Эка Парф

20140309_155944По образованию журналист-международник. Пишу в свое удовольствие о животных. Зачастую о тех, кто живет на родительской ферме в Ленинградской области. Один из питомцев – привезенный из Китая тибетский мастиф. Очень необычная собака, ставшая поводом для множества историй.

I’m journalist. Today i’m writing about farm animals. In fact, that was for fun only. But in last year we bought tibetan mastiff. That dog is a eternal source of inspiration.


Рассказ “Один день из жизни тибетского мастифа”

Синопсис 

Тибетский мастиф – одна из древнейших собачьих пород. О них писал Аристотель. Одного из них держала королева Виктория. Несмотря на свою богатую историю, до XX века это семейство было окружено тайной. Современники королевы Виктории представляли тибетского мастифа героем древних легенд. Подобное видение породы актуально и сегодня.

Тибетских мастифов представляют огромными, злыми, неуправляемыми псами.

На деле же, как и в случае с любой другой собакой, все зависит от ее воспитания. Одного такого «монстра» мы привезли из Китая. То был шар меха c охранными повадками. Сегодня Шанхай – взрослый послушный кобель. Он, как и в детстве, охраняет все что движется.

Уникальность этой породы особенно заметна, когда «тибетец» живет под одной крышей с собакой другого семейства. В нашем случае – это лабрадор. Восьмилетний пес-семьянин, который очень любит людей и недолюбливает других собак. Даже Шанхая он признал далеко не сразу. Впрочем, когда это наконец произошло, эти двое стали лучшими друзьями. Насколько это в мире животных вообще возможно.  

Дружба с лабрадором сказалась на Шанхае лучшим образом. Низменным осталось одно  – он, как и всегда, готов стеречь все, что вы ему только вверите. По легендам, пятна над глазами у этих собак – это их вторая пара глаз. Ими они смотрят ночью, когда первая их пара глаз отдыхает. Из этого поверья сложилось среди владельцев тибетских мастифов мнение, мол они и не спят вовсе, а стерегут хозяйскую собственность даже глубокой ночью.

Наш Шанхай родом из Китая. Он является чистокровным тибетским мастифом. В его жилах течет та же кровь, что и у его предков из легенд. Он действительно прекрасный охранник и готов оберегать покой своего человека, несмотря на то, где он, этот человек, сейчас находится. Кажется даже, что этот пес намеревается защищать вас в виртуальном пространстве: от странных комментариев, дизлайков и прочего.

Несмотря на то, что предки Шанхая – герои мифов и легенд, он себя считает обыкновенным охранным псом. Вместо буддийского храма, Шанхай охраняет курей и коз. Среди его любимчиков – индюки. Больше всего он опасается встречи с козлом Марио. Тот принадлежит англо-нубийской породе козьих, а потому преобладает размерами над тибетским мастифом. А еще он очень вредный – может кусаться. Поэтому Шаня остерегается встречи с этим парнокопытным. В остальном это строгий и очень чуткий песик:

Марио – сильный козел. Однажды ему захотелось поиграть и он с пары забегов снёс одну из стен своего старого вольера, где сегодня живет Бьюти. Даже представить страшно, на что только способен этот козел англо-нубийской породы, если его разозлить. Впрочем, мы этого, я надеюсь, никогда не узнаем. Марио – хороший козел. Даже когда он начинает бодаться, я знаю, что он не желает никому ничего плохого.

Быки, которые участвуют в корриде, вовсе не желают нанести вреда матадору. Ученые двуногие уже догадались, что бык таким образом просто играет. Впрочем, это вовсе не означает, что я не побоялся бы оказаться в одном вольере с Марио, когда тому не по себе. Говорю же: Марио – очень сильный козел

Несмотря на то, что порода Шани считается одной из самых дорогих в мире, ему не чужды сельские радости. Он, как я писала, сельский пес, а потому непрочь показаться в интернете, словить порцию лайков и вообще – оказаться в центре внимания.

