Элеонора Касымова

img_4283Элеонора Касымова

Пишу с двадцати лет. Зрелость в творческой деятельности наступила в 2006 году, когда написала повесть "Женский роман". С этого произведения определился и жанр, в котором работаю по сей день - женский роман. За прошедшие годы изданы романы и повести "Кукушкины дети", "Колдовская любовь", "Таджик", "Женский роман", "Наша Малика", "Могильщик", "Её Превосходительство госпожа Посол" и другие. В арсенале также более 40 рассказов. Большинство произведений выложено на моем сайте в "Проза.ру". Являюсь членом Союза писателей Таджикистана, членом Российского Союза писателей, номинантом российской премии "Писатель 2016 года".


Роман "Ее превосходительство госпожа посол"

Отрывок

…Вскоре гостиная заполнилась гостями. Важно расхаживая, приглашенные с бокалами в руках раскланивались друг перед другом, останавливались, поприветствовать, и двигались дальше. Маврит глазами искал Альфреда. Наконец, вдали замелькала знакомая макушка. Маврит прибавил шагу.

– Господин Посол! Рад вас снова видеть. Я без церемоний, сразу к делу. – Отношения послов были доверительными. – Говорят, приехала Посол, женщина, на место господина Роберта Смарта. Я немного озадачен. Женщина… Легко ли с ней будет…

– Думаю, сюда обычную женщину не пришлют. Она должна быть крепкой. Сами понимаете… – Что хотел сказать Альфред, стороннему не понять. «Сами понимаете – политика государства не допустит неподготовленных  людей», или «Сами понимаете – планируются дела с учетом женского ума…».

Неожиданно Альфред побледнел. Он сощурил глаза и, что-то ответив невпопад Мавриту, который уже отходил в сторону, засуетился. Пристально вглядываясь в кого-то возле входной двери, господин Посол, слегка приподнялся на цыпочки.

Рост и без того  позволял смотреть поверх голов. Он привык к высотному зрелищу. Особенно, когда хотелось расслабиться, отвлечься. Альфред прислонялся к стене и рассматривал толпу. Интересно было наблюдать за движением мужских макушек. У всех одна прическа – блеск солнечного диска цвета кожи в обрамлении серебристого ореола.

Альфред машинально провел рукой по своей голове. Рука, как по маслу, скользнула сверху вниз. Не почувствовав даже пушка, он засуетился. Как же быть? С этим непременно надо что-то делать. Как же он теперь? Волнение нарастало. «Эврика!», чуть было не вскрикнул Альфред. Парик! «Дурак, дурак, успокойся же! Какой парик? Хорошо, если не парик, тогда подсадка волос? Делают же сейчас подсадку. Вон, посол Албении сделал подсадку. Не все догадываются. И я бы не догадался, если бы при мне не упал клок волос. Все сделали вид, что не заметили, а я, как ненормальный, стал глотками допивать шампанское. Отдаю честь послу, нашел  что сказать– от постоянных дум, мол, волосы клочьями лезут. Ну ладно, шут с этим послом. Что сейчас-то делать?». Пока Альфред размышлял, к нему  вновь подошел Маврит.

– Могу я вам представить нового посла, женщину? Она спрашивала, кто посол вашей страны.

– Можно не сейчас? – взволнованно ответил Альфред. – Я сейчас очень занят. Через двадцать минут, полчаса. Можно?

– Конечно. Кстати, меня ей представил Морсон.

– Морсон? Где Морсон? Мне сегодня очень нужен Морсон! – Альфред разволновался. – Боже, Морсон, новый посол, Она…  

Маврит смотрел на Альфреда с недоумением. Всегда сдержанный, малоразговорчивый, он изменял обычному спокойствию.

– Тогда позже, мы подойдем позже.

– Да, позже, как можно позже.

…Она была очаровательна. Строгий костюм слабо-голубого цвета, шифоновая блузка. Из-под нее, словно смущаясь, выглядывало ожерелье от Сваровски. Гладко причесанные волосы собраны в веерообразный пучок. Глаза, серо-голубые, гармонировали с одеждой. Она была высока, стройна и внешне горделива. Навечно приставленная к лицу улыбка придавала неповторимый шарм. Она шла в сопровождении послов, наперебой о чем-то ей говорившими. Картина в этой среде выглядела на редкость натурально. Дипломатический этикет, протокол на сей раз получили отставку. Ей протягивали визитки, с нетерпением ждали ответного жеста. Она улыбалась отрепетированной улыбкой и одну за другой извлекала из клатча визитные карточки. Жены послов, мило болтая в своих кругах, боковым зрением наблюдали за реакциями мужей.

– Чья супруга, интересно, – в никуда проговорила Марта. – Альфреду бы шепнуть, пусть подойдет. Видно, важная птица.

