Юлия Нифонтова

фото Юлия НифонтоваЮлия Нифонтова интересный писатель, который уже снискал популярность на своей родине – в Алтайском крае. Родилась в г. Барнауле, окончила живописно-педагогическое отделение Новоалтайского художественного училища, затем в 1996 г. – Алтайский государственный институт культуры и искусств. Работала преподавателем живописи и графики. Впервые её произведения были опубликованы в 2000 г. Член Союза писателей России с 2007 года. Печаталась во многих литературных журналах на Алтае, в Москве и во многих регионах России: «Алтай» (Барнаул), «Бийский вестник» (Бийск), «Русское эхо» (Самара), «Луч» (Ижевск), «Огни Кузбасса» (Кемерово), «Наш современник», «Московский вестник», «Роман-журнал XXI век» (Москва) и др., во многих коллективных сборниках, периодической печати. Юлия Нифонтова – лауреат многих литературных премий и автор семи книг. Её книги «Шиза. История одной клички», «Шиза в квадрате», «Осколки матриархата», «Не хочу в Нормандию!» озвучены, их можно послушать в аудиоформате в свободном доступе в сети Интернет. Произведения этого автора сочетают в себе мистику, реализм и приключения. Повести и рассказы Юлии Нифонтовой дарят читателям удивление, радость и надежду. Julia Nifontova is an interesting writer who famous in her homeland — the Altai. She was born in the city of Barnaul. She is engaged in literature since 2000. She is also an artist and art teacher. Julia taught painting and art history for a long time. Julia Nifontova is an author of seven books. Julia's works were published in many literary magazines. Prose of this author combines mysticism, realism and adventure. Novels and short stories by Julia Nifontova gives laughter, surprise, joy and hope to readers.

Рассказ "Юка"

