Юлия Тужилкина

foto_500x553По образованию учитель русского языка и литературы. Работала в образовании, на ТВ, в атомной отрасли. Член Союза журналистов России с 2005г. Второй год живу в Грузии. Публикуюсь на российских интернет-порталах. Имею двух дочерей с двадцатилетней разницей в возрасте.

Эссе "Грузия: путешествие во времени"

Отрывок

Грузия: путешествие во времени  Сегодня я обнаглела. Замахнулась на наше все – А.С. Пушкина.  Этому виной живописный отрывок из «Путешествия в Арзрум», который я обнаружила в грузинском учебнике по русскому языку. Да-да, здесь изучают нашего классика. Согласитесь, приятно? Так вот, Пушкин, путешествуя по Кавказу, побывал в Тбилиси. Его интеллигентный юмор, сарказм, а также присущая ему детальная и аналитическая манера описания действительности настолько ярко рисуют картины старого Тифлиса, что я, читая, задавала себе вопрос: «А как сейчас?»  Так и возникла мысль о сравнении двух эпох, причем разделенных двадцатым столетием. Настоятельно прошу рьяных пушкинистов обойти данные заметки стороной. Здесь нет ни анализа, ни попытки переосмыслить написанное гением.   Миловидная Грузия  «Мгновенный переход от грозного Кавказа к миловидной Грузии восхитителен». Таков настрой Пушкина вначале. Он восхищается и природой, и зелеными горами. Русские туристы сейчас тоже отмечают невероятной красоты горы и холмы, покрытые мохнатыми лесами. Большое количество рек и озер способствует буйному росту растительности. А воздух настолько мягок и приятен, что нет лучшего эпитета для Грузии, как «миловидная». Пушкин был нетерпелив в путешествии и часто уходил пешком, не дождавшись в трактире смены лошадей, потом повозка его догоняла. В Грузии же ему пришлось пройти в одиночку довольно много. И однажды, в ночи, он еле добрел до какого-то селения. Первый попавшийся провожатый попросил у него абаз - серебряную монету.  Его провели к городничему. Вот как пишет автор «…Комната была мне отведена, стакан вина принесен и абаз выдан моему проводнику с отеческим выговором за его корыстолюбие, оскорбительное для грузинского гостеприимства». На самом деле грузины очень гордятся своим гостеприимством. Гость – посланник Бога. Всё так. Многие поделятся с вами последним куском хлеба. Но… порой в отдаленных селениях хитрые грузины могут задрать цену в десять раз выше оной. Запах наживы на голодное брюхо действует неблаготворно.   Про образованность Еще не добравшись до столицы, Пушкин многое подмечал. Вот, например: «Водопроводы доказывали присутствие образованности. Один из них поразил меня совершенством оптического обмана: вода, кажется, имеет свое течение по горе снизу вверх».  Однако сегодня, в веке ХХI, картина вдали от столичной цивилизации настолько печальна, что удивила бы даже Пушкина. Во многих населенных пунктах нет ни водопроводов, ни воды, ни газа. Нищета такая, что оскорбляет глаз своей грубостью. Про деревни в горах – говорить вообще нечего. Там дорога к миру открыта только два-три месяца в году, в остальное время они завалены снегом. Выживают в тяжелейших условиях, приближенных к боевым. В зимнее время, чтобы сэкономить на дровах (а в столице – на газе) многие спят в том, в чем ходят днем.  В свитерах, куртках и штанах. Причем приобретенных в советское время.   О Тифлисе Теперь о столице. Вот так ее увидел русский писатель. «Город показался мне многолюден. Азиатские строения и базар напомнили мне Кишинев. По узким и кривым улицам бежали ослы с перекидными корзинами; арбы, запряженные волами, перегорожали дорогу. Армяне, грузинцы, черкесы, персияне теснились на неправильной площади…» Тбилиси в ХХI веке тоже оживлен. А эклектика в архитектуре – отражение длительного сосуществования многонациональных культур. Бывший центр старого Тифлиса - сейчас историческая и культурная ценность. Удивительное место: старинные постройки с чудесными грузинскими резными балкончиками. Очень