Шамина Алена

СнимокДобрый день! Меня зовут Алена. С детства люблю сказки, особенно Рождественские. И Вам дарю одну из них.

Good day! My name is Alyona. I adore fairy-tails especially about Christmas. And I preset YOU one of them.


Рассказ "Восточная сказка"

Словно в сказке  красивой, из лазурных небес, Льётся золотом счастье, сердце хочет чудес. Синей птицы удача - загадала мечты, Для влюблённой девчонки неземной красоты…

Дед Владимир, 12.03. 2014

Началось раннее, но полное воздуха и пространства утро в Алматы. Так здесь начинается любое январское утро. И это время особенно красиво, если первое, что ты видишь в окно, это огромные и вечные алмаатинские горы.

Воздух еще не успел заполниться городским шумом и звоном. Еще видны снежные горные вершины и приковывают к себе твой взгляд, и зовут к себе в вечные гости. Так можно еще долго в мыслях подниматься на самые вершины гор, но первые дорожные уличные шумы заставляют в одно мгновение, не оглядываясь, стремительно сбегать с вершины вниз и уже со следующим вздохом снова стоять у окна и с замиранием сердца мысленно шептать, не двигая даже губами: «Мои любимые горы».

Весь город, точно каменная река, расположен в предгорье. И течет эта река, днем вроде бы не двигаясь с места, куда-то в бесконечность. Асфальтовая и набирающая полные легкие смога и автомобильных выхлопов - днем, огненная, похожая на ручейки сползающей вниз желто-красной лавы с высоты птичьего полета - ночью.

 И когда видишь Алматы впервые, первая мысль, которая приходит на ум, это город у подножия гор или горы над городом. Мой ответ здесь однозначен:  современный обширный и достойный пьедестал вечных гор.

На горы можно смотреть каждое утро по-разному. Все зависит от твоего настроения после пробуждения и погоды за окном. Иногда горы - мрачные, окутанные туманом, с течением земного времени  преображающегося в день утра, и неизбежно тонущие в плотном городском смоге. В такие минуты внутри тебя отзывается бесконечное гулкое эхо, мгновенно открывающее и простор, и бездну одновременно. Но, к счастью, такие дни редки. А большую часть года по утрам ты здороваешься с горами, и в груди расцветает и разливается музыка Эдварда Грига «Утреннее настроение». Сразу вспоминаются со школьных уроков музыки незамысловатые строки, зарифмованные поэтом  именно для григовского утра:

Солнышко всходит,

И небо светлеет,

Природа проснулась,

И утро пришло…

Легко и светло становится на сердце от этой музыки. И сердце твое, как свежий розовый бутон, начинает раскрываться и осмысленно биться в груди, ритмично отстукивая самое главное на земле слово: “Лю-бовь, лю-бовь, лю-бовь”.

Так и сегодня начинался день Сергея. Но тут мобильник беззвучно начал подпрыгивать на прикроватной тумбочке, настойчиво требуя к себе внимания. «Возьми меня, возьми меня», - беззвучно извивалась трубка гладкой деревянной поверхности. Со вздохом Сергей сбежал вниз с гор, зажмурился на секунду и взял трубку:

  • У аппарата… Вас внимательно…
  • Серега, выручай! Свадьба горит, фото!!! – димкин голос буквально взывал о помощи.
  • Дим, давай по порядку. Рассказывай.
  • Серега, да у меня фотоаппарат дочка только что в душе искупала. Не понимаю, как только и добралась. Ну в общем, через два часа у меня работа, фотосессия свадебная горит. Не выручишь, а? Деньги хорошие платят. А вам с Юлькой к Рождеству лишними не будут. Выручи, сработай за меня, а?

Димыч был однозначно хитрый жук. И насколько изложенное им было правдой, оставалось лишь гадать на кофейной гуще. Но такого рода неудобства Сергею всегда окупались сполна, насчет оплаты и клиентов Дима был просто безупречен. Пару секунд поразмыслив, и вздохнув для важности, Сергей постарался прозвучать в трубку как можно будничнее:

  • Хорошо, Дим, я выручу тебя.
  • Вот и отлично, Серега! Ты настоящий друг! Пиши адрес: улица Барибаева… - и трубка с чувством огромного облегчения отключилась.

Почти не тратя время на утренний душ с хрустальной горной водой в водопроводе и сборы (с Димой они были дружны уже бесчисленное количество лет и к таким «фокусам» своего друга он привык давно) Сергей легко спустился во двор. Вороной зеркальный «Фольксваген» уже за несколько метров приветствовал своего хозяина звонким сигналом и мягким морганием своих породистых и выразительных фар. Осмотрев своего «породистого скакуна», как ласково его называла Юля, жена Сергея, хозяин сел за руль и завел двигатель.

Ехать предстояло около получаса, но, если вспомнить и просить прощение за перифраз у классика: “Какой же казах не любит опасной езды!”. Надо честно признаться, манера вождения у казахов особая и, даже при видимом соблюдении всех правил дорожного движения, часто напоминает фигуры экстремального вождения, местами ничуть не уступающего потрясающим гонкам третьей части фильма «Форсаж, Токийский дрифт».

