Яна Миа

SONY DSC

Меня зовут Яна Миа и я общаюсь с миром через стихи. Иногда - через прозу или песни. Не представляю (да и не хочу) свою жизнь другой. творчество - это часть меня, которую я стараюсь разделить с другими.


Цикл стихов "Неправильные сказки"

  1. Питер Пэн

 I “Изнанка”

“Тише-тише, не бойся, я, как и ты, живой,

Я не злой волшебник, дух или постовой,

Я пришёл к тебе, чтобы забрать с собой

Тебя в лучший мир – к новым друзьям и сказкам.

Нет, не больно больше, это всё позади.

Ведь не всем ребятам здесь суждено расти.

Приключений море – вот оно, впереди.

Только там нет мамы – нежности, слёз и ласки.

Будешь смелым, сильным, ловким – решать тебе,

По какой захочешь дальше идти тропе:

Жить без правил или снова соврать себе.

Ну, давай мне руку, скоро рассвет настанет!

Ты увидишь фею, сможешь играть весь день,

И никто, поверь мне, не обзовёт за лень.

Ты не станешь старше – только уж не теперь.

Тише-тише, нас Неверлэнд встречает.”

Год за годом за руку средь молодых садов

Питер Пэн – мальчишка! – меж этих двух миров

Прилетает с теми, кто навсегда готов

Оставаться юным, светлым и чуть нелепым.

В старой сказке правда спрятана на виду:

Ты не верь, что дети просто нашлись в саду.

Ведь у них один лишь памятный день в году –

Тот, когда их Питер мёртвых уводит в небо.

II “Послесловие”

Здравствуй, Венди. Ты стала взрослой.

Ты теперь в самом деле мать.

У меня к тебе сто вопросов,

Но не время их задавать.

Как случилось: ты не сдержала

Своё слово про "не взрослеть"?

Ты ребят всех с собой забрала –

Им теперь уже не взлететь...

Что же, Венди, теперь не веришь

В наши сказки и чудеса?

Твоя фея... её не встретишь.

Ты ведь знаешь, что умерла.

Дзинь же больше ко мне не ходит –

У неё теперь новый друг.

Я б давно это всё закончил,

Как когда-то превредный Крюк.

Знаешь, Венди, теперь я знаю,

Как же выглядит поцелуй.

Твой напёрсток храню, мечтая

Настоящий тебе вернуть.

Слушай, Венди, не верь ты книжкам –

Я ушёл за тобою вслед...

Кто я, Венди? Не тот мальчишка...

Рухнул где-то мой Неверлэнд.

  1. Русалочка

Тебе снятся его глаза:

Изумление и испуг.

Третьи сутки уже без сна,

И дрожат мелко пальцы рук.

То ли плакать, то ли домой

Хочешь… Только бы не завыть.

А хотя … Если надо – вой!

Коль не можешь уж говорить.

В море, в море зовёт нутро,

Только хвост в чешуе родной

Променяла – не на любовь –

Ты на ноги. Да всё не впрок.

Голос свой отдала. И что?

Как глаза-то ему открыть?

Принц не сказочный – а живой.

Он не знает, что должен быть

Он героем твоей судьбы.

И венчают его с другой…

На ногах нету чешуи…

Если надо, то ты повой…

  1. Щелкунчик

Деревянное сердце не знает печали.

И на елке игрушкой твой принц провисит.

По канону вас, кажется, небо венчало.

Но канон сей писал явно радостный псих!

Кто придумал, что право имеет прислуга

Полюбить королевской крови паренька,

Что спасает любовь от любого недуга

И на свете есть место таким чудесам?!

Что отвага сломает любые печати,

Что со злостью и властью сражаться легко,

Что проклятье – ещё не большое несчастье,

И крысиный король хрупок словно стекло…

Лишь мгновенье – и принц твой пустая игрушка.

Он – Щелкунчик – и сердце его не болит.

После бала сметает осколки простушка…

По канону все крысы прошли в короли.

