, как ошибался. Он бы и рад вернуться к тому времени, когда смотрел на женщин, как на кусок мяса, но, увы…Теперь ему нужна была жена. Та женщина, что поцелуем будет его будить по утрам, та, что будет хранить тепло в квартире, та, что будет ждать его по вечерам, та, что подарит ему маленьких человечков, та, что будет безмолвно пускать слезы на его могиле, а потом заботливо протирать его портрет в черной рамке. Но теперь, когда он уже не имеет права и возможности выбирать, вокруг него нет ни одной такой.

<center>***</center>

Тоширо сидел в своем кабинете, облокотившись на стол. Перед ним лежал блокнот с краткими данными по Азуми и некоторые похожие дела, что он нашел. Он сидел в таком положении уже довольно долго, придя на работу в пять часов, потому что не сумел уснуть. Впервые он слабо представлял, что ему делать и с чего начать. Единственное, что он смог- это дать приказ развесить фото Азуми, которое принесла ее мать. ─Тоширо-сан, вы ведь не ели с утра?- заглянул в кабинет Хэчиро. ─Нет,- отвлеченно ответил он , впиваясь пальцами в волосы. Хэчиро прошел к столу и сел на стул напротив Тоширо. Парень поставил на стол пакет с контейнером. Ему пришлось немного подождать, пока капитан обратил на него внимание. ─Что это? ─Это Сейко приготовила для вас. Возьмите- не обижайте ее. Ёкота отодвинул пакет в сторону и буркнул “спасибо”. Когда Тоширо вышел в холл, он увидел Митсуко в том же положении, что и вчера вечером. Так с самого утра. Пройдя мимо нее, он знал, что не нужно подавать ей каким-либо знаком, чтоб она пошла за ним. Так и было: Митсуко сразу поспешила вслед за капитаном. Женщина по приказу Ёкоты послушно села в такси и молчала всю дорогу. Даже не интересуясь, куда они собственно едут. Но едва она заметила знакомую улицу, сразу стала доставать мужчину расспросами. ─Зачем мы здесь? Вы что-то узнали? Где Азу-тян? Она жива? ─Успокойтесь, дамочка,- буркнул Ёкота.- Просто покажете, как все было. Я опрошу ваших соседей, может, кто видел, что произошло. На площадке, где произошло похищение по рассказам Митсуко, находилась одна старушка с мелкой собачкой, существование и бесполезность которых так бесили Тоширо. По опыту Ёкота мог судить, что просто такие бабульки информацию не выдадут, но он не умел льстить и флиртовать с бабушками. Поэтому подумал, что нечто абсурдное тоже подойдет. Он подошел к незнакомке и сел рядом. ─Добрый день, мадам,- улыбнулся Тоширо как можно дружелюбней. Дама только окинула его подозрительным взглядом.- Знаете, на днях здесь произошло похищение маленького ребенка…Она гуляла с мамой, а потом исчезла.- Он оглянулся на Митсуко, что стояла поодаль, держа в руках игрушку.- Может, видели что-нибудь? ─Может, и видела,- улыбнулась старушка. Он наклонился к старушке поближе и прошептал: ─Вон там стоит моя ассистентка. Мы снимаем документальный фильм о бдительности граждан; вы, если хотите, можете показать себя в лучшем свете. Между нами: самых отзывчивых будут поощрять. ─А где же камера?- скептически, но с огоньком в глазах, вопросила старушка. ─Видите в руках у девушки игрушку? Вот прямо там.- Он получил одобрительную улыбку от бабули и уже готов был принимать информацию, как вдруг услышал свое имя, вырвавшееся истеричным воплем из уст Митсуко. Сжав от злости зубы он подошел к женщине. ─Ну что такое? ─Там…- она тыкала в только что появившуюся машину у обочины,- Это та самая машина. ─Ты уверена?- вздохнул он.- Много на свете черных тонированных машин… ─Нет, это она..Эта машина увезла Азу-тян… Сердце, повидавшего многие ужасы следователя, загрохотало от страха, когда он боковым зрением увидел сморщенное лицо старушки за его плечом. Как она подкралась так бесшумно-то? ─Знаем мы хозяина…- прохрипела бабуля, подняв в воздух кулак в праведном гневе. Вдруг собака старушки кинулась на Митсуко, звонко лая. Точнее она рычала и тявкала на игрушку, что держала женщина, подпрыгивая и пытаясь укусить плюшевый зад бегемота. Митсуко поспешила убрать игрушку повыше, но собака не затыкалась. ─И что с хозяином?- борясь с раздражением от непрекращающегося лая собаки, спросил Тоширо. ─Знаю, знаю,- сказала старушка, едва заметно красуясь в вымышленную камеру.- Жуткий тип. ─Мадам, заткните своего пса, он съемке мешает,- наконец не выдержал Тоширо.

