Шабалдин Константин

Константин ШабалдинКонстантин Шабалдин, 47 лет, телеоператор, сценарист, режиссёр документального кино. Проживаю в Новокузнецке Кемеровской области.

Организация желаемого будущего

синопсис

В Зону геймеры перенесли миры компьютерных игр, там появились летающие драконы, эльфы, гномы, различная нечисть, страшные животные-мутанты. Сталкеры ходили туда за «хабаром» и выносили на продажу редкие травы и волшебные вещицы. Из центра Зоны доставляли магические кристаллы, наполненные Силой. Те самые, которые во множестве скупал Жрец. Он открыл, как увеличить силу кристаллов, и создал лабораторию, где люди, впавшие в состояние транса, с парализованным разумом, создавали из кристалликов, наполненных небольшой Силой (геймеры называли их батарейками), могучие артефакты. Такой артефакт достаточно было подержать в руках, и у человека появлялась Сила, позволяющая управлять всеми людьми в анклаве (кроме тех, кто ухитрялся закрываться от этой силы с помощью какого-либо Умения).

Жрец мечтал создать страну-структуру, в которой были бы все счастливы. Пока же ему мешали колдуны. И совсем не мешали вампиры – они первые во множестве появились, когда появилась магия, но оказались законопослушными. Кровь для них малыми порциями сдавали жители страны.

Главный герой романа 13-летний Толя Окунев, недовольный порядками в интернате (там запрет на эмоции – на радость, жалость, сострадание; дети должны понемногу сдавать кровь для вампиров; директор интерната – вампир, пьет возбуждающую его кровь у самых эмоциональных маленьких детей) поспешил в школу колдунов, которая находится недалеко от игровой Зоны. Волшебники разрешили колдунам создать несколько школ, но стремятся отговаривать детей от перехода в эти школы.

Толя шел к школе через леса и болота, его пытался остановить школьный инспектор, но подростка поддержали согласившийся его проводить учитель физкультуры и парень, с которым раньше Окунев враждовал. Этот парень, Костя Бобров, тоже направился в школу колдунов и уже через несколько дней стал Толе другом.

Костя и Толя благополучно добрались до школы колдунов, но Жрец не оставлял Окунева в покое. Он предвидел, какое Умение откроется у мальчика, с таким умением Толя мог разгромить всю армию Жреца. У Окунева действительно открылось Умение накапливать Силу и применять ее с эффектом Отрицания. То есть, если кто-то сильно и определенно чего-то желал, Толя мог мгновенно произвести действие, противоположное этому желанию, причем на обширной территории. Умение Окунева называлось «Негативизм».

Жрец в погоне за Толей разбил ракетами школу колдунов, убил ее директора. Окунев сбежал и спасся вместе с Костей и несколькими девочками-колдуньями. Спасся и учитель физкультуры Сергей Николаевич. Вся компания добралась до замка колдуна, где обычно проходили собрания, совещания колдунов. Жрец отправил на взятие замка войска, и состоялась великая битва. Но Толе удалось накопить Силу и преобразовать победоносное шествие врага в полное поражение. И тут неожиданно исчезла и магия. Практически вся магия в стране исчезла, потому что воины Жреца постоянно желали притока магии, а их желание было перевернуто Умением Толи.

отрывок

***

     Сигнал к началу турнира, за неимением герольдов, протрубил Прокопий. Первые же ноты любимого всеми шлягера привели публику в игривое настроение. На трибунах слышался смех и шутки. Под барабанную дробь на ристалище выходили новоявленные рыцари. Само посвящение прошло накануне без излишних формальностей. Каждый желающий просто выбрал себе имя, оружие и доспехи. Долго ломали головы над гербами и девизами, пока Бобров не разогнал всех спать.

     - Ты хотел элиты? Вот тебе благородное рыцарство, - сказал Окунь, указывая Тюленичеву на воинов с затупленными мечами и шпагами, в самодельных латах, но преисполненных отваги и куртуазности.

     - Я как-то по-другому себе это представлял, - промычал Лёня.

     - А будет так, - жёстко сказал Окунь. – И приготовься к тому, что очень скоро они потребуют от тебя привилегий в обмен на преданность. И жалованья. И земельных наделов. И рабов.

     - Так я как бы ещё не король, - попытался отшутиться Тюленичев, но Окунь шутки не принял и совершенно серьёзно сказал:

     - Назначат.