  1. Красная Шапочка

Ты смотришь хитро и осторожно.

А он клыки оголяет резко:

Его оскал – как живая фреска.

И в этой встрече почти возможен

Любой финал и любая драма:

Предупреждала когда-то мама,

Что нужно путь выбирать попроще.

Но в этом соль: бой любви и мощи,

Порока и небывалой силы,

Жестокой, но всё ещё красивой,

Почти наивной с тупым животным,

Что ждёт, когда же ему свободным

Уж стать. Да только его пленила

Не доброта, и отнюдь не сила,

Но сбила с ног и почти влюбила

В себя, и – прямо скажу – сломила

Твоя игра: симбиоз из страсти

И невиновности. Непричастна

Ни к одному ты "глухому" делу –

За это он получил. Ты смело

Идёшь тропинкой к нему на встречу –

И красным твой капюшон на плечи.

Такая вот (не)любовь из сказок:

Ты или волк -

Кто кем наказан?

  1. Снежная Королева.

I “Охотница”

У меня вот случилась Герда –

Без вступлений и баловства.

Я же стала случайной жертвой –

По касательной к ней прошла.

Эти девичьи слёзы, сказки

Мне ни в радость, ни ко двору.

Но везу эту синеглазку

На Харлее в свою нору.

Чтоб отпаивать крепким ромом

И на губы смотреть в крови:

Ведь за Каем-то по сугробам

Дура ехала пол-страны.

Он, конечно, ей очень нужен,

Ведь ему не нужна она.

Там не сердце, а мозг простужен!

Бесконечные бла-бла-бла,

Что немножко – и станет легче,

Он уйдет от старухи... Бред!

А у Герды трясутся плечи –

Теребит всё в руках берет

И надеется, что не видно

Мокрых капелек на пальто.

Ей ведь, знаете, не обидно

Это глупое хвастовство.

И она ведь его жалеет,

А должна уже гнать в зашей!

Вот устроился: эта греет,

Та содержит... Ух, прохиндей!

Ну за что его так любить-то?

Губы пухнут от слез. А я

Всё смотрю на неё... Убиться

Больно хочется... Да, пьяна!

Потому что я одиночка,

Мне не нужен никто... И вот

Появляется Герда – почкой

Меж лопаток моих растёт,

Пробивается к свету, к людям.

Я уже начинаю выть!

Я не Кай её – вот ублюдок! –

Меня некому так любить.

И за мной не пойдут по следу,

Ногти в кровь прогрызая. Всё!

Пусть уж катится эта Герда –

Не моё она, знать, ребро...

А она обнимает нежно –

Ребра чувствую через ткань.

А в глазах её этот Снежный...

Хватит девочка, перестань!

Мчаться б ночью навстречу страху,

Обгоняя седую смерть...

Но уснула в моих объятьях

Та, чье скорости не стереть

Имя в клетке грудной. С рассветом

Вновь за Каем она ушла.

У меня вот случилась Герда –

У неё не случилась я.

II “Кай”

Так бы лежал всю жизнь – головой на льду,

Снегом укрывшись – даром, что не замерзну.

Вот бы внезапно оттепель – и ко дну

Я ухожу и радостно так тону,

На оболочке век сохраняя звезды,

Те, что не судят, – просто глядят на всё.

Может, смеются даже – кто их там слышит.

Лучше бы я скатал в здоровенный ком

Всю эту жизнь, которая как синдром

То ли Стокгольмский, то ли какой... Бежит ведь

Резвой походкой, пламенно так спешит

Чтобы спасти, вернуть. Лучше сразу в сердце

Пулю всадила б. Кто из нас не грешил?

Кто не хотел всего, не желал вершин?

Да и признаться: кто не хотел согреться?

Так бы лежал всю жизнь – и замедлил бег

Времени. Или опять собирал бы "вечность".

Спрячь меня, друг мой, белый безликий снег,

Спрячь друг от друга, убереги нас всех,

И преврати секунду ту в бесконечность.

