Элина Сабитова

DSC07944С детства увлекаюсь историей России. До того, как написать исторический роман, пробовала различные жанровые направления, но выбранный мною жанр оказался наиболее интересным. До написания романа долгое время занималась сбором материала по описываемой эпохе, съездила в Санкт-Петербург, чтобы проникнуться атмосферой города, в котором разворачиваются события в романе.


Роман "Екатерина I: от прачки до самодержицы"

Синопсис

Жанр – исторический роман.

Главные герои: Петр I, Екатерина I, Александр Меншиков. Каждая глава ведется от имени одного из них. Это помогает лучше понять чувства и настроения героев.

Рождение прекрасной эпохи. Рождение империи. Во главе России могучий монарх, молодой Петр I. Царь еще не успел отойти от расставания со своей большой любовью, девицей Анной Монс, как судьба (а точнее верный соратник Александр Меншиков) свела его с юной пленницей из захваченной Ливонии. Этот роман должен был завершиться, так и не начавшись, если бы не мудрость и отвага плененной латышки. Именно она сделала Петра «великим», она навсегда стала его "сердечным другом". История любовного треугольника людей, создававших российскую империю. Драма главных героев разворачивается на фоне нескончаемой Северной войны и политических разногласий. Роман о ненависти и любви, дружбе и предательстве. История тернистого пути первой императрицы России: от прачки до самодержицы. Подлинная история российской «Золушки», чья жизнь была далеко не сказочной.

История начинается в далеком 1702 году. Жизнь юной Марты Скавронской скучна и тягостна. Все меняется, когда девушка по стечению обстоятельств оказывается пленницей русского генерала. В шатре генерала героиня знакомится с красавцем Александром Меншиковым, который безумно влюбляется в нее. Их отношения складываются хорошо, пока Меншиков не знакомит возлюбленную с лучшим другом – царём Петром. Государь проявляет интерес к женщине друга и приказывает ему отдать молодую девушку в любовницы. Он желает только развлечься с ней, но влюбляется и просит стать его женой. С этого начинается восхождение девушки к власти. Она принимает православие и становится Екатериной Алексеевной. Ей приходится пройти через много испытаний, чтобы сохранить любовь царя. Но не все так безоблачно, как кажется. Не все при дворе рады безродной царице-иностранке. Судьба подкидывает девушке все больше испытаний – один за другим умирают ее дети.

На заре правления императора остро встает проблема отсутствия наследника. Единственный сын государя казнен за предательство. Петр планирует сделать наследницей свою любимую, но становится свидетелем измены жены. На самом деле Екатерина не изменяла, она лишь стала жертвой интриги давно забытой Анны Монс. Петр I внезапно умирает. В дело, как всегда, включается Меншиков, готовый на все ради той, которую любит всю жизнь. С его помощью Екатерина становится императрицей России.

Отрывок

LIV

Пётр Романов

Январь 1725 года

Я полагал, что обычная простуда пройдет до этого времени, но, похоже, я сильно ошибся. Мне не то, что не становилось легче, мне становилось всё хуже и хуже. Раньше я хотя бы мог стоять на ногах и даже заниматься делами, а с недавнего времени я окончательно слег в постель. Медики не отходили от меня, все пытались что-то делать, небольшой лечебный эффект время от времени появлялся, но продолжался обычно не дольше двух часов. К симптомам простуды прибавились ещё и боли в желудке и сердце. В меня каждый час вливали какие-то растворы, время от времени пускали кровь.

Через несколько дней боли стали совсем нестерпимыми, настолько, что я не мог сдержать криков. Я понимал, что мое время подходит к концу, от этого на сердце становилось ещё тяжелее. Столько дел ещё не сделано. Кто же продолжит дальше отстраивать мою империю? Мне некого назначить преемником. Елизавета ещё не готова взять на себя ношу власти. Детей Алексея нельзя подпускать к трону, иначе они разрушат всё, что я создавал потом и кровью на протяжении многих лет, из мести за убийство их отца. Этот вопрос не давал мне успокоиться.

Саму мысль о смерти я принял и перестал её бояться. Оставалось только ждать, когда она придет за мной, а вот это уже было куда страшнее. Каждую минуту осознавать, что она может оказаться последней – невыносимо. Я молился о том, чтобы это случилось быстро. Ко мне привели священнослужителя, который принял мою последнюю исповедь. После него проститься зашел Меншиков. Мой друг, мой брат, верный соратник. Он был со мной всегда и везде. С ним связаны лучшие воспоминания. Мне очень хотелось с ним поговорить. Он сел рядом. Мы стали вспоминать все наши ребячества, начиная с детских лет. Он старался не унывать, чтобы мне не передавалась его грусть. Он был как обычно весел и много смеялся, заражая и меня хорошим настроением.

- А теперь, друг мой, тебе нужно проститься с женой. Я пошлю за ней, - сказал он.

- Нет. Не стану я с ней говорить. Не могу простить её поступка. Не вздумай даже звать её сюда, - ко мне снова возвращался гнев.

- Теперь уже можно рассказать тебе, государь. Послушай меня и постарайся понять.

- Чего это ты говоришь, Меншиков?

- Помнишь, как познакомился с Екатериной? Она ещё была Мартой. Моей Мартой. Позже она стала твоей женщиной. А ведь я её любил, понимаешь. Серьезно любил, не мог забыть. А ты просто украл мою любовь. Я смирился с этим, хотя не переставал её любить никогда.

- Ты любил Екатерину?

- И всё ещё люблю.

- Я тебя другом считал. Предатель! Убирайся вон!