Вот уже второе десятилетие проживая в Алматы, Сергей и Юля, которая тоже была не прочь иногда проехаться за рулем, все-таки неизменно садясь в машину «мысленно настраивались» на дорогу.

Но весь день сегодня собирался быть особенным. И дорога до самого центра города прошла без приключений и удивительно спокойно. Все складывалось легко и просто и, проверяя свой фотоаппарат перед съемкой, в груди Сергея спокойно и равномерно сердце отбивало ритм жизни: “Лю-бовь, лю-бовь, лю-бовь”.

Вот жених-казах встречает свою неотразимую восточную красавицу-невесту. «Лю-бовь, лю-бовь, лю-бовь», - щелкает объектив фотоаппарата. Вот множество гостей поздравляют новобрачных. И все любуются европейского покрова платьем в сочетании с изысканным в восточном стиле болеро. «Лю-бовь, лю-бовь, лю-бовь», - чеканит сердце. И еще одна серия фотографий, уже в сам момент их создания ставшими историей еще одной юной и прекрасной казахской семьи, готова.

Теперь - обязательная фотосессия молодоженов в центральном парке с пронизывающим ветром и горными силуэтами, проступающими только при увеличенном рассмотрении цифровых фотографий.

Сейчас Сергей уже жалел, что не надел куртку потеплее, здесь в парке дыхание гор и холода ощущалось более явно. Горы за седой пеленой уплотнившегося к обеду воздуха дышали спокойно и равномерно. Сергей решил не поддаваться этому магнетическому леденящему очарованию и направил свои мысли далеко, в теплые страны. Там, где наступит совсем по-другому климатически оформленное Рождество.  “А ночь тиха, а ночь нежна...”- вспомнились из глубокого детства слова праздничной песни. И тут, словно яркая вспышка света, мелькнула в его голове одна простейшая мысль: «Подарок моей Юле!!!»…

Юля сидела за столом, заваленным грудой бесконечных, пребывающих ежедневно бумаг и никак не могла заставить себя нажимать на клавиши компьютера для своего еженедельного финансового отчета. Все её мысли были сейчас где-то так далеко, что, казалось, вся комната вокруг неё утонула на дне дивных чистых вод никем еще не разгаданного океана. В ушах раздавался шум волн, ярко светило блистательное, неотразимое в своей неземной красоте Солнце. К действительности ее вернул мрачный голос коллеги:

  • Шли бы Вы домой, Юлия Владимировна! Совсем какая-то вы бледная с утра, отдохните.
  • Спасибо, да я пойду … - почти беззвучно ответила она своей участливой коллеге.

На улице морозное дыхание зимы одним вздохом освежило мысли. Но сегодня ей почему-то было особенно легко и хорошо, сегодня с утра она даже в зеркале выглядела как-то по-особенному торжественно. Сегодня, именно сегодня ей особенно сильно хотелось петь, хотелось петь обо всем, что она видит вокруг себя. Приближался чудесный и полный волшебства праздник, праздник Рождения Новой Жизни: РОЖ-ДЕСТ-ВО. И снова,  как в детстве, вокруг в легких зеленых платьях уже кружились ёлки в наигрываемом метелью вальсе, из витрин магазинов улыбались праздничные лица румяных кукол, зайчиков и мишек. И снова, как в детстве, дышалось легко и свободно – воздух уже весь искрился множеством волшебных искр, приглашая тебя вдыхать, чувствовать и жить светлым ощущением праздника.

В витрине китайских товаров, представлявших собой все возможные чудеса техники, внимание Юли привлекла среднего размера говорящая кукла, мальчик в нарядном китайском костюме. Он непрестанно кланялся Юле, приглашая зайти внутрь. «А что если… да, это идея!» - пронеслось у неё в голове, и уже не раздумывая, она зашла в магазин и оказалась всецело во власти технических чудес и в радушных руках молодой миловидной казашки-продавца…

День закончился так неожиданно, что о его окончании возвестили десятки ламп, включившихся в ресторане одновременно для продолжения свадебного торжества. Сергей уже заканчивал основную часть своей работы, когда вновь заиграла волшебная восточная музыка и, ритмично танцуя, официанты внесли в зал подносы с горячим. Ведущий праздника, наряженный по случаю в костюм восточного факира, мерно выдувал огромные, переливающиеся всеми цветами радуги воздушные шары. А официанты продолжали танцевать вокруг него под красивую восточную музыку, и самым чудесным в этом танце было то, что на их лицах не было ни малейшей тени усталости от огромных подносов с горячим, которые они держали в руках. «Я, видимо, в каком-то древнем дворце восточного повелителя и, похоже, что вижу прекрасный сон наяву»,- пронеслось в голове у Сергея. Спустя некоторое время, после торжественных и проникновенных слов родственников и родителей, гости, как-то неожиданно уместно прощаясь с молодой парой, начали покидать пышно украшенный цветами свадебный зал.