<center>***</center>

Старушка позвонила в дверь, и сразу же после первого звонка вышел высокий лысый бугай в одной майке, заляпанной чем-то. Он сурово оглядел старушку и гаркнул: ─Мать, чего тебе? Я отдыхаю. ─Отдых закончился, дядя,- появился из-за двери Ёкота. Через какое-то время бугай сидел перед Тоширо, бегая глазами по комнате в полной растерянности. Когда он заметил пятно на майке, то чуть было не покраснел и всячески пытался не акцентировать на нем внимание. Пока Ёкота пронзал его суровым взглядом, мужчина мог только невинно хлопать глазами. ─Где ребенок? ─Какой ребенок, начальник?- опешил мужчина. ─Где ребенок?- настойчиво повторил Тоширо. ─Какой ребенок? Ты бухой, капитан? Тоширо обошел стол и встал за спиной допрашиваемого. ─Выражения выбирай,- гаркнул Ёкота.- Ребенок где? ─Да какой ребенок?!- "заистерил" бугай. ─Которого ты увез на своей гребаной машине, ублюдок. Бугай успокоился и задумался. На его лице отразились болью какие-то воспоминания, но не было похоже, что это связано с пропавшим ребенком. После раздумий мужчина вернулся в реальность поникший и раздавленный. ─Я никого не крал,- равнодушно ответил он. Следователь приблизился к уху мужчины. ─Ты думаешь, если ты будешь играть в дурочку, то я поверю тебе и отпущу? Ты не думай, что в безопасности в двадцать первом веке; я тебе сейчас устрою средневековые пытки, и никто тебя не спасет. После первой у меня сразу же расколешься!- Тоширо пытался изобразить неадекват- обычно это хорошо помогало напугать подозреваемых, но не на этот раз. Мужчина продолжал сухо отрицать все, что ему предъявляли. Солнечные лучи давно сменились светом фонарей, а Тоширо Ёкота все сидел в своем кабинете и не собирался домой. Сегодня он даже изменил традиции любоваться на окна высоток. Следователь никак не мог продвинуться в поисках девочки, что его сильно гложило. Бугай так ни в чем не сознался. Тоширо уже и хотел устроить пытки, да только всерьез засомневался в причастности мужчины, после его абсолютно спокойных ответов и некоторых алиби. Может, Ёкота что-то упустил? Может, Митсуко перепутала машину, может, бабуля привела ни к той квартире? Где он прокололся? И почему бугай так истерил? Он притворялся, чтоб отвести подозрения или рассчитывал, что Тоширо выпадет от того, как его образ не сочетается с личностью? И зачем он изображал равнодушие и подавленность? Разве это не выдает его? Или это тоже уловка? Если б он хотя бы был уверен в Митсуко, то искал бы ошибку в своих действиях, но, увы. Да и как он может верить бабуле, которая строила глазки игрушечному бегемоту? Впервые у Тоширо было так намешано в голове. Он решил остаться на работе на всю ночь, наивно полагая, что сможет поразмыслить о дальнейших действиях. Но совсем скоро им овладела дрема, и он, неспособный бороться с ней, рухнул на стол.

