Эвелина Баш

EvelinaС раннего детства я не представляла себе жизнь без книг. Приключенческие романы Жюля Верна и детективные истории Конан Дойля захватывали меня и уносили в другую реальность. Позднее, я поняла, что это именно то, чем я хотела бы заниматься – придумывать свои миры и делиться ими с другими. “Последняя жертва” – это пропитанная дождём осенняя листва, пронизывающий ветер Потсдамер Платц и капли тумана на трибунах АФУСа, загадочные убийства, допельгангеры и вампиры. Я приглашаю вас отправиться в этот удивительный мир, где даже невозможное возможно!

Since early childhood I could not imagine my life without books. Adventure novels of Jules Verne and detective stories of Conan Doyle fascinated me and carried away into another reality. Later, I realized that it was exactly what I wanted to do – make up my own worlds and share them with the others. “The Last Sacrifice” – is the rain-soaked autumn leaves, the biting wind of Potsdamer Platz and the drops of mist on the AVUS tribunes, mysterious murders, dopplegangers and vampires. I invite you to explore this wonderful world, there even the impossible is possible!


Детектив “Последняя жертва”

Синопсис

В одном из Берлинских парков находят тело девушки. К расследованию подключается оперативная группа под руководством Дианы Кройц, уверенной в себе блондинки, которая в свободное от работы время любит покопаться в своей машине, Марка Шнайдера, молодого, но уже удручённого жизнью полицейского, и Тезера Аталика, немца с турецкими корнями.

В заключении судмедэксперта говорится о том, что жертва была обескровлена, и Марк проводит параллель с делом его убитой матери, которое было закрыто много лет назад. Расследование приводит детективов в ночной клуб, которым управляет человек, называющий себя Господин Лион и выдающий себя за вампира. Затем, однако, выясняется, что причиной смерти послужила передозировка антидепрессантов.

Вслед за первой жертвой появляются ещё две, и всех их объединяет застывшая на лицах счастливая улыбка. И если в первом и последнем случаях смерть произошла по указанной выше причине, то вторая девушка оказывается без головы. Подозрение падает на загадочного парня с катаной, которого свидетель видел рядом с обезглавленной жертвой. Кроме того ведутся поиски студента, общавшегося со всеми тремя девушками.

Параллельно с расследованием проходит линия восемнадцатилетней Эммы Бишоф, которая работает ассистентом в газете и получает задание от богатого бизнесмена по имени Штефан Фейербах написать о нём книгу. Эмма влюбляется в Штефана. Он тоже испытывает к ней некую привязанность. Она напоминает ему о его давней любви.

Отрывок

…История Штефана Фейербаха началась осенью тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года, примерно за год до падения Стены. Тогда он работал в небольшом конструкторском бюро, проектируя вовсе не роботов, а системы вентиляции для офисных зданий. То, чем он занимался было очень далеко от того, о чём он на самом деле мечтал. Однако, увы, выбирать не приходилось. Строительство прототипов стоило немалых денег и требовало закупки материалов, достать которые на тогдашнем рынке было просто невозможно. Штефан нуждался в ком-то, кто заинтересуется им, захочет вложить средства в его проекты, и однажды такой человек появился.

Фейербах часто задерживался на работе до поздней ночи, и в тот вечер он, как и всегда, остался один, когда в их маленький кабинет, заваленный чертежами и заставленный столами и досками для черчения, вошёл мужчина. Штефан сразу понял, что он иностранец. От него так и веяло успехом и дорогим одеколоном. В руке он держал журнал, который сразу же сунул Фейербаху под нос и, не поздоровавшись и не представившись, спросил:

– Это ваша статья?

Штефан знал, что статья его. Тогда он пытался всеми силами обратить на себя внимание и писал о своих научных разработках во все журналы, какие только существовали в ГДР и Советском союзе.

– Мне нравятся ваши идеи, – произнёс незнакомец. Он говорил по-немецки, и достаточно хорошо, с каким-то южным, тирольским или даже австрийским акцентом, и хотя выглядел как болгарин или румын, держался он как американец. Это проявлялось во всём – в манерах, в выражении лица, движении губ.

– Но ваши идеи слишком опережают время, – продолжал говорить мужчина, – и никогда не смогут быть реализованы здесь, – он огляделся вокруг, а потом посмотрел на Штефана, впервые в жизни заставив его стыдиться того, кем и чем он был, стыдиться его перетянутого свитера с хлебными крошками, толстых очков в пластмассовой оправе, пыльного и мрачного кабинета…

– Кто вы такой? – наконец решился спросить он.