     Зато графиня была в восторге. Для своей команды она не пожалела Магии и у неё солдатики были просто загляденье. С плюмажами на шлемах, с лентами на щитах, благоухающие мужественным одеколоном. Команды, по пять человек в каждой, выстроились перед правительственной ложей. Пятёрка колдунов выглядела оборванцами на фоне гламурных рыцарей графини. Да и сама она была ослепительно хорошо в малиновом парчовом платье, отороченном горностаем.

     Колдуны попытались опротестовать использование графиней Оторвановской магии при подготовке команды, но зомби, после короткого раздумья, отклонил протест.

     - По действующему регламенту использование Силы запрещено при проведении турнира. Использование же Магии до его начала никак не оговаривалось, - сказал он. – Короче, сами лоханулись.

     Зомби был мрачно настроен. Вчера его поймал подвыпивший Лахтадрель и попытался надавать по шее. Сталкер отбил руку, не нанеся мертвяку ни малейшего физического урона, но реноме главного арбитра было подорвано. Лахтадреля заперли в угольном ящике. Он матерился и обещал засунуть зомби в первую же аномалию, как только  они снова появятся.

     - Надо начинать, нельзя больше тянуть, - шепнул Тюленичев графине, перегнувшись через зомби, который сидел между ними.

     - Так начинайте, - ответила Лиза. Ей и самой не терпелось.

     - Эт-ву прэ? - тоненько выкрикнул зомби, и махнул платочком, подаренным ему Лизой.

     Вышла первая пара бойцов вооружённых мечами.

     - Алле! – крикнул зомби, но Тюленичев саданул его локтем в бок и, совсем разобидевшись, он перевёл: - Да начинайте уже.

     Противники сшиблись. Оба бились яростно, в высоком темпе, стремясь с первых же секунд боя перехватить инициативу. Рубились на близкой дистанции, не столько парируя своим клинком, сколько подставляя щиты под удары противника. Мечи доставали до шлемов, скользили по доспехам и колдуну в латах из старинных хоккейных щитков, приходилось не сладко. Тюленичев скрипел от досады зубами, но сделать ничего не мог - по взаимному согласию они с графиней на время турнира наложили друг на друга заклятия блокирующие Магию.

     - По низу работай, - не выдержав закричал Окунь, и присев, колдун сразу провёл несколько мощных ударов по коленям волшебника.

     Даже через стальные наколенники волшебник почувствовал сильную боль и, отскочил на несколько шагов, хромая. Зрители взревели. И в этот момент от стен Крепости прогремел орудийный залп. Это Антон, не дождавшись сигнала, который ему просто забыли подать, поджёг фитили мортир. В небо, минут на двадцать позже запланированного, ударил праздничный салют. Колдун закрутил головой, пытаясь понять причины переполоха. А волшебник не растерялся, подскочил к противнику и огрел его мечом по хоккейному шлему. Колдун упал и не шевелился. Зрители орали:

     - Не честно!

     - Ура, - кричали другие.

     Зомби махнул платочком, отдавая победу в схватке команде волшебников. Лиза довольно хлопала в ладоши. Лёня хмурился. Окунь одним прыжком перемахнул через покрытые ковром перила ложи и стянул с головы поверженного ученика шлем.

     - Ты как? – спросил он и похлопал того по щекам.

     - Нормально, - спокойно ответил парень. Он задумчиво смотрел в голубое небо. – Пожалуй, это правильно, что мы отказались от конных поединков.

     - Так скакать никто не умеет, - улыбнулся Окунь.

     - Вот я и говорю – правильно.

     Парня отволокли в палатку с нарисованным красным крестом. Зрители требовали продолжения. Стало заметно, что симпатии толпы разделились примерно поровну. Жители Столицы болели за команду графини, обитатели Посёлка и Оторвановки были не прочь насладиться триумфом колдунов. Сказывалась извечная нелюбовь провинциалов к столичным выскочкам.

     Вышла вторая пара рыцарей и народ затих, любуясь неподдельной статью представителя волшебников. Двухметровый красавец в золочёных латах, в шлеме с открытым забралом размахивал над головой, длинным мечом, сияющим под ярким солнцем. Меч тихонько гудел, а рыцарь раскручивал его всё быстрее, пока не превратил в ослепительный круг. Толпа ликовала.

     Против богатыря вышел щуплый подросток в лёгких кожаных доспехах с мечом, который вернее было бы назвать утяжелённой шпагой. Зато голова у него была закрыта армейским шлемом-сферой с забралом из тёмного бронестекла. Зомби вопросительно взглянул на Окуня, но тот лишь кивнул, и зомби подал сигнал к началу поединка.

