ШокоНатье

натальяжМеня безумно интересует мир! Было время, когда я с жадностью изучала себя изнутри, психологию людей и космос. Я была одиночкой, бродящей по городу, путешествуя с копейками по городам и вновь возвращаясь в родной Омск. Сейчас я с жадностью общаюсь с людьми и придаюсь любимым увлечениям. Я нашла себя в танце и литературе, в путешествиях и разработке собственных рецептов шоколадных конфет. Если бы не люди вокруг, не было бы у меня ни конфет, ни рассказов, ни рисунков или схваченный сюжетов в фотографиях, да и меня не было бы. Ведь люди – это страницы самой лучшей и главной книги жизни.

I have interested immensely in the world! There was a time when I was an insatiable searching himself, the psychology of people and the space. I was a loner wandering around the city, and traveling with a penny on the cities. And I was returning to my native Omsk again. Now I have interact immensely with people and give your favorite hobbies. I found myself in dance and literature, travel and develop my own recipes of chocolates. If will not were the people around there not would be any candy, nothing stories or pictures and any scenes captured off in the photographs… I would not have. Because people is this pages of the best principal book of life.


Эссе "Инструкция или Как сбить с себя спесь"

отрывок

Перворазники – разносортный, разноликий народец,

скопивший энную сумму на первый

прыжок с парашютом.

 

К назначенному субботнему дню остальные перворазники подтягивались к ДОСААФу. Нужно признать, с первого урока до сего момента наши ряды заметно поредели: остались пятеро. Но и девятнадцать добавилось в процессе обучения. Причём, в течение четырёх теоретических дней и одного зачётного новички не пугались особо незнания предмета: «Авось, шпор нацапаю где-нють, или на худой конец сосед подскажет».

С подружкой Ольгой мы просто не имели права уйти как бы ни казалось страшно, ведь мы к делу подошли основательно: тренировались в борьбе со страхом высоты, сидя на подоконнике распахнутого окна на 14м этаже! Мы в глазах друг дружки держались смело и веселились. Соревновались в весе: первый прыгает самый тяжёлый, - наши веса одинаковы, но в день прыжка в 500 граммах я всё же уступила. (Моя маленькая победа: я останусь в надёжной тверди под ногами ещё целую секунду!)  *Важная ремарочка: мера «секунда» и «граммы» в парашютных делах – жизненно весомые детали.

… Фотомодель Натали на уроках отвлеклась от страшных мыслей, по-видимому, держась в осанке и раз от раза эффектно пуская каскад из своих распущенных волос. Она следила за их правильными волнами в свободном нависании, непринуждённо улыбалась и загадочно глядела на каждого из публики.

…Счастливые влюблённые тоже не услышали подозрительных позывов, так как их страх так и не смог протиснуться в пространство воркующих, дополненного к тому же улётной мечтой.

…Сверхлёгкая Катька появилась позже, а также другие две подружки-хохотушки из педунивера, парень Миша из шоу-бизнеса с другом банкиром Алексеем, молчун Володя (похож на телохранителя), двойняшки Аня и Саня и другие безмолвные личности.

21.05:

«Ну-с, дорогие мои… начнём! – сказал Андреяныч, подмигнув как-то недобро. – Перед вами листочки. Прежде чем начнём первое занятие, вы должны написать завещ…  ой! то есть заявление, разумеется, и сдать мне».

Подвижный старичок со всклоченными усами нивелировал по классу; его замасленный лётный комбинезон покрыт сплошь кармашками. У него армейская выправка, руки держит за спиной и говорит нам о предстоящем подвиге загадками – вдруг  подмигивает и цокает языком, когда нужно выдать суть. Весь класс молчал: кто-то горбился, кто-то не спускал с него глаз, приоткрыв рот, моя подружка рисовала толстые узоры на своей новенькой тетрадке.

В этот день мы узнали, что в советские времена к первому парашютному прыжку готовили три месяца. А нам предстоит освоить не хитрое дело за четыре дня.

