Сергей Стасенко

Сергей СтасенкоКоротко об авторе: Стасенко Сергей Сергеевич Родился 2 декабря 1987 г. в Киеве. В 2010 г. окончил Киевский национальный экономический университет им. В. Гетьмана. С 2010 по 2014 гг. работал маркетинговым и бизнес-аналитиком в разных сферах. В 2014 г. решил сменить область деятельности. На данный момент являюсь директором Актерской Школы Выразительности Лидии Казберовой, писателем в российском мужском журнале Magmen's и российском бизнес-журнале E-xecutive.ru. С мая 2014 г. написал более 60 рассказов, эссе, новелл, стихотворений, повестей, пьес и статей.


Драма "Трус"

отрывок

— А-а! Что за черт! — Гена в ярости швырнул трубку на рычаг, — Четырнадцатое такси за вечер. Ждите смс.

Алина бродила по комнате, собирала разбросанные вещи парня.

— Генуля, ну, а чего ты ожидал? Пятница. Вечер. Все сидят в центре. Глянь, какой дождь.

— Я ожидал, что в столице смогу вызвать такси и уехать на дачу, —злился.

— Далась тебе эта дача. Позвони ребятам. Уверена, что они тоже не горят желанием в бурю ехать...

— Алина, мы планировали три недели. Никак не выедем из этой душегубки.

Гена продолжал рыться в записной книжке телефона в поисках новых номеров такси.

— Слушай, я тут собрала. Взяла нам пару пледов.

— Зачем два?

— Милый, ты ведь точно замерзнешь ночью. Знаю тебя.

— Ладно.

— Гена, ты помнишь говорила тебе про деревеньку? Ну, там, где бабушка жила?

— Нет, Алина, точно не поеду. Неделю без интернета. Жуть.

— Отдохнешь без него.

— Какой это отдых? Ты меня отвлекаешь. Долбанные таксисты.

— Ну давай уже на нашей поедем. Чего уперся? Я поведу.

— Не поведешь, Боже, я знаю, как ты ездишь. Влетишь в первый столб. Еще в такую бурю. А я выпил. Сесть не могу.

Длинноногая Алина бросилась на кухню.

— Елки-палки, забыла про духовку. Пирожки по бабушкиному рецепту.

— Блин, ну на кой нам пирожки на даче? У нас попойка, а не семейный ужин, Алина!

Из кухни:

— Не слышу тебя.

Девушка вернулась. Остановилась у фотографии.

— Надо же, какие мы тут крутые были, помнишь, Генуля?

— Че?

— Ну фотка с Таиланда. Глянь! Два года назад.

— Не помню. Потом.

В кухне что-то громко грюкнуло. Гена вздрогнул. Выронил телефон.

— Че ты такой шуганый? Это Марсельчик. Ворует, наверное.

— Твою мать, сделай что-то с этим жирным…

— Ус-по-койся! Уедем на твою дачу, — она приблизилась, погладила его за густую шевелюру, поцеловала, — А по пирожкам… Сам с утра захочешь. Давай машину возьмем. Я поведу.

— Да не хочу ее тащить.

— Убей, не пойму, чего? Не переживай, я пить не буду. Довезу и туда, и назад, котик.

— Не называй меня так. Не люблю.

Он отстранился.

— Еще раз наберу, если уж нет…

Запиликал мобильный. Знакомая смс: «Извините, в вашем районе нет свободных машин».

— Ну, готов?

— Ладно, черт с тобой.

— Гена, слова фильтруй. Чего грубишь?

— Да запарило всё…

— Опять за свое. Блин, не хочу с тобой спорить. Опять… — она отвернулась к окну.

Он надел ботинки. Глядел на девушку. Она всхлипнула.

— Ну-ну, перестань. Не хотел, — Гена неуклюже прижал ее к себе, немного успокоилась, заметив это, отстранил, — Поехали.

В коридоре натянула босоножки.

— Совсем забыла отдать тебе. Гляди. Сегодня купила. Помнишь, тебе очень понравился чехол на мобильный? Держи.

— О, прикольно. Спасибо, — Гена просветлел. — У меня, кстати, тоже презент. Небольшой.

Он протянул ей коробку. Алина с интересом взяла. Недоумение.

— Портативная зарядка?

— Ну да. Разве не нравится? Это ж классная штуковина. Я помню, как часто у тебя мобильный разряжается. Вот и пригодится.

— Но ведь годовщина же…

— И че? На годовщину нельзя полезное дарить?

— Дурацкое нельзя! — Алина взорвалась.

— Не ори. В машине подожду.