     Парнишка со шпагой сразу сделал стремительный выпад и нанёс молниеносный укол прямо грудь противника. Волшебник зло отбил шпагу уже на возвратном движении и ринулся в атаку. Он рубил мечом направо и налево, но рассекал лишь воздух. Миниатюрный колдун легко порхал вокруг неповоротливого верзилы и жалил его своей шпагой. Волшебник, всё больше входя в раж, совсем забыл про защиту и уже безнадёжно проигрывал по очкам. Публика хохотала.

     Но вот увлёкшись, юркий подросток не заметил, как оказался зажат в угол огороженного канатами ристалища. Он разом потерял  основное преимущество, ему некуда было отскочить от занесённого меча. А на него бульдозером пёр, словно выкованный из стали, белокурый красавчик. Уже меч начал своё стремительное падение, но парнишка шагнул навстречу и принял удар прямо на тяжёлый шлем-сферу, подставив его под основание клинка. Рука в кольчужной перчатке подскочила вверх и волшебник выронил оружие. Маленький колдун тут же в прыжке нанёс ему не сильный, но очень точный удар ногой под забрало шлема, прямо в подбородок. Волшебник рухнул, грохоча амуницией.

     - Па конте! - закричал зомби. – Ничья.

     Зловещая тишина повисла над ристалищем.

     - Протест, - сказал Окунь.

     - Ничья, - упрямо повторил зомби. – Решающий удар нанесён не оружием.

     В это время колдун стянул с головы шлем, по плечам рассыпались длинные русые волосы, все увидели Машу. Кто-то восхищённо выдохнул:

     - Девка!!!

     И тогда зрители взорвались.

***

     Сначала Яра наблюдала за ходом турнира в бинокль. После сообразила, что проще сделать себе телескопическое зрение, и бросила бинокль в траву. Ещё позднее она поняла, что ей нет нужды пользоваться даже зрением. Новые ощущения захлёстывали её и среди них, самым ярким была способность чувствовать всю эту толпу в долине и одновременно каждого человека в отдельности.

     Она видела их полыхающие ауры, чувствовала энергию, которую они излучают. Каждую эмоцию она различала на вкус, цвет и запах. Зависть была с горчинкой и пахла плесенью, злость была солёной, ярость приторно-кисло-сладкой и белой как снег. Ненависть. Она полыхала чистым кроваво-красным и запах был тоже кровяной, удушливый. Это вот тот сталкер, почему-то запертый в большом деревянном ящике. Он очень сильно ненавидел и от бессилия бил кулаками по доскам. Яра кинула ему физической силы и доски разлетелись в щепки, он выскочил грязный, страшный и с ходу врезался в кого-то из зрителей. От того сразу сверкнуло зелёным. Это пока просто раздражение, но Яра подкинула ему беленького и, вот он уже двинул Лахтадреля по рёбрам, и они сцепились.

     Яра засмеялась. Никогда в жизни ей не было так весело. Она всегда выполняла чьи-то приказы, поручения, желания… А сейчас все эти людишки со своими страстями были подвластны ей. Как марионетки. И она принялась дёргать за ниточки.

     Вот Лиза с аурой фанатичной дуры. Яра подкинула ей капельку ума, чтобы поняла, что она натворила и ужаснулась. Тюленичев. Напротив, слишком хитёр, ему не помешает немного поглупеть. Стёпа. Ах, какой добрый, честный, благородный… На тебе скотства ломоть. Бобров. Хитрости ему, жадности, шкурником его сделаем! Какой-то молоденький парнишка, дурачок, романтично влюблён в графиню. Пусть он увидит, какая это тварь. Пусть побудет циником. Зомби. С этим сложней, он не живой, все эмоции пригашены, но что-то шевелиться. Да это же зависть. Это он живым завидует. Усилить. Убрать мудрую снисходительность, сделать обидчивым, как ребёнка. Пусть получит!

     Окунь. Яра задумалась. Окунь ей нравился. В конце концов, он её спас. Она оставила Окуня и принялась, не выбирая цели, швырять в толпу сгустки агрессии, злости, нетерпимости. И вот уже замелькали кулаки, замельтешили дубинки, мечи и шпаги. Их надо было подтолкнуть совсем немного. Они сами этого хотели. Готовились. Принесли с собой цепи и свинцовые трубы. Они оправдывали себя: «Это для самообороны. Это если те на нас нападут».

     Яра поняла, что уже нет необходимости заводить толпу. Они сами прекрасно подпитывали себя затаённой в глубине сознания звериной яростью. Уже можно было от них забирать излишки Энергии. И за потраченные крохи Силы она собрала богатый урожай.

     - Цепная реакция, - со вкусом произнесла Яра и пошагала к дерущимся.

 

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 4,38 из 5)

Загрузка...