Отрывок

        Юка закрыла глаза и прислушалась к себе. Снова вспомнила сон, что преследовал её с детства. Маленькая слепая старица в голубом платочке ткёт полотно на старинном станке. Поёт тонким голосом песню на неизвестном языке. Она силится понять, вроде бы знает, о чём песня, и не может вспомнить ни слова. Песенка, незамысловатая и навязчивая, звучит, кажется, в реальности. И как будто ветерок по комнате пролетел. Девушка открыла глаза и чуть не вскрикнула – старушка в голубом платочке стояла посреди зала, наклонив голову, и тонкой коричневой рукой указывала на комод. Видение длилось лишь какие-то доли секунды, но было настолько реальным, что после исчезновения старицы в комнате остался запах свежеиспечённого хлеба и занесённых с мороза стираных простыней. Несмотря на мистическое явление, Юка совсем не испугалась. Может, потому что образ милой маленькой бабуси был уж совсем не страшный, а, напротив, доброжелательный. Девушка выскочила из кресла, как ужаленная и встала на то место, где только что находился загадочный фантом. Она даже зачем-то так же, как призрачная бабушка, вытянула руку и наконец, упёрлась взглядом в комод. Один из ящиков с особо важными документами, что всегда находился под замком, был чуть выдвинут. Это говорило о том, что родители, забрав оттуда загранпаспорта, впопыхах забыли запереть ящик. Юка, повинуясь невидимому кукловоду, вытащила ящик и стала перебирать содержимое: «Это ведь явный знак. Только от кого? Что я должна понять?» Она перебрала и раз, и два, но ничего удивительного в ящике не лежало. Документы на кредиты, гарантийные талоны, какие-то ценные бумаги с гербовыми печатями. Времени свободного было хоть отбавляй, помешать никто не мог, поэтому девушка поудобнее забралась вместе с кипой документов на диван и стала внимательно читать скучные бумажки. Ведь ни каждый день в дом являются призраки и указывают на случайно оставленные открытыми ящики, которые обычно всегда тщательно запираются. Вот гарантийники на пластиковые окна. Срок гарантии давно истёк. Надо выбросить. Вот куча свидетельств о рождении. Мамалин, Викусечкин, мой… А это чей? Что среди наших документов делает чужое свидетельство? Кто такая? Нерусь какая-то? Потёртая, видавшая виды бумажка гласила: Юкка Тадоева, родилась в один день со мной. Мать: Людмила Васильевна Маркова. Отец: Анчи Тадоев. Если отец есть, то почему у этой девочки не записано отчество, и у отца тоже отчества нет. Может, так положено? Национальные традиции? И почему Юкка?! Уж больно напоминает, как я себя в детстве именовала – Юка, такого имени-то на свете нет. Но вот видать есть имечко похожее…         БОЖЕ!!! ЭТО ЖЕ Я!!! Это моё свидетельство настоящее! И называла я так себя в детстве, потому что это моё имя родное и есть. Только ребёнку трудно двойное «к» произнести внятно! Конечно, это ж ясно, как божий день! Я им чужая. Ведь вчера только сама это Лоле доказывала. Юлия Николаевна я только по паспорту, а на самом деле Юкка Тадоева. Им, сильным мира сего, любую бумажку, оказывается, легко переделать можно. Да я и не похожа на них совсем. Всё благочинное семейство белёсое с рыжими ресницами и без бровей. А я смуглая, будто в солярии прописалась. Брови и ресницы у меня такие густые и чёрные, что Мамалия периодически заставляет смывать косметику, которой я отродясь не пользовалась и трёт пальцами мне глаза, не верит, что не накрашены. Зачем скрывали? Что это за тайны? Зачем выписывали новое свидетельство о рождении? Юка находилась в смятении. Она то, как в беспамятстве металась по квартире, то принималась истово молиться, прося о прощении и душевном покое. «Юкка Тадоева. Юкка Тадоева…» – бесконечно повторяла своё новое-старое имя, словно привыкая к нему или вспоминая. Решение пришло как-то внезапно. Что ж я раньше не догадалась, стормозила. Пока Эн.Пэ. покоряет снежные трассы в ближнем зарубежье можно безнаказанно пользоваться интернетом. В остальные дни «инет» для Юки был доступен только под предлогом «скачать для реферата». Юка, дрожа от волнения так, что постукивали зубы, набрала в поисковике: юкка тадоева, людмила васильевна маркова, анчи тадоев. Всемирная паутина выдавала, как обычно всякий бред, но первая статья из какой-то столетней газеты содержала в себе сразу все эти имена и гласила «Девочка-Маугли из предгорья». В статье кондовым газетным слогом рассказывалось: в детскую туберкулёзную больницу Нижнегорска доставлен необычный ребёнок. Оставленная своей матерью Людмилой Васильевной Марковой, уроженкой горного села Светлая Вышенка, трёхлетняя Юкка Тадоева была воспитана собакой овчаркой и переняла повадки животного. В больницу девочка доставлена с открытой формой туберкулёза 21 февраля (!), когда ночная температура опускалась ниже отметки 20 градусов. Ребёнок обнаружен в собачьей будке во дворе цыганского притона на окраине города во время рейдовой облавы наркоторговцев. Сколько времени провела девочка в обществе собаки, и как ей удалось выжить – загадка. Нашими журналистами выяснено, что отца ребёнка-Маугли несколько лет назад в тайге задрал медведь. Местонахождение матери остаётся неизвестным. В довершение, статью венчал красноречивый снимок грязного «зверёныша» завёрнутого в оборванную фуфайку. На старой чёрно-белой фотографии Юка с ужасом узнала себя!   К походу Юка подготовилась продуманно. Взяла только самые необходимые и практичные вещи. Наварила в дорогу каши, и наполнила ею несколько целлофановых пакетиков – какая-никакая, а еда, и к тому же постная. Внимательно составляла возможные варианты маршрута по компьютерному путеводителю. Самым безопасным был избран железнодорожный путь. Если из поезда безбилетницу выкинут, придётся автостопом, там уж как Бог даст. Юка без сожаления обрезала пальцы на старых вязаных перчатках, и, надев их, два часа посвятила репетиции. Наигрывать популярные мелодии на скрипке, не снимая перчаток, оказалось труднее, чем она ожидала. Но, в конце концов, смирилась с удовлетворительным качеством: «Ничего, в дороге отшлифую». Во внутренний карман куртки рядом с маленьким молитвенником Юка сунула паспорт и оба своих свидетельства о рождении. Старенький мобильник решила взять с собой, мало ли, что может случиться. Вдруг придётся милицию вызывать или скорую. Но предусмотрительно отделила от телефона батарейку. В каком-то приключенческом фильме она видела, как обнаружили «потеряшек» по сотовой связи, есть у милиции такие технические возможности. А ей хотелось, чтоб её никогда больше никто не нашёл. Ведь Юка шла искать свою родную маму, свои истоки, свою судьбу. Она мельком взглянула на отражение в зеркале: смоляная чёлка, жгучие упрямые карие глаза с чуть заметной раскосинкой, тонкая точёная фигурка уже девушки или ещё ребёнка? В качестве прощальной записки Юка прикрепила к магнитной доске, на которой Мамалия обычно размещала для неё списки домашних дел и покупок, распечатанную из интернета статью «Девочка-Маугли из предгорья». Вместо подписи хотела добавить что-нибудь типа: «Гав-гав, ваша Жучка». Но подумав, написала: «Не хочу вам больше мешать. Наврёте что-нибудь знакомым, что мол, отправили, Юку в Англию учиться. Прощайте. Спасибо за всё! Храни вас Господь!» и решительно вышла из дома. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (245 голосов, средний бал: 4,94 из 5)
Загрузка...