Он вышел, оставив все сумки на девушку. Алина печально смотрела вниз.

Лил дождь. Гроза. Еще и ветер в придачу.

Алина завелась.

— Ну, с Богом.

— С твоим вождением он тебе не поможет.

Она резко остановилась. Посмотрела на парня. Он отвлекся от мобильного.

— Чего?

Девушка заплакала.

— Эй. Ну чего ты? Я же пошутил.

Горькие слезы заглушали рев неба.

— За…за… зачем ты со мной?.. Так.

Он обнял ее. Снова получилось неуклюже.

— Алина, ты же знаешь, я не умею этого делать.

— Че… че… чего?

— Ну это… Успокаивать. Я больше не буду, — он по-детски испуганно смотрел на девушку, — У нас все нормально?

Этот взгляд отчего-то рассмешил Алину.

— Ла… ладно, Ефимов. Не умеешь ты прощение просить.

— А в чем виноват?

— Иногда и помолчать лучше.

Машина тронулась. Алина включила дальний свет. На первом перекрестке пробка. Авария.

— О. Вот кто-то и приехал.

— Опять начинаешь?

— Не начинаю. Все нормально. У нас… А вот у той «хонды». Слушай, я тут вспомнил, что тебе к гинекологу надо. Мне на работе страховку дают. Семейную. Дам тебе карту. Как раз на следующей неделе.

— Спасибо, — Алина сдержанно.

— Чего ты? Обиделась?

— Я за рулем, Гена, не отвлекай.

— Было б из-за чего обижаться? Ты ж меня знаешь. Я парень сложный. Но добрый.

— На счет последнего не знаю. Слушай… А чего ты вообще меня полюбил?

— В смысле?

— Ну в прямом. Люди любят друг друга за что-то.

— Это… Не знаю. Люблю и все.

— А любишь? — она обернулась на Гену.

— Ну да.

— Слушай, — они приблизились к аварии вплотную, — По-моему, там помощь нужна. Гляди, мужики не могут «газель» отпихнуть. Пойди помоги.

— Да ну его. Буду мараться еще. Отпихнут. Вон у них уже получается…

— Эх ты…

Алина припарковала джип у обочины. Выскочила и бросилась помогать.

— Блин. Алина, ну куда ты дернула? — Гена отбросил мобильный на торпеду, захлопнул дверцу, на полпути вернулся в машину, забеспокоившись, схватил трубку, осмотрел внимательно на предмет царапин, протер экран салфеткой, положил.

Побежал толкать «газель». Алина командовала:

— Мужики, взяли. Давайте-давайте!

— Девонька, слушай, справимся. Руки побереги. Михалыч, давай!

Гена подбежал.

— Мужики, а куда толкать-то?

— Назад толкай, дурень! Деваху свою убери, а нам помогай. Ану, давай!

— Черт, кроссовки белые… — Гена досадно посмотрел на новые кроссовки.

Алина толкнула парня к машине.

— Ну-ка давай, помоги!

— Раз-два! Вперед! — втроем надавили, «газель» поддалась.

— Есть! Там человек застрял. Она в дверь уперлась. «Газель» эта. Михалыч, вынимай его.

— Скорую уже вызвала.

— Не надо скорой. Головой только двинулся немного, — из «хонды» вытащили водителя.

Помятый и с ссадиной на голове.

— Ну мы идем? Опаздываем, — Гена нетерпеливо.

— Идем сейчас, — Алина глянула на Гену зло, — Скорая приедет, — молодому водителю, — Осмотрит вас.

— Спасибо.

Мимо пробки проехала фура, просигналив. Гена вздрогнул.

— Черт.

Они вернулись в джип.

— Твою дивизию. Весь вымок.

В этот раз Алина не заплакала. Она схватила мобильный Гены и сильно ударила того по голове.

— Ты чего, больная?!

— Достал ты меня, козел!

Она вышвырнула мобильный в окно.

— Обалдела?! Это ж «айфон».

— Мне плевать.

Она неслась по шоссе. Гена недоуменно поглядывал на нее. Три раза глубоко вздохнул. Посмотрел в окно.

— А помнишь…

— Заткнись. Не помню. Лучше молчи, Гена!

Он замолчал. Потом снова обернулся к ней. Почему-то заулыбался.

— И чего сделаешь? Планшетом пришибешь?

— Не смешно.

На краях губ у нее самой появилась улыбка.

— Я вспомнил наше свидание третье.

— Когда дала тебе с дуру?

— От чего с дуру? Вроде все по порядку было…

 

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (108 голосов, средний бал: 4,22 из 5)

Загрузка...