Владимир Климычев

фото автора

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 2,86 из 5)

Загрузка...

Климычев Владимир Валентинович (1965 г.р., Н. Новгород - Москва)

Образование высшее (Нижегородский университет, филологический факультет)

ранее печатался: литературный альманах «Золотой век», «Нестоличная литература», «Urbi», «Неизвестный поэт».

Пишу прозу, стихи, верлибры, эссе. Публиковался в литературных альманах «Золотой век», «Нестоличная литература», «Неизвестный поэт», «URBI». Увлекаюсь современной музыкой.

I am a writer, I write prose and verses. I am fond of modern music.

____________________________________________________________________________________________

Кого я убил (отрывок из рассказа)

И вот я вновь приехал к своему старому дому. Пару минут в раздумьях постоял на остановке: за спиной небольшой, уютный парк, в котором я ребенком катался на лыжах, и местный кинотеатр с выставленными в окне чучелами – медведя, лисицы и зайца, если мне, конечно, не изменяет память. Разглядеть их издалека не удалось, но скрытая уверенность подсказывала, что все осталось по-прежнему. Начало Новой улицы – прямо по курсу. Моего бывшего дома с дороги тоже не было видно, но от остановки до него две-три минуты ходу. Ждать нечего – подталкивал я себя, – нужно наблюдать за домом, ведь звонивший маньяк может проникнуть в него и выйти раньше, обведя меня вокруг пальца. Тогда желанная встреча сорвется, а мой план – провалится с треском. Отступать было некуда, я медленно, но верно приближался к дому.

На улице начинало темнеть, и лица нечастых прохожих почти терялись во мгле. Главным было – не просмотреть кладоискателя. Хотя, задача эта выглядела не такой легкой, как может показаться. Я никогда не видел звонившего человека, и отличить его от жителей дома, входящих в подъезд, можно было только предположительно. Одним словом, в сложившейся ситуации мне предстояло действовать по обстоятельствам.

Метрах в двадцати от дома росли густые высокие кусты, их я и выбрал в качестве наблюдательного пункта. Деревянная калитка, ведущая во двор, парадное крыльцо и кусок вымершей, скудно освещенной улицы – как на ладони. Зато кусты, впитавшие в себя темноту, словно губка – воду, идеально скрыли меня от посторонних глаз. На умение ждать раньше я никогда не жаловался, а с погодой в тот вечер откровенно подфартило – можно было находиться в естественном укрытии сколько угодно. Я начал отсчитывать время, постоянно держа в поле зрения старый дом и изредка посматривая на часы. Знать заранее, как долго продлится мое ночное дежурство, не представлялось возможным.

Первый час наблюдений оказался для меня самым беззаботным. Улица окончательно опустела, как будто я попал в самый глухой угол города. Иногда мимо домов почти бесшумно проплывали машины, но ни одна из них не остановилась перед знакомым подъездом. Ожидание начинало тяготить, но уверенность в том, что встреча с кладоискателем произойдет ближайшей ночью, не проходила. Оставалось только набраться терпения и ждать логической развязки, того момента, когда таинственный незнакомец появится в поле зрения. Иного завершения рисковой операции я не допускал.

Но время постепенно начинало работать против меня. Еще через час я стал осознавать, в каком глупом положении оказался. Ведь аноним без всякой причины мог отказаться идти на контакт, и тогда я остался бы ни с чем, потеряв уйму времени и подставив себя под очередной удар маньяка. Когда он собирается проникнуть в дом – хаотично гадал я, – в разгар ночи? Скорее всего. В тот момент в доме продолжало гореть несколько окон, но через некоторое время люди должны были заснуть, и тогда – хозяйничай на чердаке беспрепятственно. Ждать, мне нужно ждать, хоть до утра – убеждал я себя. Ведь этот ненормальный знает мои условия: или сегодня, или никогда. Не приедет, значит, информация о кладе станет известна правоохранительным органам. Он должен клюнуть, но только скорее бы…

Наконец в доме погасли все окна. Ни одного человека, вошедшего в подъезд, я так и не увидел. Большинство жильцов, по всей вероятности, были людьми пожилыми и коротали вечера перед телевизором. Тем лучше – подначивал я себя, – если теперь кто-то появится на улице и откроет нужную дверь, я буду с полной уверенностью знать, с кем имею дело. Осталось только материализоваться этому призраку, наконец-то обрести плоть, в противном случае мое хваленое терпение и выстроенные логические ходы окажутся бесполезными.

