Таира Джафарова Являюсь переводчицей финской литературы на русский язык. Мною переведены и изданы 4 антологии финской литературы - новеллы, поэзии, юмора и драматургии, а также множество повестей и рассказов.Издала 2 книги собственных рассказов и повестей. Последние два года работала над книгой воспоминаний.

Повесть-воспоминание "Преданья старого Баку и путь в Суоми"

Отрывок

МОИ ПОИСКИ ДЕДА В нашей семье о моем деде Мехти, или Ага Мехти, как его с почтением называли, рассказывали только шепотом, его фотографий в доме я никогда не видела. Из этого шепота я узнала и запомнила немногое. Правда, кое-что о жизни деда уже в наши дни оказалось возможным отыскать в газетах конца позапрошлого и начала прошлого века, в хронике газеты «Каспий», уцелели некоторые архивные документы. И все же, биография деда представала отдельными эпизодами и штрихами, многое оставалось неизвестным, тонуло в тумане прошлого, пряталось от меня среди исторических событий, не щадивших ни человеческих жизней, ни памяти о них. Из свидетельства о браке 1903 года, полученном мною в архиве, где указывается, что Метхи Мешади Джафар оглы Джафарову 31 год, следует, что он родился в 1872 году. Но сохранился другой архивный документ, 1911 года, в котором сам Мехти утверждает, что ему 37 лет, а значит, он родился в 1874-м, поскольку его собственное свидетельство, конечно, более достоверно.Отец его, мой прадед, Мешади Джафар Гаджи Рамазан оглы, именовался «алимом», то есть ученым человеком. Прадед владел языками – фарси и арабским, знал школьные основы наук, обучал детей и всех желающих, что следует из сохранившихся документов, из биографий его детей. Отлично понимая значение знания, он дал хорошее образование всем своим детям. Сыновей у него было четверо – Мехти, Рагим, Касум и Халыг. Известно, что его сын Мехти тоже владел этими языками и кроме того прекрасно владел русским. Это видно из сохранившихся документов, написанных им собственноручно, уверенным почерком человека, получившего хорошее образование в Российской империи. Известно по архивным документам, что он окончил Михайловское городское училище, но где он учился дальше, я пока не знаю. Женат мой прадед был дважды. И мой дед – его сын от первой жены, рано умершей, а братья Рагим, Касум и Халыг от второй – Бадир Джаган Рза Кули кызы. Еще я узнала, что у прадеда имелись три брата и сестры, хотя сколько было сестер – мне неизвестно, так как женщины тогда почти не упоминались в камеральных описаниях. У братьев прадеда тоже имелись дети. Поэтому у меня должно быть много родственников. но в силу того, что всем им выпали неимоверно трудные исторические времена, родственники часто предпочитали не общаться друг с другом, особенно с теми, кто у советских властей считался неблагонадежным, кто до революции многого достиг. Оттого, к великому моему сожалению, я не знаю судеб никого из них или из их потомков и теперь чувствую себя одинокой, ибо родственную близость ничто не заменит. У моего деда Мехти было четыре дочери – Марьям, Тамара, Сурея, Сара и два сына – Джафар и Энвер, мой отец. Их мать умерла при родах моего отца, он был последним ребенком. После этого за детьми ухаживала бабушка, Бадирджаган-ханум, которую все они очень любили. Тетя Сара рассказывала мне, как она боялась в детстве, что бабушка может умереть. Ночью просыпалась и прислушивалась – проверяла, дышит ли бабушка, не умерла ли она. Известно также из архивных документов, что дед был предпринимателем, занимался нефтяными контрактами, что у него имелось и собственное текстильное дело, а также он владел бакалейными лавками на улице Базарной (ныне Гуси Гаджиева) и несколькими собственными домами и дачами. Брат Рагим помогал ему в делах. Уцелело прошение, поданное Рагимбеком 17 июня 1915 года «Его превосходительству господину Градоначальнику гор. Баку», о том, чтобы ему разрешили выезд в Петроград. В нем говорилось: «Имея необходимость по торговым делам поехать в Петроград, как то для получения обратно внесенного там залога по бывшим нефтяным торгам, так ровно и для расчетов с Товариществом Охтенской Бумагопрядильни, которой мы поставляем отсюда хлопок…» Просматривая старые бакинские газеты в поисках хоть каких-то сведений о деде, я все время обращала внимание на фамилию Джафаров. На больших пожелтевших страницах, пестрящих рекламными объявлениями, мне встречались самые разные Джафаровы – Ади Джафаров, торговавший рисом и сушеными фруктами, Гасан Джафаров, занимавшийся пеньковыми изделиями, Мамед Усейн Джафаров, владелец мануфактуры, М.Р. Джафаров, владелец пристани, гласный думы Джафаров и другие Джафаровы, но в большинстве своем это были лишь однофамильцы. И только гласный думы Джафаров, как впоследствии выяснилось из камеральных описаний, оказался нашим родственником Али Искандером Джафаровым. В 1914 году в последние предвоенные месяцы газета «Каспий», как и раньше, писала о событиях городской жизни, о строительстве новых домов, о ценах на бирже, о жертвователях в пользу мусульманского благотворительного общества по случаю праздника Новруз Байрам. На ее страницах появлялись пародии на футуристов и рассуждения о новых книгах знаменитостей – Максима Горького и Леонида Андреева. А в апреле 1914-го газета сообщала о двух лекциях в театре Тагиева знаменитого поэта Константина Бальмонта на темы «Поэзия как волшебство» и «Океания». На первой странице встретилась, заставляющая улыбнуться, реклама торговавших