Юлия Скворцова

IMG_СкворцоваЮЕЖиву и работаю в городе Иркутске. Окончила финансово-экономический факультет БГУ, экономист по специальности. Среди моих увлечений рисование, фотография и музыка. Писать рассказы начала ещё в школе. В 2011 начала первый объемный труд которым жила последующие четыре года. Есть огромное желание проиллюстрировать свою работу, ведь на персонажей будет интересно посмотреть.


Произведение "Одна история Нактюрны"

Отрывок

Дождь поливал город третий день, гроза то разрасталась с новой силой, протягивая длинные пальцы молний по низким тучам, то почти стихала, и только дождь все лил и лил.

Вид постояльцев трактира уже давно наскучил, поэтому синду даже не покидала своей комнаты, тратя время на чтение. Она и ещё целый отряд воинов ждали того момента, когда погода наконец–то позволит им покинуть родные берега для путешествия.

Она с её свитой занимали почти весь жилой этаж трактира, под их весом старые половицы скрипели громко и постояльцы сразу понимали, что белые химеры покинули свой родной дом и теперь гостят здесь, в маленьком и неприметном городе с гаванью, из которой более десяти лет не выходило ничего крупнее рыболовной лодки.

Сейчас же гавань украшал роскошный галеас, возникший здесь несколько недель назад, выросший, будто из самой воды. Он был вычищен и украшен флагами с гербом Шалтер, княжества севера, который все привыкли называть здесь, в миру, Авалоном. Далекие от моря, жители того края имели немалый флот, скрытый в гротах неподалеку от города. Один из таких кораблей сиял в лучах солнца и не утратил своего блеска даже сейчас, поливаемый дождем.

Из–за неспокойной воды он не мог отправиться в путь, для которого был пробужден. Маленькие дети, что в дождь прибегали смотреть на него, потом говорили, что корабль грустит. Да, возможно это было так. Из её окна она видела его мачты со свернутыми парусами. Ожидание солнца сейчас было каким–то иным, она хотела, что бы оно появилось и с тем же, панически боялась, что небо прояснится.

– Какая глупость, дождь все равно закончится, – самой себе напомнила синду.

Постучались, она коротко бросила «Да» и дверь со скрипом отворилась. Комната стала казаться тесной для двух созданий, больше похожих на колонны.

– Учитель? – синду встала и почтительно поклонилась вошедшему, – Но зачем?

Совсем седой и ссутулившийся, странно, что она раньше не замечала его возраста. Он внимательно огляделся, его глаза окинули комнату, не богато, но им не привыкать к тесноте и лишениям, если речь идет о передвижениях.

Он сел, там же где и стоял, закрыв ноги длинным хвостом, и теперь пристально смотрел на неё, на синду что боится сделать первые шаги на предстоящем пути.

– Затем, что мы можем нарушить срок твоего прибытия в Нактюрну. У меня здесь есть кое–что для тебя, – он протянул ей золотой тубус, опечатанный сургучом, на алой поверхности она различила печать князя.

– Воля князя, ещё одна?

– Да, он решил изменить некоторые пункты, другой свиток верни мне. Я сделаю все необходимое.

– И я не узнаю…

– Как и прежде нет. Можешь вообще никогда не узнать, если посчитаешь нужным, – улыбнулся он, отметив, как его ученицу все ещё смущает такая свобода выбора.

Но синду не возразила, она сделала, как ей велели, поменяв свитки. Ей не нравилось, что все это произошло в последний момент, ведь если бы не дожди, то они уже были в море.

– Что ты будешь делать в этой ситуации? – вдруг спросил старик-синду.

– Что мне делать? Я буду ждать погоду.

– Ты здесь для этого разве?

Она выпрямилась и резко развернулась к нему, о нет, она здесь далеко не за тем, что бы ждать у моря погоды.

– Я только позавчера покинула Шалтер, и уже сейчас буду делать вещи нежелательные? – возмутилась она, при этом от старика не укрылась нотка азарта, что она попыталась тщательно скрыть.

– Но ты ведь здесь за тем, что бы отбыть в Нактюрну. Верховная волшебница Шалтер знает, когда есть нежелательные обстоятельства и принимает решения в соответствии с ситуацией. Тебе пора привыкнуть, что учеба давно закончилась, по крайней мере, здесь. Тебе предстоит научиться другим искусствам и для начала, искусству решительного применения.

– Мне нужно покорить природу? Я должна… – она поджала губы.

– Тебе страшно и это нормально. Но разве не за тем ты так усердно обучалась?

– Мне снова кажется, будто я в самом начале.

Он улыбнулся, так странно было видеть её в растерянности, эту постоянно дерзившую и часто срывающуюся на грубость, женщину-синду.

– Мы всегда вначале. И каждый день делаем первый шаг.

Она нервно передернула плечами и перевела взгляд на окно своей комнаты. Дождь продолжал лить и не думал успокаиваться, а галеас грустил пришвартованный к пристани.

Она оставила старика в своей комнате, накинув легкий плащ, вышла из трактира. За ней, не отставая следовали солдаты. Пары было вполне достаточно, здесь им никто не желал зла, но положение верховной волшебницы предусматривало наличие сопровождающих.

Улицы были полны лишь сточной водой, даже кошки и собаки попрятались, кто куда. За чертой города, где были площади и сам причал, массивное строение, добротное и большое, оно казалось другим миром, более надежным и крепким, нежели город, по улицам которого она только что прошла, синду спешила к неспокойной воде, открытому морю, что бы видеть противника в лицо. Если у бури оно могло быть.

 Ноги сами несли её вперед, где резвятся дети каждый день, невзирая на плохую погоду. Сейчас берег был пуст, синду озиралась по сторонам, но море было сокрыто плотной стеной дождя, он размывал вокруг все, вскоре отделив её даже от сопровождавших синду-солдат. Ноги начали завязать в мокром песке побережья, а потом она почувствовала, что зашла в воду. Волны хлестнули по ногам охлаждающей пеленой.

У неё всего одна попытка, дальше синду только лишь разозлит матушку–природу, попытавшись снова разогнать дождь.

Косая молния разделила небо пополам, огласив его раскаленным добела грохотом, вспышка показалась незначительной в сравнении с голосом грозы.

Селена Норд выпрямилась и подняла руки перед собой, смотря на ладони, изъеденные мелкими шрамами, и заговорила своим языком. Её голос лился, вторя морю и шуму дождя. Постепенно погружаясь в этот тянущий водоворот, она как во сне, ощутила себя морем и дождем.

Внутри этой непогоды её голос гремел и с тем же был неслышен, Селена дышала и была самой природой, когда там, над всей этой непогодой в точке, где только что родилась и погибла молния, там, где заканчивается тяжелая грозовая туча, вдруг прорезался луч. Несмелый, но яркий и настойчивый луч солнца пролился на водную гладь. Следом за ним поспешил и второй, разбивая темноту своим сиянием. Один за другим, солнце своими лучами превращало тяжелые тучи в решето.

Голос заклинания пошел на убыль, Селена медленно перешла своим вниманием к солнцу, что набирало силу и нещадно, как пастух гоняет овец, прогоняло тучи со своего пути.

Море успокоилось и затихло. Подул легкий ветер.

– Теперь мы хотя бы сможем отплыть, – усталым, хриплым, не своим голосом, произнесла синду, вглядываясь в чистую небесную гладь.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,63 из 5)

Загрузка...