– Меня зовут Ангел Краилов, мы производим в США микроэлектронику для разных отраслей промышленности, в том числе и оборонной. Меня заинтересовали ваши идеи. С ними мы приблизим наступление нового тысячелетия.

Его слова вселили в Штефана искорку надежды. До этого момента он думал, что безнадёжно опоздал со своими идеями, ведь эпоха великого освоения космоса завершилась, так и не успев начаться, а в других областях он своих роботов просто не видел. Сказал бы ему кто тогда, что рано или поздно он придёт к разработке домашних роботов, он бы рассмеялся ему в лицо. Что?! Домашние роботы? Это так несерьёзно! Тогда же он был уверен, что живёт не в то время и не в том месте.

– Отнюдь, – возразил тогда Краилов. – Я возьму вас к себе, мистер Фейербах, заберу из этой дыры, – спокойно заявил он, – и вы будете работать в одной из лучших американских компаний, но для начала вы должны выполнить для меня тестовое задание – я хочу, чтобы процесс производства на моих предприятиях был полностью автоматизирован, и если вы предложите жизнеспособный вариант – место ваше. У вас шесть месяцев.

За такое предложение Штефан был готов продать душу, и то, чего просил Ангел Краилов, казалось сущим пустяком, и всё же работа над этим заданием заняла почти всё отведённое время. Уже зимой Фейербах был готов показать ему первые наброски, а к середине весны у него уже были рабочие чертежи, но… Краилов не вернулся. Прошло лето, наступила осень, а Штефан всё ждал, когда же Ангел Краилов снова войдёт в эту дверь, чтобы забрать его в чудный новый мир. Он совсем не заметил, что старый мир, в котором он жил, катится ко всем чертям. В воздухе уже витал запах свободы, всё чаще и чаще говорили о завершении Холодной войны и об объединении, но разве кто-то верил в это? Штефан вырос с видом на серую Стену, он видел её каждое утро, когда шёл на работу, разве он мог представить, что может быть иначе?

Тот день, девятого ноября тысяча девятьсот восемьдесят девятого года, когда пала Берлинская стена, он провёл на работе, зарывшись с головой в чертежи. Это было что-то очень срочное, что-то очень важное. Настолько важное, что они, Штефан и двое его коллег, совсем упустили тот момент, когда мир изменился навсегда.

Уже вечером прибежал чей-то брат или сын и начал рассказывать о том, что границы больше нет. Сначала они никак не могли поверить ему, но потом, не сговариваясь, все вскочили со своих мест. В каком-то неосознанном порыве Штефан схватил чертежи, подготовленные для Краилова, и через пару минут они оказались на улице. Сотни, тысячи людей бурлящим, бесконечным потоком двигались в сторону КПП «Чарли» [5]. В серых промозглых сумерках всё казалось чем-то нереальным. Фейербах погрузился в этот поток, ещё не понимая, что этот один маленький шаг с тротуара изменил его жизнь навсегда. Захваченный всеобщим возбуждением и волнением, он даже не заметил, как оказался у Берлинской стены и не поверил своим глазам. Никто не останавливал эту нескончаемую вереницу людей и машин, уходившую на Запад. Шлагбаумы были подняты, а пограничники улыбались и махали руками: «Проезжай, проходи!». И они шли, оглядываясь, не веря в своё счастье. Страх в глазах, робкие улыбки, слёзы, а на другой стороне сотни других людей, западных берлинцев. Люди, не знавшие друг друга до этого момента, обнимались, словно старые знакомые, плакали, смеялись. Вряд ли кто-то до конца осознавал, что это происходит на самом деле. Штефан не осознавал, а просто шёл вперёд, сжимая в руке чертежи.     

В голове не было мыслей, а в сердце – чувств. Он оставил всё – Лили, свою жену, работу, дом. Ушёл без вещей, как был в старом свитере, почти без денег. Что там завалялось в кармане? Около двадцати ГДРовских марок, которые через какой-то год станут бесполезными фантиками. С чертежами подмышкой и одним только паспортом, который так и не стал пропуском в другой мир. Он ждал годами, когда ему разрешат выезд на Запад. Пропустил столько конференций и выставок, а теперь другой мир сам открыл свои двери. Он не мог вернуться.   

Путь в Америку оказался значительно сложнее, но ему удалось пересечь Атлантику и отыскать Ангела Краилова…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,75 из 5)

Загрузка...