Я не хочу выбирать. Холода и смех.

Я не хочу терять их обеих.

Вечно…

III “Герда”

А ты пойдёшь, моя милая Герда,

В дорогу дальнюю, через стужу,

За тем, кого назвала бы мужем.

Но не тебе одной, девочка, нужен

Тот самый Кай, у которого прежде

Была мечта и была надежда,

Смешная, правда, о самой Снежной.

О Королеве с глазами пыли,

О той холодной и нелюдимой,

О той стальной и, наверно, сильной.

Что смотрит так, что немеют пальцы,

И ты мечтаешь уже остаться

Её рабом и её игрушкой,

Осколком, камнем, холодной стружкой,

Стеклянным мальчиком и беспечно

Всё собирать из кусочков вечность.

И ты стоишь, дорогая Герда,

И щиплет щёки от слёз застывших,

От туч – белёсых – почти нависших

Над головой его чёрной-чёрной,

Её фигурой – всё так же стройной.

И в этом ужас: пойми, дурёха,

Что без тебя ему, нет, не плохо,

Что он не ждёт твоих глаз сиротских,

Вопросов сиплых и идиотских,

Не хочет знать тебя, возвращаться.

И ведь Земля не начнёт вращаться

Быстрее, медленнее – всё не важно!

Ты шла, боролась – о, да – отважно,

Но мальчик Кай, что играл с тобою

(На этот раз от тебя не скрою),

Не побежит за тобою следом,

Не станет прежним – как прошлым летом –

Не сможет льдинку достать из сердца,

От поцелуев твоих согреться.

Ведь льдинки нет. То седая сказка,

Что рассказали тебе в отмазку.

Ведь мальчик Кай с заиневшим взглядом

Всегда мечтал быть со Снежной рядом,

С той Королевой, что льда морозней.

А ты домой иди, Герда.

Поздно.

IV “Снежная королева”

Я пишу тебе в сорок пятый раз о том, как была больна.

Я красива была когда-то, недоступна и холодна.

У меня в подчиненье зимы, лютый холод, пурга, мороз.

Я когда-то тебя спросила, ты ответил, что не всерьёз.

Я сама так и не сложила из осколков слова твои.

Без тебя – ты поверь – простыла, растопила в камине льды.

Я хотела бы улыбаться – как она – только где здесь прок...

Ты не станешь ведь возвращаться, раз шагнув да за мой порог.

У тебя там тепло и сердце, что стучит под ладошкой. Грех

Льдинки почтою слать в конверте, да на голову сыпать снег...

Я хотела, чтоб подчинился, чтобы стал королём зимы...

Ты ушёл – даже не простился.

Жгу в камине седые льды.

  1. Алиса в стране чудес

“Милый Шляпник, я так скучаю!

Норы все не ведут домой…

Я уж выпила тонны чая,

Но одна. Ведь никто со мной

Не садится за стол, как кролик, –

Все считают, что я «того».

Милый Шляпник, приснись во вторник –

Пусть мне станет хоть раз тепло.”

“Милый Шляпник, мне стало лучше.

Здесь нет норок, но есть часы.

Говорят, что вот-вот отпустит,

Что полегче, чем в те разы.

Я же прячу в карман таблетки

И немного осталось ждать:

Ещё две – и смогу как прежде

Я в нору с головой нырять.”

“Милый Шляпник, тут Королева

Через стенку со мной живёт.

Часто плачет и поседела…

А ещё за окошком кот

Пробегает… Но не Чеширский -

Той улыбки не повторить…

Вот несут уж мои пробирки –

Я опять начинаю жить!”

“Милый Шляпник, тебя здесь нету,

Но я сяду и подожду.

Время клонит всё больше к лету,

Мы проводим с тобой весну.

Жду. Скучаю. Целую крепко.

Всё. Алиса…”

Помады след.

Из-под дерева «доктор нервов»

Заберёт сто восьмой конверт.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 1,00 из 5)

Загрузка...