- Ты не можешь так говорить, я тебя не предавал. Я не уводил у тебя её, как ты у меня. Не будь не справедлив ко мне. Вспомни лучше, как я всегда мирил вас, когда ваши отношения портились. И в этот раз пытался помирить изо всех сил. Можешь злиться на меня, ненавидеть, но с Екатериной поговорить ты должен. Она перед тобой чиста, не изменяла она тебе никогда.

- Откуда ты знаешь? Я собственными глазами видел, как она целовала своего камер-лакея.

- Она даже не знала, что целует его. На самом деле, Анна Монс подстроила всё это, чтобы ты бросил жену и к ней ушел. Они с братом сговорились. Она отдала ему твою одежду, которая у неё была ещё со времен, когда ты жил с ней. Екатерина потому и приняла его за тебя.

- Почему ты раньше мне этого не рассказал? Я столько месяцев не видел мою Катеринушку, отвергал её, заставлял страдать, а ты всё это знал и не поведал мне. Зачем?

- Анна шантажировала меня. У неё были доказательства моих чувств к Екатерине, и она грозилась всё доложить тебе, если я расскажу.

- Господи! Как я мог так обращаться с Катенькой! Если б я только знал, если б знал. Святая женщина, а я ещё заставил её на казнь смотреть. Приведи её ко мне скорее. Как же я теперь успею просить её прощения.       

 LV

Екатерина Романова

Январь 1725 года

Я читала книгу, сидя за рабочим столом, когда спальник государя, вбежав в комнату, объявил о том, что император находится при смерти. В эту секунду вся моя жизнь пронеслась перед глазами. Всего лишь на миг представив, что моего мужа больше нет, я сама едва не пала замертво. Сердце бешено заколотилось, рука задрожала, книга тяжелым стуком упала на стол.

Впервые за четыре месяца я увидела мужа. Он сильно изменился: исхудал, лицо исказилось. Никогда мне не приходилось наблюдать Петра таким немощным. Он слегка искривил губы в улыбке, было видно, что даже столь незначительный жест отнимает у него силы.

Я опустилась на колени перед его постелью и стала гладить его голову.

- Катенька, - прошептал он. – Прости меня, если сможешь.

- Простила, уже давно простила. И ты меня, пожалуйста, прости.

- Тебе не за что извиняться. Я знаю, ты мне не изменяла. Я не должен был в тебе сомневаться. За эту несправедливость я уже наказал себя, лишив возможности быть с тобой в свои последние дни.

- Не говори так, умоляю, Петенька. Ты не умираешь. Ты будешь жить.

Он поднес мою руку ко рту и легонько коснулся её губами. Снова улыбнулся.

- Не плач по мне, душа моя. Я ухожу в лучший мир.

- Не бросай меня, прошу. Не бросай, - рыдала я.

-Тебя ждет великое будущее. А я буду защищать тебя оттуда. Катеринушка, я был самым счастливым человеком на свете, всё потому что ты была частью моей жизни.

Я больше не могла выжать из себя ни слова. Вместо этого я просто прильнула головой к его груди, пытаясь в последний раз ощутить тепло его тела. И он больше ничего не произнес. Мы просто лежали вместе, обнявшись как обычно, будто в очередной, далеко не последний раз. Я ощущала, как всё его тело напрягалось во время каждого вздоха. Ему было тяжело. Но мне тяжелее, ведь он скоро избавится от боли, а я нет. Я буду жить с этой болью до конца своих дней. Так мы и прощались: безмолвно и смиренно.

Наше последнее наслаждение друг другом прервала начавшаяся у Петра агония. Он издал болезненный рык и провалился в небытие. Я трясла его изо всех сил, пытаясь привести в чувство.

- Нет, нет, нет, - кричала я, захлебываясь слезами. – Не оставляй меня, умоляю.

Пётр больше не подавал признаков жизни. От безысходности я снова прижалась к его груди и на этот раз уже не почувствовала биения сердца.

- Государь мертв, Екатерина Алексеевна, - подытожил медик.

Я пробыла у постели с телом мужа ещё около часа.

Направляясь в свою комнату, я не замечала, что дворец остался совсем пустым, никого не было, ни одна живая душа не встретилась мне на пути. У входа в тронную комнату передо мной распахнули двери два церемониймейстера. Я быстрым шагом вошла и оказалась в переполненной людьми зале. От неожиданности я остановилась в самом центре. Пытаясь понять происходящее, я обвела всех взглядом. Меншиков направился в мою сторону. В помещении стояла кромешная тишина, такая, что эхом отдавало стук его каблуков о паркет. Он развернул передо мной плотный лист бумаги и торжественно прочел:

«Волею Моего Императорского Величества, государя Петра Алексеевича Романова считать матушку народа нашего, Ея Императорского Величества Самодержицу Всероссийскую Катерину Алексеевну Романову преемницею моей на российском троне».

После текста стояла печать Петра.

Меншиков вручил мне документ и склонил передо мной голову, затем приложил ладонь к плечу и громко произнес: «Присягаю на верность новой императрице России». Все, кто находился в зале, повторили каждый его жест.

LVI

Александр Меншиков

Январь 1725 года

Как прекрасна! Она величественно стояла в центре тронного зала со свёртком завещания в руке. Гвардейцы отточенным движением одновременно присягнули ей, поклявшись в верной службе. «Виват! Виват!» - кричали они ей. Екатерина держалась царственно и непринуждённо. Даже заплаканные глаза не портили её красоты. Безупречна! Достойная императрица достойнейшей страны.

Я с гордостью наблюдал за ней со стороны.

Моя Екатерина справится со всем.

А я буду всегда рядом…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (55 голосов, средний бал: 3,98 из 5)
Загрузка...