Я вновь повторюсь, сказав, что у этой собаки – мания охранной деятельности. Иногда мне кажется, что Шаня готов оберегать покой своих людей даже в таких эфемерных  и мало что значащих для других питомцев мест, как интернет.

В рассказе «Один день жизни тибетского мастифа» повествование идет от лица непосредственно тибетского мастифа. Как он смотрит на мир, какими видит своих людей и что он вообще, по этому поводу думает. Шаня не брезгует подробностями о жизни соседей и окружающего мира. Здесь вам и новорождённый человеческий детеныш, которому меняют подгузник и эпизод из жизни диких животных, где лиса съедает выпавшего из гнезда птенца. В обоих случаях Шанхай, как животное, не видит ничего предосудительного и рассказывает об этом как о части окружающей его жизни. По его мнению, люди должны заботиться о своих детёнышах, а случай с птенчиком – грустный, но совершенно обычный эпизод из мира дикой природы.

Что касается его взглядов на собственную семью, то об этом он пишет следующее:

Тибетцы, народ, который был первым хозяином моих предков, верят, что я, тибетский мастиф, обладаю сверхъестественными способностями. Легенды утверждают, что мои предки и родственники защищают не только материальное имущество своих людей, но и их ментальное здоровье. Сглаз, порча, проклятие – от всего этого человека спасает широкая грудь тибетского мастифа. Даже самого хитрого, прячущегося за маской дружелюбия недоброжелателя, мы, «тибетцы», видим насквозь.

Среди собаководов бытует легенда: если человека сглазили, проклятие берет на себя собака. Дух пса действует невидимым щитом в вопросах защиты семьи на ментальном уровне. В случае, когда недоброжелатель пытается если не обокрасть хозяина, то послать на него порчу, собака, как губка, впитывает в себя то, что предназначалось ее владельцу. Любой уважающий себя тибетский мастиф сделает то же самое: встанет на защиту своих людей, пусть самим им, этим людям, все усилия останутся неведомыми.

«День из жизни тибетского мастифа», помимо очевидного, рассказывает о невидимой человеческому глазу войне питомцев за благо людских семей. Собаки не просто так натягивают поводок на прогулке и требуют ежедневного выгула. Такие прогулки, по мнению учёных, продлевают собачникам жизнь и делают их организмы здоровее, чем если бы им не пришлось каждый день, да еще в обязательном порядке, выходить на улицу. Очевидно, питомцы в жизни человека играют не последнюю роль. Особенно, когда речь идет о таких уникальных созданиях как тибетский мастиф.

В отличие от лабрадора, такой пес никогда не побежит, сломя голову, встречать любого, кто только придёт домой. «Тибетцы» верны одному-единственному хозяину, которому позволяют с собой сюсюкаться и всяческим образом дурачиться. Над любым другим «тибетец» устанавливает покровительское отношение. Мол, ты мой объект для охраны, но не более того.

Жизнь с тибетским мастифом – это ни с чем несравнимый опыт. Иногда, когда Шанхай смотрит на меня, кажется, что он смотрит прямо мне в душу. На деле у него просто все складки со лба падают на глаза, придавая псу эдакий таинственный вид. Как если повстречаться с путником в ярких одеяниях, но с закрывающем все лицо капюшоне. Когда вы посмотрите друг на друга, вам покажется, что этот человек, лицо которого скрывает мрак капюшона, знает о вас куда больше, чем вам кажется.

В общении с тибетскими мастифами остаётся сохранять хладнокровие. Только за одним человеком эти собаки признают право тискать их пышный торчащий мех – своим хозяином. В противном случае животное состроит «козью морду». В худшем – удалиться за более вменяемым, по ее собственному собачьему мнению, собеседником.  

Таковы будни тибетского мастифа среди людей в XXI веке. И никакие они не монстры. Обыкновенные питомцы с характером.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 2,14 из 5)

Загрузка...