<center>***</center>

Поутру Тоширо разбудили громкие голоса в холле. Один из голосов принадлежал Хэчиро, другой─ женщине. Разгневанный, он хотел пресечь шум, но вдруг что-то заставило его остановиться у самой двери и прислушаться. ─Ну что ты, милый…- обиженно скулил женский голос,- Я тебе больше не нужна? ─Отстань, сказал,- рычал Хэчиро. ─Ты меня больше не любишь? ─Прекрати это. ─Эй, я же твоя Сейко…Ты правда не хочешь меня видеть? ─Ты не Сейко, прекрати. Сейко вообще не существует, так что забудь сюда дорогу. Твои услуги мне больше не нужны. ─Ах так? Не хочешь платить по-хорошему- придется оплачивать мое молчание. Пребывая еще в недоумении, Тоширо все же не выдержал и вышел из кабинета. Перед ним предстал не на шутку растерянный и испуганный Хэчиро, гнев которого сменился отчаянием, и молодая девушка, которая была известна следователю как возлюбленная Хэчиро. Только сейчас она не была похожа на милую и скромную Сейко; как минимум развратная девица в вульгарной одежде. ─Это она?- воскликнул Тоширо.- Она подозреваемая?- он приблизился к девушке и взял под руку.- Пройдемте-ка! ─Отвали,- фыркнула “Сейко” и, вырвавшись, выбежала прочь. Наступило молчание. Тоширо не хотел оборачиваться на кохая, поэтому продолжал смотреть вслед ушедшей. Хэчиро не двигался с места. Но как только Ёкота чуть шелохнулся, парень запаниковал и стал выговаривать что-то невнятное. Нет, Тоширо сейчас не до того, нет. Он сделал вид, что все в полном порядке, и у него нет кучи вопросов и непониманий. ─Она больше не появится здесь,- улыбнулся он кохаю. ─У меня есть для вас новость,- с трудом выдавил Хэчиро, тоже запрятывая все свои смущения и страхи как можно глубже. Лицо Тоширо исказилось в ужасе: разве сейчас Хэчиро должен все рассказывать? Ах, он совсем перестал разбираться в психологии людей. Сделал все для того, чтобы замять эту тему, но Хэчиро все же решил продолжить ее. А сейчас он во всем признается и бросится Тоширо на шею или вообще поцелует: что уж тут скрывать, если спалили. От таких фантазий Ёкота вздрогнул и решил, что больше не будет читать никаких книг в свободное время─они слишком развивают его фантазию. ─Что именно?- нервно покосился он на Хэчиро. ─Нашелся один свидетель, опознавший Азуми. Он присутствовал при трагедии, что случилась с девочкой…Только это было не похищение. ─А что?- без особо интереса спросил Тоширо, уверенный, что речь пойдет об НЛО или секте поклонников рваных носков. ─Авария с летальным исходом. Тоширо ждал продолжения. ─ Я проверил по базам…В общем, Азуми Кавасаки уже как три года мертва. Была сбита машиной того человека, которого вы задержали. Не веря своим ушам, Тоширо выхватил бумаги, что мял в руках Хэчиро и убедился во всем сам. Действительно, 20 июля 2011 года погибла маленькая девочка Азуми, которую оплакивал весь город. Такая знакомая дата, такое знакомое волнение сердца...