Сергей посмотрел на часы. Было без четверти семь, было самое время бежать за подарком Юле. А о том, чтобы успеть в свой заветный магазинчик казахских сладостей, уже просто не было и речи: другой конец города и постепенно закрывающиеся двери магазинов красноречиво давали однозначный ответ даже о невозможности самой мысли о любых попытках попасть туда до закрытия.

Выйдя на улицу, и уже ощущая морозное дыхание вечернего поднимающегося ветра, первое, что пришло Сергею на ум, это зайти в первый попавшийся ярко освещенный магазин ювелирных украшений. При входе голова у Сергея закружилась  от разнообразных блестящих в холодном свете ламп камней, а, может, просто от того, что поесть сегодня еще ни разу не удалось. Но мысль о еде была ненадолго отброшена как второстепенная и в настоящий момент не важная. А на смену ей вернулась утренняя идея о Юлином подарке, и это окрылило Сергея.

- Мы уже закрываемся, - послышался чуть надтреснутый голос пожилого мужчины, всем своим видом и тоном желавшего дать окружающим понять, что именно он – владелец магазина и любые споры и мнения на эту тему здесь не уместны.

«Сказал, как отрезал», - подумал Сергей, но вслух произнес настолько спокойно, насколько было возможно, чтобы даже движением губ не выдать охватившего его волнения:

- Я ищу золотую цепочку жене в подарок. Для кулона. Но чтобы обязательно с самым необычным плетением.

Глаза  пожилого мужчины блеснули из-под больших все еще черных бровей в ожидании самой крупной покупки за день. Видимо, желание помедлить сегодня с закрытием магазина оказалось не случайным.

- У меня есть то, что Вам нужно… - вкрадчиво начал он, уже входя в образ восточного волхва, держащего перед своим покупателем то самое золото.

Вокруг курились какие-то необыкновенные восточные ароматы, переливавшиеся то ароматом  орехового ладана, то каких-то совершенно неземных цветов. И уже который раз за этот день в груди Сергея звонко застучало сердце: «Лю-бовь, лю-бовь, лю-бовь»…

Тем временем вкрадчивый голос волхва нараспев продолжал:

  • ..такое узящное плетение Вы больше во всем Алматы не найдете! Это новейшие технологии, кхе-кхе… так сказать, в ювелирном деле. Так и запомните: новейшие.

Сергей, окруженный блеском драгоценных камней, поднимающих над всеми витринами радугу, при последних словах хозяина магазина явно оживился и с интересом начал рассматривать необычное плетение цепочки, неожиданно как оказавшееся в его руках.

Для восточного мудреца наступил сладкий и долгожданный момент продажи, он чувствовал это и уже более уверенно продолжал:

  • Перед Вами, молодой человек, царский подарок. Подарок, достойный самой прекрасной для Вас женщины на земле – Вашей жены. Берите и Вы не пожалеете о том, что в этот праздник Рождества она получит самый лучший подарок из всех, что ей пришлось получать до этого.

Тут и волхвом не надо быть, чтобы понять – исход дела был решен в пользу прибыли ювелирного магазина. А счастливый Сергей, положив поближе к сердцу заветный футляр, не помня себя от счастья, заспешил домой, не забыв оставить в качестве рождественского подарка весь свой месячный заработок искусному восточному мудрецу из ювелирной лавки.

Дома Сергея первым встретил аромат жареного мяса и картофеля, а затем тут же на пороге появилась его, его любимая Юлия.

Праздник Рождества наступил тихо и торжественно – с неба на горы и город спустилась Любовь и обняла весь мир теплом и тихой радостью, пределов которой просто не существовало. Да и не могло существовать: Любовь бесконечна.

Утро праздника в молодой семье началось с подарка Сергея:

- Юля, я так люблю тебя! – только и смог сказать он, а все другие слова в этот момент оказались бы лишними и неуместными. В нежных воздушных Юлиных руках блеснула цепочка, а в ярких синих глазах отразилось изумление:

- Сережа, мне еще никто никогда…

И слезы волной набежали на эти бездонные, как море глаза.

- Знаю, знаю… - тихо улыбался Сергей и с каким-то неземным в тот момент ощущением полноты жизни обнимал свою Юлю.

А я, я тоже тебе приготовила подарок. Вот посмотри! И Юля достала откуда-то из стола коробочку, в которой оказался черный смартфон. Тот самый, на который Сергей уже несколько месяцев пытался безуспешно заработать.

- Спасибо, моя Юля… - это единственное, что  он смог сказать ей.

При этих словах Юлия улыбнулась и, бледнея на глазах, начала падать в обморок. Забыв обо всем и отбросив в сторону только что подаренный смартфон, Сергей на лету поймал Юлю и усадил на диван:

- Ну что ты! Не надо принимать все так близко к сердцу! Юлечка…

- Сережа, я хочу сказать тебе кое-что. У меня есть еще один подарок тебе на Рождество. У нас… - тут у нее от волнения перехватило дыхание – у нас будет мальчик!

Сергей был счастлив.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 4,00 из 5)

Загрузка...