в Баку саратовских фабрикантов торгового дома «А. Бендер и сыновья»… Кроме газет, просматриваю архивные документы. Один из них о том, что Мехти и Мамед Джафаровы строят дом на Базарной улице (ныне проспект Азербайджана). Документ датирован 1915 годом. Мамед, возможно – Мамед-Юсиф Гаджибаба оглы Джафаров (1885–1938), известный юрист и яркий значительный азербайджанский политик предреволюционных и революционных лет. В архивных документах он проходит то, как Мамед, то, как Юсиф или Юсуф Джафаров. Известно, что Мамед-Юсиф Джафаров учился почти в одно время с Рагимбеком в Александровской гимназии. А в 1912 году Юсиф, окончив Московский университет, состоял помощником присяжного поверенного в окружном суде в Баку. Брат деда Касумбек, окончивший юрфак Петроградского университета, тоже работал помощником присяжного поверенного вместе с Юсифом, о чем также говорят архивные документы. Они были родственники и коллеги и, несомненно, тесно общались. В те времена, как и сейчас, особенно на Западе, самыми элитными профессиями считались медицина и юриспруденция. Но устроиться работать в суде специалистам-азербайджанцам было далеко непросто, для этого требовалось обладать действительно незаурядными способностями. После работы помощником присяжного поверенного, избранный бакинцами, Мамед-Юсиф стал депутатом Четвертой государственной Думы. Там он был членом мусульманской фракции, бюджетной и переселенческой комиссий. Действовал Мамед-Юсиф, как депутат, очень активно, выступал в Думе с речами, отстаивал права азербайджанских избирателей, представлял мусульманскую фракцию на совете старейшин Думы, не один год добивался введения земского самоуправления в Закавказье и делал это как образованный юрист. Деятельностью своей он заслужил серьезный политический авторитет. В первом составе правительства Азербайджанской Демократической Республики (1918), Мамед-Юсиф стал министром торговли и промышленности, а в четвертом (1919) – министром иностранных дел. В 1920-м – исполнял обязанности председателя парламента. Известно, что в 1925 году он арестовывался. А.М. Топчибаши сообщал 7 апреля того года Мамед-Эмину Расулзаде: «Очень огорчены арестом М.Ю. Джафарова… о чем писал “Бакинский коммунист”. К сожалению, не имеем никаких подробностей… за что арестован М. Ю. ...»О Мамеде-Юсифе, по понятным причинам, в нашей семье также предпочитали вслух лишний раз не упоминать. Одна лишь тетя Сара не скрывала от сослуживцев, что он ее родственник. И когда я пришла в архив, все наперебой стали говорить мне, что Мамед-Юсиф был родственником Сары-ханум. Судя по архивной поколенной родословной росписи, в одном из колен рода Джафаровых со стороны отца появляется Гаджибаба, у которого имелось двое сыновей, Мамед-Юсиф и Али Искандер, и дочь Ана. Мамед-Юсиф по официальным данным умер в Баку 15 мая 1938 года, последние годы работал в советских юридических организациях. Теперь известно также, что он проходил по делу № 12493 и, возможно, оказался репрессирован. В наши дни о нем, как о видном азербайджанском политическом деятеле много пишут, но подробности его биографии советских лет, да и не только, по-прежнему почти неизвестны. Брат Мамеда Юсифа, Али Искандер тоже был интересным и значительным человеком и довольно известным в свое время. Поэтому я приведу знакомые мне по архивным документам факты его биографии. Али Искандер Гаджибаба оглы Джафаров родился 14 октября 1875 года, то есть принадлежал к поколению моего деда. И в 1898-м, почти в одно время с Ага Мехти, окончил то же Михайловское городское училище и стал преподавателем азербайджанского языка. Кроме того, он владел персидским и русским языками. Одновременно с учебой в училище, Али Искандер заведовал дешевой читальней-библиотекой Наримана Нариманова. Эта работа в библиотеке была для него не столько заработком, сколько просветительской деятельностью. После окончания училища, Искандер преподавал в городском двуклассном училище, позже преобразованном в Алексеевское трехклассное. Там он проработал вплоть до 1920 года. Но кроме этой работы по преподаванию родного языка, он все время сотрудничал с бакинской печатью, продолжая свое главное дело пропагандиста азербайджанского языка, просветителя. В 1901 году Али Искандер Джафаров редактирует, корректирует и выпускает учебник азербайджанского языка «Басираль Уль-Атфаль», составленный Р. Эфендиевым. Этот учебник тогда был единственным для городских училищ. Затем он составил учебник персидского языка «Кили ди-арабият» («Ключ к литературе»). Все эти годы он также активно выступал в газетах «Гаят», «Иршад», «Физат». А через несколько лет Али Искандер стал издавать на собственные средства первый в Азербайджане детский журнал «Дебистан» («Школа»). Затеял он это издание в период, когда для печати, после первой революции 1905 года стали делаться большие послабления. В прошении на имя Бакинского градоначальника (хранящемся в архиве) Джафаров писал: «За неимением у нас в России ни одного периодического издания для мусульманских детей … мы, как народные учителя, находим весьма полезным издавать на азербайджанском наречии двухнедельный иллюстрированный журнал для мусульманских детей с ежемесячным приложением «Валидейна-Махсус-вэрегэ» («Листок для родителей») дабы этим скромным органом осветить перед детьми и их родителями путь к просвещению». Журнал «Дебистан» выходил в 1906 –1908 годах. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...