Альфред, казалось, обратился в невидимку. Марта обошла все залы, вышла на улицу, глазами отыскала машину. «Мерс» стоял на месте, Хорей в окружении других водителей вел тихую беседу. У него, человека из спецслужб – свои задачи. Убедившись, что машина на месте, Марта чертыхнулась. Глупость какая, Альфред не мог уехать. Без машины, с машиной, не мог уехать. Она вернулась в гостиную. Взяла очередной бокал вина и вновь пошла по поисковому маршруту. Вообще-то столь упорно разыскивать мужа не принято. Мало ли где и с каким из нужных людей решаются вопросы вдали от чужих глаз и ушей. Но  Альфред обладал  достоинством, или недостатком самим возникать перед Мартой.

На этот раз  Альфред  изменил своим правилам.  Он сидел в беседке, что на лужайке, в полном одиночестве. Вложив  ладони между колен и приняв позу незадачливого студента на экзаменах, время от времени встряхивал головой и вздыхал.

– Ах, вот вы где! Я обыскался. Я обещал представить посла через полчаса, время подошло. Пойдем? - Неожиданное появление Маврита вернуло в реальность.

Вот человек! Офицерам по безопасности на зависть – если надо, достанет даже из ада. Сотрудники его посольства поговаривают, что Маврит обладает сверх чутьем и способен настраиваться на волну любого человека. Из компании сверхлюдей типа Мессинга.

– Пойдем, конечно, пойдем, – задавать вопрос «как ты меня нашел?» глупо.  Вместе с тем Маврит понимал, что побег посла из зала сопряжен с чем-то серьезным. Они пересекли гостиную и направились в левый  угол. Там находилось несколько человек. Среди них женщина, стоявшая спиной. Альфред шел, разыскивая кого-то глазами. Остановившись в нескольких шагах от компании, замедлили ход. Увидев Альфреда и Маврита, компания расступились. Развернулась и женщина.

– Знакомьтесь, новый посол Вербии, Ее Превосходительство госпожа Посол Жаклин Макларк.

Жаклин и Альфред встретились глазами. Наступило напряженное молчание. Послы забеспокоились. Напряжение что-то должно означать. Неужели спор между двумя странами достиг критической точки и дипломатические отношения под угрозой? Когда это случилось? Только что? Заминка между послами двух стран настораживала. Кто- то незаметно спрятался за ближайшую спину. А кто-то, откланявшись, поспешил покинуть предстоящее поле бессловесного боя. Через минуту послы исчезли, как могут это делать только послы.

Альфред смотрел на Жаклин, не моргая. Наконец, оцепенение отпустило, и он не своим голосом произнес:

– Жаклин, это ты… Я ждал…

– Боже.,.  Гусь… Я так и не отправила тебе свое первое письмо. И другие не отправила тоже… -

Хотелось броситься друг другу в объятия, ощутить трепет долгожданного поцелуя, прижаться и превратиться в нейтрино. И как нейтрино пролететь сквозь эту массу людей, живущую по правилам этикета, напряженно, с оглядкой на рядом стоящего, дабы не допустить непринятых в обществе строгих правил ошибок. Альфред почти поддался слабости – его сердце не остыло. Стыдно за мальчишеское чувство, оказавшееся сильнее принятых норм поведения. Он развел было руки для объятия, неосознанно, машинально, так, как однажды сделал это во сне. Но там было астральное видение.  Альфред встретил ее в поле, где лихо, по- хозяйски носился ветер. Он трепал травы, колосья, деревья, гонялся за облаками. Вдруг из травы выросла Она. Длинные цвета соломы волосы развивались в разные стороны, худенькая фигурка чуть было не подхвачена ветром и унесена в неизвестную даль. Альфред бросился к ней, развел руки и защитил юное создание от проказника. И такое испытал наслаждение, что проснулся с сердцебиением.

Первой из оцепенения вышла Жаклин. Краешками глаз она чувствовала любопытные взгляды окружающих. Еще недавно «растаявшие» послы потихоньку подтягивались к прежним местам, считая за честь находиться в обществе представителей ведущих государств.

Госпожа посол протянула руку и официально пожала вспотевшую ладонь Альфреда. Внешне это было обычное рукопожатие, но в соприкосновении Жаклин и Альфред почувствовали разряд молнии. Альфред заметил приближающуюся жену. В голове пронеслось – как же она растолстела! И что за одежда на ней! Глупые придирки имели объяснение.

– Марта, я хочу представить тебе нового посла. Кстати, вы знакомы. Это Жаклин, мы учились вместе. Ты, наверное, забыла.

Забыть Жаклин? Нет, Марта ее не забыла. Необъяснимым женским чутьем она ощущала ее присутствие всегда. Не было ни малейшего повода заподозрить, уличить мужа даже в тайной связи, но Жаклин была рядом.

Жаклин протянула руку и улыбнулась. Это была дежурная улыбка. В ее серо-голубых глазах блеснула искорка, часто выдающая глубинные чувства человека. То были ни зависть, ни злоба, ни любопытство. То было извинение ...

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 4,33 из 5)

Загрузка...