Вот и перевалило за полночь. Ноги слегка устали от долгого стояния. Если бы рядом со мной росло дерево, можно было прислониться, но мне оставалось только переминаться с одной ноги на другую, чтобы они отдыхали поочередно. Даже на землю нельзя было присесть: подъезд дома терялся за кустами, а земля оказалась слишком холодной – не хотелось рисковать здоровьем по такому сомнительному случаю. Но ведь я сам послал себя на это испытание…

Почти два часа ночи. Молчаливое отчаянье продолжало одолевать меня – ни одной подозрительной фигуры. Получалось, что я свалял откровенного дурака, и после безрезультатного стояния в кустах можно было смело идти домой, расписавшись в собственной глупости. Кстати, тогда меня мучил еще один немаловажный вопрос: а если мне все-таки выпадет случай встретиться один на один с кладоискателем, что я скажу? Он поймет, что его обманули, разозлится и наверняка кинется разбираться со мной. До сих пор представить себе не могу, как эта картина выглядела бы со стороны: двое подозрительных мужчин среди ночи выясняют отношения на безлюдной улице, звучат угрозы и оскорбления, вот-вот завяжется драка…

Вдруг в совершенно темном доме раздался довольно громкий звук. Я настороженно прислушался. Да, стук, непонятный шорох, какой-то невнятный возглас. Света по-прежнему нигде не было, как не было и возможности хоть что-то рассмотреть – непонятные движения происходили в глубине дома, как мне показалось, именно на втором этаже. Самое любопытное, что за все время нелепого дежурства на улице в дом так никто и не вошел, по крайней мере, мне никого не удалось заметить, а события, похоже, начали стремительно развиваться. Неожиданно до меня долетел еще один непонятный, тупой звук, потом с силой хлопнула дверь: для того, чтобы ночью человек вел себя настолько громко, нужен был особенный повод. И вдруг крики – громкие, отчаянные. Кричал мужчина, причем явно от причиняемой ему боли. Неужели это мой ночной гость, собиравшийся припугнуть жильцов, исполнил свое обещание – гадал я. Но зачем, ведь ему не нужно было проникать в чужую квартиру…

Как бы ни хотелось прояснить ситуацию, я решил не выходить из своего укрытия. Все равно я никого не знал в том доме, как и самого призрака-кладоискателя, попавшего, по моим предположениям, в крайне неприятную историю. Мое появление «на передовой» могло вызвать только подозрения. Не забывайте, в кармане куртки у меня лежал нож. Так легко и соучастником стать – останавливал я себя от необдуманных действий.

Дальше я отсчитывал время не на часы, а на минуты. Дом вдруг наполнился отчетливыми голосами и шумом. В окнах появился свет. Стало ясно, что из квартир вышли люди и принялись что-то возбужденно обсуждать. Черт возьми, случилось что-то из ряда вон выходящее – стучало в моем мозгу! Прошло минут пятнадцать, и прямо перед домом появилась милицейская машина, из которой вышло несколько людей в форме. Вот это да, вот это финал! Я едва сдерживался, чтобы не прокричать эти слова вслух. А еще через несколько минут к дому подъехала карета «скорой помощи». События принимали непредсказуемый оборот.

Все, что я наблюдал впоследствии, заняло считанные мгновенья. Врачи «скорой» вынесли из дома на носилках какого-то человека, положили его в машину и быстро уехали. Милиция продолжала находиться в доме. И тут я понял, что «игра», в которую я сам себя втянул, закончилась – ситуация приобрела отнюдь не детский характер. Пора делать ноги – мелькнуло у меня в голове. Я незаметно выбрался из кустов и бросился бежать по темной улице, не оборачиваясь.