23.05:

«Сегодня мы, то есть вы, ознакомитесь с возможными проблемными ситуациями приземления, - начал занятие Андреяныч, – и как в них действовать. Знаете, бывает летишь – а не туда, куда хотелось бы…- ну, так в жизни вообще часто бывает!» Здесь он остановился и оглядел замершую в тихом шоке публику.

«Итак, - голос его серьёзен. – Ситуация № 1: вы только что отделились от самолёта и спешно выдернули колечко. Вместо положенных на то 3 секунд, ваша рука как-то сама… дёрнула! Зависание за самолётом. Каковы основные признаки? Вы несётесь параллельно горизонту со скоростью 140 км\ч…»

«Ого! Так может, это повеселее будет, чем просто рухнуть через 3-4 минуту наземь?» – донеслось откуда-то из-за спины. То была Катька. Ей только 16, и вес её едва дотягивает до минимально допустимого, зато с гигантским желанием изведать не всякому доступное.

«Да не скажи! Протрясёт как сволочь»

В такой момент, болтаясь за самолётом и трясясь «как сволочь», нужно найти добрый взгляд выпускающего инструктора, потом поймать спускаемый им на верёвочке нож, и перерезать себе стропы. Это несколько испугало меня. Не то, чтобы я передумала или бросилась к двери с криком «выпустите меня отсюда!», но по спине забегали крупные мурашки.

«Вы должны будете уже в свободном падении, - продолжил занятие он так, словно мы учимся готовить салат «Под шубой», – поймать стабильное положение в воздушном пространстве и выдернуть кольцо на «запаске». Вот и всё!» Сама невинность! – чуть не вырвалось у меня.

«Простите, - это опять из зала, чей-то глас вопиющего. – А сколько времени займёт долететь до земли, если парашют не раскрыть?»

«Пятнадцать секунд».  Интересно, это каким образом в отведённые 15 сек можно поймать устойчивое, найти кольцо и дёрнуть за него?!

«Ситуация № 2: вы летите на высоковольтные провода. Да.а.. приятного мало». Пожалуй, если хорошенько приглядеться к Адреянычу в ту минуту, то можно было разглядеть издёвку, напирающую в нём так, что вот-вот и плотину прорвёт. Он продолжал: «Лучше всего оттолкнуться от них, но если вы видите, что неминуемо попадаете прямо в них, то – он втянул воздух, вытянул лицо, выкатил глаза и вытянулся по струнке – затаите дыхание и… между ними так… скользните!» Класс замер. Пока в наших головках образно и в красочных картинках укладывалось всё вышеперечисленное, он закончил: «Тогда вы повисните на куполе на проводах. Можете в принципе, не дожидаясь помощи, выпустить запасной парашют и по нему спуститься на твердь земную. Но! Если его купо хоть кончиком коснётся травы, а та вдруг окажется влажной, то вместо вас останутся только бляшки от парашютов и железные зубы… у кого они есть». Некоторые из публики уже смеются, но как-то не нормально.

«Третья ситуация: вы приземляетесь куда нужно. Не нужно пытаться устоять – падайте, валитесь! Как только ваши ножки встретятся с твердью, вы остановитесь, а купол продолжит своё умеренно-скоростное движение. Чтобы вас нещадно не волокло как попало, вы должны тут же подскочить и оббежать купол с обратной стороны , пока он клонится, тогда начнёт сдуваться». Толпа молчала – это был финиш. Моя голова пухла от мыслей: как это можно было бы быстренько-пребыстренько провернуть. Как всё тот же глас вопиющего простонал: «А-аа.. такое возможно перворазнику?»

«Любому теоретически – да, а практически – никому не удавалось!» Тут все заёрзали, зашептали, оживились как-то. «Но сразу после приземления, - оборвал Анедреяныч, - вы должны хотя бы поднимите руку, ногу… что-нибудь, чтоб мы знали – вы живы. Бывало, мы смотрим в бинокль – приземлился и не всаёт. Что делать? Жив ли? Сломался ли? С группой спасения по машинам и в поле – а он лежит, раскинул конечности по сторонам, расплылся в улыбке и шепчет «классно…» »

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (16 голосов, средний бал: 3,94 из 5)

Загрузка...