похоже на огромную грибницу - пряничные домики словно растут друг на друге. Рядышком до сих пор соседствуют христианская и григорианская церкви, еврейская синагога и мусульманская мечеть. Тбилиси и сейчас многонационален. На современных многочисленных столичных базарах и рынках бок о бок торгуют разные народы, как и в середине ХIХ. Отмечу только, что ранее иностранцы приезжали сюда в основном как раз на базар, то сейчас дабы полюбоваться чудесной природой, узреть исторические памятники и насладиться достижениями и особенностями грузинской культуры: живописи, поэзии, музыки, театра, архитектуры и духовности.   Про бани Пушкин, зайдя в знаменитые серные бани, увидел толпу раздевающихся женщин: "Пойдем, пойдем, -- сказал мне хозяин, -- сегодня вторник: женский день. Ничего, не беда". -- "Конечно не беда, -- отвечал я ему, -- напротив". Появление мужчин не произвело никакого впечатления. Они продолжали смеяться и разговаривать между собою. Ни одна не поторопилась покрыться своею чадрою; ни одна не перестала раздеваться. Казалось, я вошел невидимкой. Многие из них были в самом деле прекрасны…» Сейчас, конечно, в банях есть отделения - мужское и женское. Существуют и отдельные кабинки, где стоимость повыше. Зато комфорт, уединение и собственный бассейн с горячей серной водой, что обладает целебными свойствами. И уже никакой путешественник не увидит обнаженных моющихся горожанок. Красота грузинок и по сей день поражает яркими красками и правильностью черт. Красота не переродилась. В нашем веке грузинские женщины по-прежнему прекрасны. Кстати, русский классик пускает и шпильку: «Зато не знаю ничего отвратительнее грузинских старух: это ведьмы». У меня сложилось впечатление, что здешние мужчины тоже побаиваются местных бабушек. Некоторые называют их воронами. За черные одежды. И не только. Вот наши старушки каковы? Божьи одуванчики, ну любят втихаря посплетничать на скамейке, посудачить и посокрушаться в очередях. А здесь же бабуси вовсю курят, говорят громко, шумно, динамично размахивая руками. На базаре могут поскандалить.  И вообще ведут себя напористо. Так что с того далекого времени мало что изменилось в характере грузинских старушек. Сама их боюсь, поэтому с пожилыми соседками завела дружбу.   Про кухню А вот следующая позиция, описываемая Александром Сергеевичем, совершенно изменилась. «Мы ездили в немецкую колонию и там обедали. Пили там делаемое пиво, вкусу очень неприятного, и заплатили очень дорого за очень плохой обед. В моем трактире кормили меня так же дорого и дурно. Черт побери тифлисского гастронома!» Сейчас в Тбилиси вкусно везде, даже в самых дешевых забегаловках. А если это ресторан, там ещё и национальный хлеб выпекают. Кое-где лимонад и спиртные напитки тоже сами или на заказ изготавливают.  Даже с эмблемами заведения на этикетках. Многие рестораны имеют свою территорию с садиком, двориком и летними кабинками или столиками на веранде. Еда – наивкуснейшая.  Уже при входе рот наполняется слюной, а глаза вспыхивают, как у первобытного человека при виде дичи. Почти везде готовят в национальных грузинских печах, что придает блюдам особый местный неподражаемый вкус. Вот вы зашли в ресторан Тбилиси. Всё.  Думать пока вы не сможете. Живёте только органами чувств. Здесь господствует одна страсть – чревоугодие. Запах охваченных огнем сухих поленьев или виноградной лозы подогревает настроение и разжигает нетерпенье посетителей. А кругом уже едят! И вы словно проживаете каждое застолье. И вдыхаете.  Аромат жареного шашлыка или кебаба. Дымящийся горшочек с лобио или огромный поднос с хинкали. Острейшее харчо или обжигающее чахохбили. Раскаленная сковородка с шампиньонами, запеченными с сулугуни. Мамалыга, нашпигованная сыром. А к ней шкворчащие купаты. И многое - многое другое.  Да здравствует в наш век тбилисский гастроном!   Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...