<center>***</center>

Мужчина в белом халате поверх клетчатой рубашки шел по белоснежному коридору, где отдавался эхом каждый его шаг. Мертвая тишина и периодически раздававшиеся из палат вопли заставляли бесстрашного Тоширо содрогаться. Он ведь еще никогда не был в дурке, но ощущение знакомого отвращения к этому месту было слишком сильным. У палаты с номером 16 его уже ждал молодой врач.”У меня был номер 28” ─ вдруг мелькнуло в голове у Ёкоты, и он тут же выругался, испугавшись своих мыслей, значение которых были ему неизвестны. ─Может, расскажите о ней?- попросил Ёкота у врача прежде, чем войти в палату. ─Митсуко Кавасаки попала к нам летом 2011 года,- доктор выдохнул.- У нее погибла дочка, но она утверждала, что та жива. Я спрашивал ее: она прекрасно помнила похороны, но все равно твердила одно. После курса усиленной терапии, мы выписали ее, не найдя признаков болезни…Точнее: она была выписана неделю назад. А теперь принялась за старое. Доктор приоткрыл дверь и позволил Тоширо войти. В абсолютно пустой палате имелась только кровать и окно с железной решеткой. На кровати и сидела Митсуко, подобрав ноги под себя. Как жутко было видеть ее с синяками под глазами, совершенно пустыми глазами, качающуюся из стороны в сторону и не воспринимающую какие-либо звуки, непрерывно шепчущую имя дочери. Как за сутки может так измениться человек? Ведь недавно она была просто несчастной матерью, пусть и немного не в себе. Единственное, что осталось прежним─ Митсуко обнимала игрушку. Присев на кровать рядом, Тоширо попытался заговорить, но все было тщетно: она не реагировала. Тоширо коснулся бегемота. Она тряхнула игрушкой, пытаясь убрать ее подальше, и из нее выпала пара таблеток. Мужчина сначала не придал этому значения, но потом, находясь в полной тишине, он подумал о кое-чем совершенно безумном. Тоширо вырвал игрушку из рук Митсуко и обыскал бегемота в поисках отверстий. Под маленьким украшением на боку он обнаружил распоротый шов и обрыл “внутренности” животного. Так и есть: здесь он пальцами нащупал кучу разных по форме разноцветных таблеток. ─Ясно, как они тебя лечили,- вздохнул Тоширо.- Не делай так больше. Выздоравливай…И мы вместе найдем твою дочь. ─Азу-тян?- посмотрела на него Митсуко. Женщина зажала меж ладоней лицо Ёкоты и заглянула прямо в глаза так, как может только отчаявшееся мать, что помимо тоски по ребенку еще и страдает, пытаясь доказать всем свою правоту.- Вы поможете мне, капитан?- с мировой болью в голосе прошептала Митсуко, и сердце Тоширо сжалось. Вдруг глаза женщины прояснились от сумасшедшего тумана и свернули прежним светом, что казался Тоширо таким знакомым.- Ты поможешь мне, любимый? В голову Тоширо ударили воспоминания. Теперь он уже не мог ничего понимать. Все всплыло слишком быстро. Наверное, он сходит с ума? Это ведь так происходит? Когда прошлое сливается с настоящим и проносится сплошной стеной перед глазами. Когда кажется, что ты спишь, но болит наяву. Она коснулась его своими теплыми руками и заглянула в самое сердце, как могла только Митсуко. Тогда он все вспомнил. Вспомнил, почему сейчас тонет в ее глазах, почему сердце так бьется, почему тепло ее рук знакомо его коже. Он понял, почему свет в чужих окнах так обжигал, словно он уже имел его, но потерял. Понял, откуда знает так много о семейной жизни. Понял, откуда брались его странные сны. Запахом сакуры пронеслись в его сознании воспоминания о прогулке по парку ранним весенним утром, о первой встрече, о девушке, что показалась ему тогда прекрасней всех в мире драгоценностей. Вспомнил его первое прикосновение к ней, тепло ее губ и рук, мягкий шепот. Вспомнил это долгожданное “да” из ее уст. Помнил, он всегда помнил ее в белом подвенечном платье, себя, такого красивого и счастливого. Помнил ее, желанную и любимую, в первую ночь, а потом…Крик маленькой Азуми, что стала звоночком счастья, несмотря на бессонные ночи. Он помнил его чертовы первые слезы в жизни, когда маленькая сияющая Азу-тян назвала его “папа”. Но он не хотел помнить жуткий скрип тормозящей машины, снова вопль Азуми, как в роддоме, только в миллионы раз страшней. Не хотел помнить, как все плыло перед глазами, а он пробирался сквозь толпу людей, чтобы убедиться, что все это его фантазия из-за прочитанных книг разыгралась. Но это была не фантазия, а реальность. Реальность настолько жестокая, что он предпочел забыть обо всем. Он увидел маленькое тело своей дочери, белое платье в крови, потухшие безжизненные глазки. Он помнил рыдания Митсуко, маленький гробик, засыпанный землей, и плюшевого бегемота, который валялся на диване, пока не свел Тоширо с ума. Больше ни игрушки, ни Митсуко, ни плохих воспоминаний не существовало в реальности Ёкоты. Он выбрал забвение.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)
Загрузка...