Юлия Зачёсова

фото Юлия ЗачёсоваСтихи пишу с подросткового возраста, начинала с песен под гитару в стиле бард-рок. Вышли две персональные книжки стихов. Нарабатываю опыт в художественной прозе. Осуществляю литературный перевод на русский язык с подстрочников стихи поэтов, пишущих на дагестанских языках. Филолог, работаю в отделе сайта библиотеки и в одной из крупных газет моего региона. Круг интересов широк, в том числе защита животных, экология, гражданское самосознание, сохранение и укрепление мира, поиск взаимопонимания и точек соприкосновения между людьми разных народов и культур. Руковожу литературным клубом “Верба”, объединяющим и опытных литераторов, и начинающих авторов, и читателей; творческие встречи клуба проходят в Национальной библиотеке РД имени Расула Гамзатова в Махачкале, Республика Дагестан.


стихотворение “Немецкая тетрадь”

отрывок

По рассказу «Из дневника Леонида Разлогова» из книги прозы «С оглядкой на Сатурна» Анатолия Головатенко (Нижний Новгород, 2005 г.). Персонаж стихотворения – Леонид Разлогов, с 1914-го года служил прапорщиком в одной из пехотных частей и вёл дневник, где эту историю, случившуюся с ним, и изложил (дневник сохранился частично).

Гремело – шёл четырнадцатый год

Двадцатого тревожного столетья.

Я прапорщик пехоты, и наш взвод

Путь запер пруссакам… А ливень плетью

Подлунный мир полосовал внахлёст.

Не можно было скрыться от потопа.

Стояла ночь. Не видно было звёзд.

Окоп не щит от влаги и озноба.

Лишь не промокла синяя тетрадь

За пазухой, в обложке из сафьяна…

Недавно бой был. Нас атаковать

Затеяли противники – и рьяно! –

Да просчитались: грянулись о нас.

Подобной сечи мир не знал примера…

Итог ничей. Настал затишья час.

Я в том бою убил их офицера.

Лицо узреть впервые довелось

Погубленного мною человека.

Черты его не сохраняли злость.

Рот прям был, нос с горбинкой, как у грека.

Без шлема ошишаченного он

Похож на завсегдатая был очень

Гостиной светской. Может, был умён.

О лошадях, поэзии и прочем

Я мог бы поболтать с ним. Кабы не…

Но – раньше. А теперь – какая лира…

Ну что же, на войне как на войне.

И тут в прореху из его мундира

Тетрадь упала. Поднял я. Стихи.

Немецкие, конечно. И, похоже, –

Я по-немецки знаю, – неплохи.

Стихи – душа, её бросать негоже…

Подумал я: а может, долг велит

Мне тех стихов заняться переводом

На речь страны, где автор был убит –

Ни имени не ведаю, ни рода…

Стихами сам балуюсь иногда…

И – меж боями – выполнил. Вот строки:

«…Зачем мы здесь? Скажите, господа.

Куда ведут нас ратные дороги?

Казалось нам, что скоро звон копыт

Нас приведёт во вражию столицу,

Казарменный казался грубым быт

И мнилось, что коням вот-вот напиться

Из тёмной и загадочной Невы.

А пули вес – не станет и двух унций.

Узнали, каково ходить на вы.

Не знаем только, суждено ль вернуться…».

А дальше – всё. Испорчены листы

И порваны иные. Боль и небыль…

Перевожу врага. Уж с ним на «ты».

Да он, похоже, и врагом-то не был…

Я, может быть, ещё переведу.

Как срок настанет мне с землёй проститься, –

С ним встретившись – в раю или в аду, –

Спрошу, что там, на порванных страницах.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (46 голосов, средний бал: 4,35 из 5)

Загрузка...